Меню

Япония была открыта западными странами

Открытие Японии

Из всех государств Дальнего Востока, именно Япония всегда вызывала наибольший интерес среди искателей приключений и ученых-историков всего мира. Это государство длительное время являлось лишь мифом, который люди пересказывали друг другу. Тем не менее, когда свершилось открытие Японии сказка превратилась в реальность. Следует заметить, что история этой страны, богата и интересна. В мире Япония занимает весомое место, потому что является источником совершенно неповторимой культуры. Помимо того, данное государство является достаточно сильным, с политической и экономической стороны. Такая характеристика формировалась на протяжении нескольких столетий. Более того, можно смело говорить, что сильные черты японского государства, были выкованы в пылу многочисленных битв. Однако, столь мощной Япония была далеко не всегда. Истории известен момент, когда страна восходящего солнца была полностью закрыта от внешнего мира. Этот период длился несколько столетий, но ему был положен конец, что повлекло экономическую эволюцию Японии, и просвещение её нации.

Политика изоляции сакоку

Внешнеполитические отношения, подразумевающие полную изоляцию Японии, длились с 1641 по 1853 год и получили общее название «сакоку». Этот вид политического строя государства подразумевал собой жесткий регламент со стороны государственной власти любого рода отношений между японской стороной и иностранной. Родоначальником политики сакоку по праву считается сёгун Иэясу Токугава. Её введение было обусловлено политическим и экономическим положением Японии в XVI веке. Сегодня историки выделяют несколько основных причин, которые повлекли самоизоляцию Японии, а именно:

  • В XVI веке на территорию Японии начинает прибывать большое количество европейцев вследствие развития торговых отношений. Но они привозят с собой не только товары, но и культуру.
  • На территорию восточного государства начинает понемногу проникать христианство. Это в скором времени приведет к постепенному краху феодализма, потому что многие феодалы, начнут принимать христианскую веру для получения поддержки европейцев в борьбе за власть.
  • В 1637 году происходит симбарское восстание крестьян-католиков.

Все эти факты повлекли принятие решения о самоизоляции , которая продлилась вплоть до Японии XIX века.

Открытие Японии

Как уже указывалось ранее, открытие Японии для иностранной торговли состоялось в 1854 году. Основным «виновником» этого события стало США. Под командованием командора Мэтью Перри к берегам Японии в указанном ранее году прибыло 7 кораблей. Некоторые из них были паровыми для оказания психологического влияния на японцев, еще не знакомых с достижениями современной техники. По сути, это было насильственное открытие Японии, потому что Соединенные Штаты, уже к тому времени имели свои причины желать скорейшего выхода из изоляции дальневосточного государства. К этим причинам относятся следующие:

  • Японские порты должны были использоваться, как «угольные базы». То есть, американские суда могли пополнять свои запасы, иными словами, дозаправляться.
  • Помимо того, американская сторона хотела обезопасить моряков, плавающих через территории Японии, от нападок её жителей.
  • Третьей и одной из главных причин, по мнению многих историков, являлось желание США расширить свои торговые связи в мире.

Последствия открытия Японии были просто колоссальными. Во-первых, на территории дальневосточного государства стала проникать западная культура. Во-вторых, Япония существенно расширила свои политические и экономические связи. В страну начали поступать западные товары, а, в свою очередь, весь окружающий мир узнал о существовании небольшого, но крайне интересного государства. В 1854 году 3 марта состоялось подписание Канагавского договора, который полностью открывал государство для иностранной торговли, а именно для США.

Это историческое событие ознаменовало начало новой эры как для японского государства, так и для всего мира. Однако, исторически сложилось, что эти события, ничто иное, как второе открытие Японии. Первое состоялось в 1600 году мореплавателем Уильямом Адамсом, который был участником экспедиции на Дальний Восток. Он существенно повлиял на развитие экономических отношений Японии со странами запада, что впоследствии привело к самоизоляции, о которой уже было рассказано в статье.

Источник

Открытие Японии. История Японии

Теплым июльским днем 1853 года японцы, собравшиеся на берегу бухты Урага, впервые в жизни увидели пароходы. Американская эскадра под командованием Мэтью Перри, дав несколько сигнальных залпов с корабельных пушек, вызвала панику среди местного населения. Этот день в истории зачастую связывают с насильственным открытием Японии. Как и почему это произошло? Ответ следует искать в прошлом Страны восходящего солнца.

