Меню

Ювенальная юстиция зарубежных странах

Зарубежный опыт ювенальной юстиции

Зарубежный опыт важен прежде всего тем, что он более продвинут и позволяет увидеть методы ювенальной юстиции, эффекты от ее внедрения, и, что очень важно, страновую вариативность.

Для конкретизации области применения ювенальной юстиции основополагающим является определение возраста лиц, к которым применяются нормы ювенальных законов.

В зарубежном законодательстве различаются следующие понятия. Ребенок — лицо, не достигшее возраста 18 лет, с которого наступает юридическая (в первую очередь, уголовная) ответственность. И несовершеннолетнее лицо, причем понятие несовершеннолетнего лица, к которому применяются нормы уголовной ювенальной юстиции, не совпадает с общим понятием совершеннолетия. В отношении защиты прав несовершеннолетних в семейных и иных правоотношениях (кроме уголовной ювенальной юстиции) используется понятие ребенок (дети). Согласно Конвенции о защите прав ребенка максимальный возраст единообразен — 18 лет.

В сфере уголовной ювенальной юстиции предельный возраст несовершеннолетнего лица установлен различный. В США в различных штатах несовершеннолетним является лицо, не достигшее 18 лет (Нью-Йорк, Северная Каролина), 17 лет (Иллинойс, Мичиган, Техас), 21 года (Вашингтон, Алабама), 25 лет (Небраска, Виргиния, Аляска) [21] .

В Великобритании и Германии предельный возраст применения норм ювенальной юстиции 21 год [22] , а если лицо вследствие своего развития, «истории жизни», воспитания не соответствует биологическому возрасту, нормы ювенальных законов могут применяться вплоть до достижения 27 лет, во Франции — 20 лет [23] .

Возраст, по достижении которого лицо может быть привлечено к ответственности, в зарубежных правопорядках также установлен различный.

Возраст привлечения к ответственности с 7-ми лет установлен в Австралии, Ирландии, США (если иное не установлено отдельными штатами). В Колорадо и Луизиане указан 10-летний возраст, в Джорджии и Иллинойсе — 13-летний, в Миннесоте — 14-летний, в Нью-Гемпшире — 15-летний, в Нью-Йорке — 16-летний [24] . Во Франции минимальный возраст привлечения к ответственности — 13 лет [25] , в Германии — 14 лет [26] , в Великобритании — 10 лет [27] .

Специфической чертой функционирования ювенальной юстиции является зависимость реализации ее постулатов от правоприменительной практики. Зачастую меняются не сами нормы законодательства, а практика их применения, что на самом деле меняет форму воплощения правовых норм (особенно актуально это для ужесточения практики применения правовых норм). Например, в Италии в периоды активизации борьбы полиции с организованной преступностью количество арестов несовершеннолетних резко увеличивалось (в среднем на 28%), хотя нормы законов не менялись [28] .

Ярким примером развития ювенальной юстиции в ХХ в. может служить Англия. С момента принятия первого закона о детях в 1933 г. было принято еще три таких закона (1948, 1972, 1989) и более двухсот поправок к ним. До начала 1980-х гг. законодательно все больше и больше ограничивались права правоохранительных органов при задержании и работе с несовершеннолетними. Например, в 1979 г. в Англии было запрещено арестовывать лиц моложе 17 лет (кроме особо тяжких преступлений). Однако после Брикстонского бунта афроамериканской молодежи на юге Лондона в 1981 г. отношение к несовершеннолетним резко изменилось: полиции были предоставлены дополнительные права, аресты возобновились, за три года количество несовершеннолетних, осужденных к реальному лишению свободы, увеличилось в 2,5 раза [29] .

С принятием в 1989 г. закона о детях правительство стало возвращаться к концепции максимально либерального отношения к несовершеннолетним лицам. В 1993 г.

несовершеннолетних и увеличивающие вдвое срок максимального наказания в исправительных учреждениях.

В 1997 г. лейбористами были вновь проведены либеральные реформы: были созданы специальные комиссии по делам юных правонарушителей, введены ограничения арестов и составов преступлений, по которым несовершеннолетнее лицо может быть приговорено к реальному лишению свободы.

Практика гуманного отношения продолжалась до 2011 г., когда в результате массовых выступлений молодежи в Лондоне возобновилась дискуссия о взаимоотношениях молодежи и правоохранительных органов. Премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон заявил о необходимости ужесточения наказаний и расширения полномочий полиции при подавлении общественных выступлений [30] . Статистика свидетельствует о резком изменении правоприменительной практики. После выступлений в Лондоне количество арестов, санкционированных судами Англии, увеличилось на 38% [31] .