Обособленный мир

Островное государство Япония, в отличие от своих азиатских соседей, на протяжении всей истории было ограждено от постоянных неприятельских вторжений. Впрочем, это ни в коей мере не означает, что страна была закрыта для иностранного влияния, в частности европейского.

Начиная с XV столетия, португальские, испанские, а затем английские, голландские и французские мореплаватели открывали и активно осваивали новые территории. Вслед за ними прибывали миссионеры, ревностно проповедовавшие христианство языческим народам.

В XVI веке европейские купцы достигли дальневосточных островов. В трюмах их кораблей среди различных товаров было и огнестрельное оружие, неизвестное до этого времени в Стране восходящего солнца. Португальские и испанские миссионеры не без успеха начали здесь свое проповедническое служение. Таким образом состоялось первое открытие Японии европейцами.

Объединение страны

Чужеземное влияние особенно сильным было на острове Кюсю. Тому есть простое объяснение: местные феодалы, сопротивлявшиеся объединению страны, рассчитывали на иностранную помощь в междоусобной борьбе. Это имело под собой основания, поскольку пираты и купцы привозили из Европы огнестрельное оружие.

Как и многие другие средневековые страны, Япония переживала период феодальной раздробленности, пока в XVI столетии не наметилась тенденция к созданию централизованного государства. К концу века административная и военная власть почти во всей Японии была сосредоточена в руках могущественного феодала Тойотоми Хидэеси.

Разумеется, не вся знать в стране была этим довольна. Поэтому открытие Японии европейцами в XVI веке было как нельзя кстати для сопротивлявшихся централизации феодалов. Они принимали христианство, привлекали в свои порты испанские и португальские торговые корабли, привозившие оружие, и даже отправляли в Европу собственные посольства.

Сегунат Токугавы

После смерти Тойотоми Хидэеси между феодалами началась борьба за власть, победителем из которой вышел Токугава Иэясу. В 1603 году его провозгласили сегуном – главнокомандующим. Его дом господствовал до момента вторичного, на этот раз насильственного открытия Японии. Император становился номинальной фигурой, а фактическая власть в государстве сосредоточилась в руках сегуна.

Во время правления Иэясу Токугавы и его сына было завершено объединение страны. И хотя деление на отдельные княжества сохранилось, они представляли собой не политические, а судебно-административные единицы. Столицей объединенного государства стал город Эдо – современный Токио.

Сакоку – политика самоизоляции Японии

Токугава Иэясу умел извлекать выгоду из контактов с иностранцами. В 1600 году в страну прибыли голландские протестанты. Католические священники потребовали казни еретиков. Однако дальновидный Токугава не только предпочел оставить их в живых, но и приблизил к себе англичанина Уильяма Адамса – капитана голландского корабля. Тот стал ценным источником технической и политической информации. Адамс – единственный в истории иностранец, получивший статус самурая с правом личного доступа к сегуну.

Правда, на закате дней Токугаву стали раздражать распри и интриги европейцев. Поэтому христианство было в Японии запрещено в 1614 году. Его сын и преемник поддержал не только гонения христиан, но и в год смерти отца (1616) издал указ о закрытии всех портов для иностранных кораблей, за исключением Хирадо и Нагасаки.

Но даже в них с 1624 года перестали пускать испанские корабли за поддержку католических миссионеров, а с 1638-м доступ в порты был закрыт и для португальских судов. Англичане еще в 1623 году прекратили торговые операции с Японией. Единственные, кто сохранили право торговли, были голландцы, участвовавшие в подавлении восстания японских христиан на острове Кюсю в 1637-1638 гг.

Финальными актами политики Сакоку стали:

  • запрет на строительство кораблей, которые могли ходить далеко в море;
  • запрет японцам, живущим в других странах, возвращаться на родину;
  • высылка детей от смешанных браков из страны.

Такое положение вещей сегунат Токугава поддерживал вплоть до открытия Японии спустя 200 лет.

Жизнь в изоляции

Сознательное обособление от иностранного влияния в определенной степени способствовал сохранению феодального строя в стране. Однако централизация государства положила конец разрушительным междоусобным войнам и способствовала стабильности в обществе.