Схожая ситуация регулярного изменения правоприменительной практики в развитии ювенальной юстиции ХХ в. существует и в других странах. Реформа ювенальной юстиции в США прошла в 1964-1973 гг., в Германии в 1992-1997 гг., в Канаде в 1996-2003 гг., во Франции в 1989-1993 гг. Сущность всех реформ сводилась к изменению концепции отношения к несовершеннолетнему как только к объекту защиты с минимальными санкциями.

Результатом развития норм ювенальной юстиции в западных государствах стали принятые во второй половине ХХ в. международные правовые акты, которые закрепили на международном уровне основные принципы ювенальной юстиции и остаются стабильными в отличие от постоянно меняющихся законодательств отдельных государств.

Источник

Зарубежный опыт развития ювенальной юстиции. Анализ зарубежных моделей ювенальной юстиции

Ю.Ю.берет свое начало от 2-х терминов 1 ювенальный (молодой юный )и юстиция (справедливость и законность).

Юристы рассматривают данное понятие в широк и узком смысле .1 ю.ю.- правосудие по делам несовершенно летних приступников. 2. ю.ю.- особый порядок судопроизводства отдельная система судов для несовершенно летних а так же система социальной защиты и реабилитации несовершенно летних правонарушителей.

XIХ в. И завершился созданием специального суда по делам о несовершеннолетних. Суд был создан 2 июля 1899 г. В г. Чикаго (Штат Иллинойс). И 2 июля сразу был провозглашен историческим днем, когда свою победу одержали прогрессивные силы юридической общественности США..
Примеру США, создавшему свой первый суд для несовершеннолетних, последовали другие страны и через небольшой период времени возникли национальные суды для несовершеннолетних в разных странах.
1955Междунородный пакт о гражданских и политических правах запретил вынесение смертного приговора лицам не достигшим 18 л. В данном пакте содкржатся многие нарантии и принцыпы в отношении несовершенно летних , учитывая их возраст и собственное желание участия к перевоспитанию.

Документы :
1.конвенция о правах ребенка
2.минимальный стандар правил косающийся правосудия в отношении несовершенно летних
3.правила оргонизации ООН косающиеся несовершенно летних
4.руководства принцыпов ООН для предупреждения приступлений совершенный несовершенно летними
5.руководста принцыпов в отношении действий в интересах детей в системе уголовногоь провосудия 97г.

Не существует четких норм касающихся возроста привлечения к уголовной ответственности . Конвенция о правах ребенка просто требует что бы государстао устанавливало минимимальне возраст ниже которого детей считают неспособными нарушать закон.

Франция 13 л
В шатландии 16 л
В росии 14 л

В некотрых государст Европы в качестве административных мер использую придупреждению правонорушений.

В шатландии в отношении 10-12 лет реализуеться система групповых консульнт . к которым прибегаю в том случаи если совершено очень крупное преступление . Его разбирают через посредников при котрых присутствуют пострадавшие , нарушитель его родители социальный работник и сотрудник правовых оргонов . Координатор предлагает придти к согласию относительно прекращения дела .

США.
Правовая ситуация в этой стране выдвинула сразу два основных требования к ювенальной юстиции: специализацию судопроизводства и упрощение судебного процесса. Специализацию создатели американской ювенальной юстиции мыслили в следующих формах: слушание дел несовершеннолетних в особых помещениях, отдельно от дел взрослых подсудимых; изоляция несовершеннолетних от взрослых в местах предварительного заключения; выделение для слушания таких дел специализированного судьи по делам о несовершеннолетних. Упрощение судебного процесса по делам несовершеннолетних обосновывали необходимостью уменьшить вредное влияние на детей и подростков самой процедуры рассмотрения дел в суде.
Важной особенностью американского суда для несовершеннолетних было то, что ему поручалось руководить учреждениями попечительского надзора над несовершеннолетними, До создания «детских» судов эти функции в США выполняли добровольцы.

Читайте также:  Рейтинг самых комфортных городов страны

Семейные суды являються см. судом . Он рассматривает дела детей от 14-20 лет , если тяжкое преступление совершено в 16 лет о передаю дело в общий суд. При семейных судах существует специальная сеть вспомогательных служб ,которые позволяют реализовать воспитательные функции (медика-психологических консультант к которому прикреплен социальный работник . При семейном суде существует совет который играет роль тритейского судьи (примиряют родителей в случаи развода и рещают с кем останеться ребенок )

Они рассматриваю приступления и право нарушения для несовершенно летних. Приступления взрослых насящих ущерб несовршенно летним . Вопросы семейного права.

Семейные суды во Франции до сих пор считаються эксперемнтом . Все европейские суды особой спецификой не отличаються ,компитенция достаточно широка. Суды одновренно являються судом 1-ой инстинции и опиляционными . Поскольку рассматривают вопросы расторжения браков , усыновления детей , попечения и опеки .
Опекунские суды испании Франции однообразны
австрийский опекунский суд до 21 г. Суды принимают воспитательные меры , в оношении провонарушений , а так же рассмотривают воспит-охранительную функцию в отношении тех кто нуждаеться . В этих 3-х странах суды имею права рассматривать разришение конфликтов между родителями по вопросам воспитания детей.

На сегодняшний день существует несколько различных моделей ювенальной юстиции – континентальная, скандинавская и англосаксонская.

1.Наиболее яркими представителями континентальной модели являются Франция и Канада.

Французская система ювенальной юстиции занимается как несовершеннолетними правонарушителями, так и детьми, находящимися в опасности, т.е. в той или иной степени под угрозой. Несовершеннолетние могут являться объектом только мер защиты, обучения или надзора. В каждом конкретном случае ювенальный суд и ювенальный суд присяжных назначат соответствующие меры защиты, надзора и содействия или меры воспитательного воздействия. Меры воспитательного характера применяются и к несовершеннолетним, совершившим правонарушение. Меры уголовного наказания могут быть применены только в случаях, если особенности личности несовершеннолетнего, а также определенные обстоятельства не позволяют применение к нему мер воспитательного характера. Тем не менее, в практике применяются в основном меры воспитательного характера.

Определенные сходства с французской системой ювенального правосудия представляет канадский опыт.

Работа не сводится только к созданию уголовных

судов для несовершеннолетних, а имеет целью решать более широкую

задачу — создание ювенальных гражданских судов; особой системы исполнения наказания в отношении несовершеннолетних; решение социальных вопросов, связанных с несовершеннолетними, лишенными родительского попечения, в том числе и в случаях лишения родителей родительских прав; предусматривает широкие полномочия социальным службам, которые по существу будут контролировать родителей и исполнение ими родительских обязанностей, в том числе и по обращениям самих детей. Предполагает охват медицинских вопросов, в частности сексуальное просвещение детей и планирование семьи.

2.Говоря о скандинавской модели ювенальной юстиции, рассмотрим, в первую очередь, пример Швеции. В Швеции суть ювенальной юстиции заключается в очень сильной роли социального работника. Социальный работник является важной фигурой в работе с несовершеннолетними. Таким образом, основная работа социального работника в Швеции преследует цель профилактики и предотвращения правонарушений несовершеннолетнего.

К группе стран, имеющих «скандинавскую модель» ювенальной юстиции, относится также Дания.

Для обеспечения эффективной работы по предупреждению преступности несовершеннолетних в Дании была признана очевидная необходимость объединения усилий трех сторон (школ, социальных служб и полиции), ответственных за благосостояние и воспитание детей, и создания между ними устойчивых партнерских отношений. Именно эти три структуры располагают достаточно подробной информацией о детях и молодых людях и находятся с ними в тесном контакте по месту их жительства.

3.К англосаксонской системе ювенальной юстиции традиционно относят Великобританию и США. К компетенции английского суда для несовершеннолетних относятся дела о посягательствах взрослых на детей и подростков. Исключением являются дела о соучастии несовершеннолетнего и взрослого в совершении преступления. Эти дела могут слушаться не в суде для несовершеннолетних, а в ином суде, вплоть до суда Короны.

В большинстве штатов США (стране, где впервые зародилась система ювенальной юстиции в XIX веке) система ювенальной юстиции управляется социальной службой, а именно: Агентством социальной службы — в 23 штатах и службой по работе с семьей и детьми — в 6 штатах. В 11 штатах система ювенального правосудия подконтрольна системе правосудия по делам совершеннолетних.

Австралийская модель ювенальной юстиции использует механизмы «восстановительного правосудия». Одним из механизмов, используемых в Австралии, являются «семейные конференции».