Право заходить в японские порты ежегодно имели лишь тридцать китайских кораблей и два голландских. Они привозили товары мелкой роскоши, не имевшие большой ценности. Кроме того, команды иностранных судов служили источником информации о жизни, протекавшей за пределами страны.

Разумеется, политику самоизоляции трудно назвать прогрессивной. Тем не менее, именно в этот период японской истории появилась:

  • национальная драма кабуки;
  • поэзия хайку;
  • искусство выращивания бонсай – миниатюрных деревьев;
  • гравюра по дереву;
  • плебейские романы;
  • школа чайной церемонии Ура Сэнке, существующая и сегодня.

Но обо всех этих культурных достижениях мир узнал только после открытия Японии в середине XIX века.

Контакты с русскими мореплавателями

Первой удачной дипломатической миссией России считается экспедиция поручика Адама Лаксмана, организованная по приказу Екатерины Великой осенью 1792 года. Правда, по ряду причин ее результаты не были тогда закреплены. Поэтому когда в 1804 году русское посольство во главе с Резановым прибыло в Нагасаки, его ожидал весьма враждебный прием. Все предложения об установлении межгосударственных связей и торговли были отвергнуты сегуном Иэнари.

Война с Наполеоном и соперничество с Великобританией в дальнейшем отвлекли внимание российского правительства от попыток установить внешнеполитические связи с Японией в 19 веке, точнее в первой его половине. Несмотря на это, в 40-50-е годы Россия пристально следила за все возрастающим интересом Соединенных Штатов к открытию Японии, пусть даже силой оружия.

Приход варваров

Война Мексики и Соединенных Штатов (1846-1848 гг.) закончилась присоединением Калифорнии к США, благодаря чему американский флот получил выход в Тихий океан. В его водах в то время процветал прибыльный китобойный бизнес. Американцы полагали, и не без оснований, что японские порты – идеальное место, где их суда могли бы останавливаться на ремонт и пополнять запасы продовольствия.

1853 год считается годом открытия Японии, причем насильственного, поскольку именно тогда произошли события, упомянутые в начале статьи. Военная эскадра, которой командовал коммодор Перри, угрожая при необходимости пролить кровь, силой вынудила сегуна выслушать требования американской стороны. Японцы назвали эти события «приходом варваров».

Спустя год Перри М. вернулся в сопровождении большего количества кораблей. Он привез миниатюрные копии достижений западной цивилизации: телеграф, железную дорогу, коллекцию оружия, телескоп, железную печь и другие подарки. В этот приезд Перри заключил желанное американским правительством соглашение о дружбе, через несколько лет замененное договором о торговле. Подобные документы вскоре были подписаны между Японией и другими странами, включая Россию.

Последствия открытия Японии

Крах политики самоизоляции имел как положительные, так и отрицательные последствия для страны. К первым историки относят:

  • свержение режима сегуната;
  • реформы в социальной и военной сфере, а также в экономике и политике.

Столь глобальные преобразования позволили Японии в 19 веке быстро преодолеть отставание от развитых стран мира в военно-технической области, что дало ей возможность добиться пересмотра навязанных ранее торговых договоров.

Читайте также:  Экономическая ситуация стран снг

Последние спровоцировали массовое разорение японских ремесленников, чьи изделия не могли конкурировать с более дешевыми товарами фабричного производства. К другим негативным последствиям открытия страны исследователи причисляют:

  • обесценивание местной валюты;
  • рост цен;
  • усиление феодального гнета в деревне.

В итоге проведенные реформы с одной стороны помогли Японии избежать политической зависимости от западных государств, а с другой — стать одной из передовых стран Азии.

Источник

Глава 3 «ОТКРЫТИЕ» ЯПОНИИ

Международная обстановка на Дальнем Востоке (конец XVIII — начало XIX вв.)

Эпоха великих географических открытий одновременно была и началом колониальной экспансии. Особенно широкий размах она приобрела с началом XIX вв., когда начала складывалась мировая система капитализма. При этом европейские страны насильственно втягивали в нее народы других континентов, уготовив им, как правило, судьбу колоний и полуколоний.