Источник

В мире

 3 2841 12:14 25.12.2012 Рейтинг темы: +0

Artem_01
Artem_01

Термин «ювенальная юстиция» (переводимый с английского языка как «правосудие для несовершеннолетних») уходит корнями в древние оргиастические культы, практиковавшие жертвоприношения. В Древнем Риме Ювеналиями именовали легализованные Нероном ритуальные действа в честь божеств юности (к ним император относил не только богиню Ювенту, но и самого себя), отличавшиеся крайней распущенностью и тем, что во время них «отменялись половые ограничения».

В оккультно-мистическом плане ювенальная юстиция – это современная реинкарнация фашистской евгеники, направленная против пятой заповеди Божией («чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли») с целью разрушения семьи. Это один из потаённых смыслов глобализма, поддерживаемый структурами вроде Всемирного банка. У истоков стоят оккультно-сатанистские организации, тождественные тем, что в свое время привели к власти в Германии нацистов, вроде «Треста Люцифера» (Lucis Trust), а также идеологи нового мирового порядка, задавшиеся целью уничтожения «лишней» части человечества и выступившие как агрессивная антихристианская сила. Вот несколько имен: швейцарский психиатр, один из гитлеровских идеологов, офицер СС и архитектор нацистской программы расовой гигиены, соавтор законов о стерилизации и директор Германского института евгенических исследований (German eugenics research institute) Эрнст Рудин (Ernst Rudin); основательница современного движения контроля над рождаемостью и Международной федерации планирования семьи, одна из первых «секс-просветительниц», автор законопроекта призванного «остановить перепроизводство детей», считавшая славян низшей расой, недостойной размножения, Маргарет Зангер (Margaret Sanger); бывший глава Всемирного банка, идеолог войны во Вьетнаме, сжигавший в бытность министром обороны США напалмом вьетнамские деревни с мирным населением, сатанист Роберт Макнамара (Robert McNamara); ещё один бывший глава Всемирного банка, проповедующий в своих книгах превращение человека в товар, ликвидацию семьи и современные формы каннибализма, Жак Аттали (Jacques Attali)…

В «прикладном» плане ювенальная юстиция – это безжалостный механизм изменения базовых принципов взаимодействия государства и семьи посредством тоталитарного подавления свободы личности, разрушения автономности отношений детей и родителей. Во многих западных странах продвижением ювенальной юстиции занимаются те же лица и структуры, что ратуют за сокращение рождаемости, свободу абортов, распространение контрацептивов и шприцев, легализацию наркотиков и розничную торговлю ими, «сексуальное просвещение» и пропаганду ранних сексуальных отношений, защиту интересов педерастов и лесбиянок, легализацию «усыновления» ими детей, недопущение ужесточения наказаний за детскую порнографию, педофилию и пропаганду сексуальных извращений…

Результат мы видим. Сегодня в странах Запада десятки миллионов родителей не находят ничего страшного в том, что педагогами их детей могут быть педерасты. Что их детям не мешают забивать косячки с марихуаной в школьных туалетах, одновременно заставляя создавать «кружки поддержки сексменьшинств» даже в детских садах и играть противоестественные роли, одевшись в одежду противоположного пола. Что соответствующие государственные органы, вместо того чтобы бороться с наркоманией и преступностью, создают изощренные механизмы преследования семей за наличие детей. Причем нацелены они, прежде всего, на преследование и разрушение как раз нормальных семей.

Ювенальная юстиция на Западе – это не только специальный суд и огромная бюрократическая армия с широкими полномочиями, чиновниками которой комплектуются многочисленные комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства. Это и система мер внесудебного и чрезмерного вторжения во внутрисемейные дела – вплоть до изъятия ребенка из семьи – под любым, зачастую неназываемым или надуманным предлогом. Внедрение ювенальной юстиции в перспективе ставит под «внешнее управление» практически каждую семью, имеющую детей.

Любое действие либо бездействие родителей по отношению к их ребенку может трактоваться ювенальным органом как угодно. По сути, это инструмент сдерживания рождаемости и снижения демографического потенциала посредством превентивного вторжения в семью под предлогом защиты детей от родителей. Работает это следующим образом.

С одной стороны, родителям и педагогам запрещают использовать запретительные средства в воспитании детей. За этим зорко следят т.н. омбудсмены, или спецуполномоченные по правам ребенка, собирающие в школах Америки и Европы доносы детей на своих родителей, учителей и руководство учебных заведений. Помимо них в ряде школ США дежурят специальные СТОП-команды полицейских (STOP — State Police Special Tactical Operations team). Они нужны для наведения порядка в классе — чтобы «расшалившиеся» ученики ненароком не покалечили своего преподавателя. Сам учитель, даже если «шалуны» перешли от оскорблений к избиению, никаких мер применить не имеет права. Единственный разрешенный способ наведения порядка — вызов в класс команды полицейских.

С другой стороны, детям фактически навязывают раннюю сексуальную жизнь, употребление наркотиков и бессмысленное времяпровождение. Сексуализация – неотъемлемая часть ювенальных технологий (в Швеции они внедряются с детского сада). В конечном счете она сводится к проповеди «свободы сексуальной ориентации», пропаганде контрацепции и бездетности. Наркотизация может осуществляться с помощью бесплатных раздач шприцев и обучения детей технике их «гигиенического использования». Все помнят молодежный бунт в августе 2011 года в Лондоне, повлекший человеческие жертвы. Согласно докладу независимой комиссии, проводившей расследование по распоряжению правительства, погромы, ключевую роль в которых сыграла молодежь, стали следствием недостатков социальной политики властей, что привело к плохому воспитанию подростков и низкому уровню образования в государственных школах, где, согласно авторам доклада, около 20% школьников к 11 годам едва умеют писать и читать.

Фактически сегодня на Западе идет процесс обобществления детей в обмен на высокий уровень комфортного существования их родителей. Критерием эффективности работы органов ювенальной юстиции является количество детей, «полностью защищенных» от родителей, то есть – отнятых у них. Чем больше детей отнял чиновник, тем больше он зарабатывает и тем быстрее идет вверх его карьера. Детей забирают не только из неполных и неблагополучных семей, но и у нормальных, любящих их и работающих родителей. Причиной становится что угодно. Например, любое недовольство ребенка, слово или даже упрек в адрес родителей, посещающих богослужения, современные инквизиторы могут расценить как «ущемление законных прав и свобод». В Великобритании в последние годы резко выросло число изъятия детей по заявлениям соцработников, мотивирующих свои действия «эмоциональным насилием» (emotional abuse) и «риском эмоционального вреда» (risk of emotional harm), хотя смысл этих словосочетаний неизвестен.

Протесты против принудительной сексуализации могут интерпретировать как ущемления права на получение информации. Недавний пример – скандал в Баварии, где не желавшую расставаться с родителями девочку отобрали у родителей, запрещавших дочери посещать уроки сексуального «просвещения». История стала достоянием гласности лишь потому, что малышка, убедившись, что мольбы вернуть ее маме и папе бесполезны, предприняла попытку самоубийства.

Отказ от сомнительных прививок или способов лечения может быть интерпретирован как отсутствие заботы о здоровье ребенка. Пример – судьба 12-летней уроженки Техаса Katie Wernecke, отобранной у родителей за отказ от облучения больного раком ребенка радиацией. В арсенале западных ювенальщиков имеется множество поводов, в сравнении с которыми даже нежелание давать ребенку антибиотики для лечения ОРЗ или долги за квартплату (предлог, с помощью которого ежегодно отбирают сотни тысяч детей) являются «аргументом».

Согласно заявлению главы детского отдела социальных служб Нью-Йорка (Head of children`s department of social services New York) Тревора Гранта (Trevor Grant), «семьи разрушаются по совершенно ничтожным причинам. Если сломана мебель или в доме грязно, сотрудники соцслужб забирают ребенка…». Родителей подводят под статью «действие в ущерб интересам ребенка» за то, что отпустили его гулять без сопровождения взрослого, за отсутствие фруктов в холодильнике или недостаток денег на карманные расходы, за то, что игрушек у него меньше, чем у соседских детей, за покупку «вредного для здоровья» малыша школьного ранца и даже просто потому, что чиновникам что-то показалось.

Мнения самих детей никто не спрашивает. Зачастую это и невозможно сделать. Как в случае с маленькой Sabrina, дочерью Christopher Slater и Nancy Haigh из Арлингтона, украденной соцработниками из дома родителей без какого-либо разбирательства в 3-х недельном (!) возрасте, на основании того, что… новорожденная якобы весила на триста грамм меньше, чем нужно. Несчастные родители уже несколько лет безрезультатно пытаются вернуть свое дитя.