Первые американские попытки «открыть» Японию

На Дальнем Востоке европейские страны и США были конкурентами в борьбе за рынки и опорные базы на Тихом океане. Немалую роль в то время играли пушные и китобойные промыслы. Добившись определенных успехов в ожесточенной конкурентной борьбе с Англией за китайский рынок, США устремили свой взор на Японию. Эта страна интересовала их по ряду причин: ее порты были удобны как перевалочные пункты для торговли с Китаем, что значительно удешевляло товары и соответственно повышало конкурентоспособность; она имела стратегическую привлекательность в условиях активного освоения Россией Дальнего Востока; представляла собой еще не освоенный рынок для американских товаров и являлась потенциальной базой для обеспечения всем необходимым американского китобойного флота в северной части Тихого океана.

Отдельные попытки американских купцов проникнуть на японский рынок, начиная с конца XVIII в., оканчивались неудачами. Впервые у берегов Японии (в бухте Вакаяма) американское торговое судно «Леди Вашингтон» появилось в 1791 г. Затем в 1797 г. прибыл американский корабль «Элиза», правда, под голландским флагом. Американские торговцы действовали на свой страх и риск, и лишь в 1815 г. они получили поддержку своего государства: правительство США приняло решение о применении вооруженной силы при попытках установить торговые отношения с Японией. Во исполнение этого решения начались посещения Японских о-вов кораблями американской тихоокеанской эскадры. В нарушение установленного для иностранцев правила приходить лишь в Нагасаки, они пытались проникнуть в другие порты, но безрезультатно. Так шли годы. Всего американцы в 1791–1849 гг. направили в Японию 7 экспедиций, но все они остались безрезультатными. Кстати, так же безрезультатно закончились подобные экспедиции, направленные в Японию Англией (1791, 1813–1814, 1818, 1837, 1843, 1846, 1849) и Францией (1846).

В 1846 г. два американских военных корабля под командованием коммодора (адмирала) Биддла вошли в залив Урага (Токийский). Коммодору было поручено передать бакуфу официальное послание президента США, в котором предлагалось заключить торговый договор, аналогичный имевшемуся с Китаем. Но ответ, естественно, был отрицательным и даже неофициальным по форме. Попытки проникнуть в Японию делались под разными предлогами: например, коммодор Глинн прибыл в 1849 г., якобы, для того, чтобы забрать 15 американских матросов, сбежавших из-за жестокого обращения с одного из кораблей и укрывшихся на Кю?сю?.

В стремлении «открыть» Японию представители американской торгово-промышленной буржуазии и военные были едины. Так, коммодор Глинн предлагал не церемониться с японцами и силой оружия вынудить их подчиниться требованиям США. Его проект был благосклонно рассмотрен президентом Филмором, и в 1852 г. американское правительство приняло решение послать к берегам Японии военно-морскую эскадру.

Миссия А.Лаксмана

Не менее активно на Дальнем Востоке вела себя и Россия. Это было обусловлено развитием геополитической обстановки в этом районе, где она сталкивалась в первую очередь с Англией и Францией. Достаточно упомянуть экспедиции Кука, Лаперуза и Ванкувера, во время которых французские и английские суда заходили на Курильские о-ва, побережье Чукотки и Камчатки. Однако ввиду сложной обстановки, создавшейся для России в Европе, она предпочитала действовать в этом районе не от лица государства, a от имени торговых компаний, возложив на частный капитал бремя основных расходов по освоению новых территорий.

В конце XVIII в. заинтересованность России в установлении торговых сношений с Японией усилилась в связи с необходимостью снабжать население русских тихоокеанских владений продовольствием и различными товарами, доставка которых из европейской части России кругосветным морским путем или через Сибирь требовала много времени и больших расходов.

Первое решение позондировать почву относительно возможности установления официальных контактов, прежде всего торговых, с Японией было принято русским правительством в 1791 г. С этой целью в 1792 г. в Японию была направлена экспедиция А.Лаксмана на корабле «Св. Екатерина». Екатерина II направила ее как бы полуофициально, от имени иркутского и колывановского губернатора И.А.Пиля, чтобы не возбудить подозрений Голландии относительно активизации политики России на Дальнем Востоке.

Главной целью экспедиции А.Лаксмана было добиться разрешения от японского правительства открытия одного из портов для торговли с Россией, что было задачей довольно трудной. Ему был дан наказ соблюдать все законы и обычаи этой страны, но не ронять при этом достоинство подданного Российской империи. Своего рода «ключом» для установления добрососедских торговых отношений должны были послужить попавшие в Россию в 1783 г. в результате кораблекрушения трое японцев, которых предполагалось вернуть на родину.