Количество отнятых у родителей детей в странах Запада, где введена ювенальная юстиция, ошеломляет. Десятки и даже сотни тысяч! Ежегодно! В основе — базы данных, при которых достаточно телефонного звонка обиженного ребенка и по определившемуся номеру выезжают соцработники, пускающие затем отобранных детей по рукам приемных семей и приютам. Например, в Германии только в 2009 году у родителей было отобрано более 70 тысяч детей. Во Франции годом ранее эта цифра превысила планку в 110 тысяч девочек и мальчиков, проживающих в настоящее время при живых мамах и папах в детдомах и приемных семьях. При этом никого не смущает, что, по данным британских и американских исследований, дети из приемных семей (согласно оценкам детских врачей) в 7-8 раз чаще подвергаются насилию, а дети на государственном обеспечении – в 6 раз чаще, чем их ровесники в среднем по населению (Hobbs G., Hobbs C., Wynne J. Abuse of children in foster and residential care // Child Abuse Negl. 23.12.1999. pp. 39-52).

В 2000 году французскому правительству был представлен обширный и шокирующий доклад генерального инспектора по социальным делам Пьера Навеса и генерального инспектора юридического отдела Бруно Катала о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и социальных службах. В докладе говорится: «Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения огромная разница. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам… семья в опасности».

Согласно статистике, по состоянию на начало 2000 года из семей 60-миллионной Франции уже было изъято более 2 миллионов детей. Спустя семь лет было заявлено, что 50% этих детей были отняты незаконно. Характерный пример – судьба эмигрировавшей в свое время во Францию актрисы Натальи Захаровой. В 1990-е ювенальный суд новой родины лишил ее материнских прав. Предлог – «мадам Захарова удушает дочь своей материнской любовью» и хочет «сохранить с ней слишком тесную связь»! С тех пор Машу Захарову перебрасывают из одной приемной семьи в другую. Ее мать прошла все судебные инстанции, обращалась за помощью к очень влиятельным людям, включая президентов и глав церквей. Только с президентом Н.Саркози у Захаровой было 18 личных встреч на тему возвращения дочери. До этого вопрос о возвращении девочки поднимался в беседах Ж.Ширака и В.Путина. С просьбой о воссоединении семьи к кардиналу Франции обращался патриарх Алексий II. И тем не менее проблема не решена до сих пор…

Ювенальная юстиция на Западе – это действующее по своим законам, никому не подвластное государство в государстве. Позиция властей в этом вопросе кажется странной лишь на первый взгляд. Древние римляне в подобных случаях говорили: «Ищи кому выгодно». Вопрос: зачем вместо того, чтобы улучшать жизни семей, у них отбирают детей? Ответ: это очень выгодно. Детей ведь отбирают не только у малоимущих пьяниц и садистов.

В Европе жертвами становятся представители всех без исключения социальных слоев. Даже миллионеры, вроде итальянской четы, у которой по доносу решившей подзаработать таким способом старшей 20-летней дочери от первого брака матери, отобрали младшую 7-летнюю. Девочку, кричавшую, что любит родителей и хочет к маме, никто не слушал. Ее просто посадили в приют, а оклеветанных родителей в тюрьму.

В Америке, согласно информации Национальной комиссии США по детям, дети зачастую изымаются из семей «преждевременно или без необходимости», поскольку механизм федерального финансирования дает штатам «серьезный финансовый мотив» отбирать детей, а не оказывать семьям помощь, позволяющую продолжать совместную жизнь (National Commission on Children, Beyond Rhetoric: A New American Agenda for Children and Families. Washington, DC: may, 1991. p. 290).

Ежемесячно изымаемые тысячи детей попадают не только в детдома и приюты. В Интернете имеется множество документальных фильмов и видеороликов на тему того, как ювенальная юстиция в Германии или США вверяет детей садистам, педофилам и наркоманам, доводит и детей, и их матерей, и отцов до самоубийства.
Несколько примеров.

В конце января 2012 года в Берлине погибла 3-летняя девочка. Семью, в которой она находилась, наблюдала служба опеки. Наблюдала – и ничего не предпринимала. В отчетах чиновники признавали семью «перегруженной» заботами о ребенке. Так было до тех пор, пока однажды утром девочку не нашли мертвой, с синяками по всему телу, захлебнувшуюся рвотой. В 2008 году в западногерманском городке Wuppertal 5-летнюю девочку Талею отняли у мамы, порой выпивавшей, но очень любившей дочку и поместили в тщательно подобранную приемную семью. В новой семье не пили, но и не любили. Талею стали избивать. Однако служба опеки игнорировала сообщения из детского сада, что девочка приходит с синяками, следами укусов (собаки) и вырванными клоками волос. Через некоторое время приемная мать утопила Талею в ванне с ледяной водой. После затянувшегося суда приемную мать признали виновной в гибели девочки. Двоих сотрудников службы опеки, отправивших девочку на смерть, полностью оправдали.

Судьба 11-летней Шанталь из Гамбурга, находившейся под патронажем службы опеки, известна сегодня каждому немцу. Она погибла в начале 2012 года от отравления метадоном, таблетки которого нашла в спальне приемных родителей. Пятью годами ранее служба опеки сочла родную семью Шанталь опасной для ребенка: папа принимал наркотики, мама пила. Девочку изъяли из семьи и поместили к приемным родителям – тоже наркоманам, но находившимся в программе замещения героина метадоном. В новой семье, которая должна была обеспечить Шанталь безопасное и комфортное существование, девочка жила так: 6 человек и 3 собаки в одной квартире. У нее не было даже своей кровати – зато был доступ к наркотикам.

Многое о преступлениях ювенальщиков мы ещё не знаем. Одна из страшных тем – дети, попадающие к наркоторговцам (вроде колумбийцев, недавно усыновивших русских детей) и черным трансплантологам, торгующим человеческими органами. В США официально зарегистрировано свыше 200 тысяч больных годами ждущих донорских органов детей и готовых платить от 200 тысяч долларов за каждого «разобранного на части» ребенка. В Италии, согласно сделанному в 2011 году официальному признанию министра МВД Роберто Марони, исчезли 1260 «приемных» малышей только из России. Министр высказал предположение, что эти дети попали в частные клиники по пересадке органов.

На Западе ювенальная юстиция внедряется в школы и семьи под предлогом защиты от садистов и педофилов. При этом лоббисты, манипулирующие статистикой убитых и искалеченных выродками детей, упорно замалчивают, что до 70% подобных преступлений совершается представителями сексменьшинств, права которых отстаивают ювенальщики. В США гомосексуалисты совершают более 33% всех злоупотреблений детьми. Характерный пример – судьба двух русских малышей, несколько лет назад отобранных у матери-эмигрантки норвежским соцпатронатом, переданных тамошним дегенератам на «воспитание». Всё закончилось изнасилованием 4-летнего ребенка.

Американские исследования, учитывающие только официально зарегистрированные случаи, показывают: случаи доказанного сексуального насилия над детьми в приемных семьях происходят в 4 раза чаще, чем в среднем по населению. Свидетельствует исполнительный директор организации «Children’s Rights» Марсия Лоури (сторонница приемных семей): «Я долгое время занималась этой работой и представляла интересы тысяч и тысяч приемных детей… и я практически не встречала ни мальчиков, ни девочек, которые бы находились какое-то время в приемных семьях и не перенесли какую-либо из форм сексуального насилия – со стороны других детей или кого-то еще» (Dana DiFilipoo Avalanche of Anguish // Philadelphia Daily News, 21.01.2010).

В детских домах в США уровень физического насилия над детьми превышает средний уровень по населению в 10 раз, сексуального – в 28 раз (в основном за счет насилия друг над другом). (Benedict M., Zuravin S. Factors Associated With Child Maltreatment by Family Foster Care Providers // Baltimore: Johns Hopkins University School of Hygiene and Public Health, 30.06.1992, charts, pp.28,30; Spencer J., Kundsen D. Out of Home Maltreatment: An Analysis of Risk in Various Settings for Children // Children And Youth Services Review Vol. 14, 1992, pp. 485-492).

Сегодня ювенальная юстиция внедрена в большинстве стран Запада, но это ведёт не к оздоровлению человеческих отношений, а к размножению общественного зла. Так, в одной из самых «продвинутых» по части ювенальной юстиции стран – Германии — сегодня самая низкая в Европе рождаемость и около половины всех преступлений совершается молодежью, не достигшей совершеннолетия. Ненамного отстают и другие «развитые» страны — там бесследно тысячами пропадают дети из России, ежегодно сокращается рождаемость, зато растут преступность среди малолетних, количество изымаемых из семей детей и поголовье сексуальных извращенцев.

Источник

Страны мира, путешествия © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению.

Adblock
detector