Экспедиция А.Лаксмана прибыла на о-в Хоккайдо? в г. Нэмуро в княжестве Мацумаэ, которое в известной мере находилось в оппозиции бакуфу. Ожидая ответа сёгунского правительства на сообщение князя Мацумаэ о прибытии русских, Лаксман составлял карты и описывал северо-восточное побережье Хоккайдо?. Японские чиновники-представители центральной власти не препятствовали научным изысканиям русских, но категорически запретили торговлю с ними местному населению. Более того, они торопили Лаксмана покинуть Нэмуро, поскольку все-таки опасались установления контактов достаточно независимых князей Мацумаэ с иностранцами.

Официальный ответ сёгунского правительства А.Лаксман получил только спустя почти 10 месяцев, 23 июля 1793 г. В нем говорилось:

«Вам разрешается прибытие в Нагасаки при условии принятия наших предписаний. Христианская религия у нас в стране запрещена. Не разрешается привозить с собой предметы культа. Это неизбежно вызовет неприятности. Строго соблюдая вышеуказанное, Вы можете посетить только гавань Нагасаки… В точно установленный день Вам будет разрешена высадка на берег, для чего Вам выдается настоящее свидетельство».

Это был несомненный успех России, ибо она получила желаемую лицензию на торговлю с Японией. Однако Россия попыталась воспользоваться этой лицензией лишь в 1803 г. До этого внимание русского правительства было отвлечено событиями Французской революция 1789–1794 гг. и происшедшим в 1795 г. разделом Польши. Вслед за тем, в ноябре 1796 г. умерла Екатерина II, и ее распоряжение об отправке в Японию казенного или купеческого судна с товарами не было выполнено. Так непростительная медлительность свела на нет все положительные итоги миссии А.Лаксмана.

Посольство Н.П.Резанова

Верная своей политике действовать на Дальнем Востоке через торговые компании, Россия стремилась объединить соперничавших друг с другом сибирских купцов, чтобы они могли противостоять американскому и английскому капиталу. С этой целью в 1799 г. была образована Российско-американская компания, которая владела обширными землями в Северной Америке и на островах в северо-западной части Тихого океана (Курильские и Алеутские о-ва, Сахалин). Компания нуждалась в рынках сбыта для своих товаров и источниках снабжения продовольствием.

В связи с этим Япония вновь привлекла внимание России. Обладая лицензией на торговлю, полученной Лаксманом, русское-правительство в ответ на просьбу Российско-американской компании в 1803 г. приняло решение об отправке официального посольства в Японию, совместив его с первой русской кругосветной экспедицией под командованием И.Ф.Крузенштерна и его помощника Ю.Ф.Лисянского на кораблях «Надежда» и «Нева». Опять на борт были взяты оказавшиеся в России японцы.

Посольство возглавил уполномоченный Российско-американской торговой компании Н.П.Резанов. На этот раз русское правительство подняло уровень представительства. Если А.Лаксман был молодым человеком (26 лет), занимал невысокое служебное положение (был поручиком) и имел послание японской стороне от имени губернатора Сибири, то Резанов был камергером и вез личное письмо императора Александра I, которое надлежало передать сёгуну. Посольству предписывалось так же, как и экспедиции Лаксмана, при общении с японцами соблюдать их обычаи. На этот раз главной целью было установление торговых отношений.

В то время Япония проявляла определенный интерес к территориям, расположенным к северу от архипелага, хотя в целом бакуфу придерживалось политики нерасширения границ государства и не поощряло «движение на север», ибо опасалось усиления княжества Мацумаэ. В 1802 г. в Хакодатэ было учреждено представительство бакуфу и создано специальное бюро по колонизации Курил, при том, что оставалось много неосвоенных земель на самом Хоккайдо?.

Русские, которых японцы встретили на Курилах. Слева женщины и дети с Урупа, справа мужчина с Итурупа

К началу XIX в. японцы располагали определенными сведениями о своем дальневосточном соседе. Частично они были почерпнуты из рассказов айну, непосредственно общавшихся с русскими, из китайских источников, а также от голландцев. Как известно, последние были основным каналом получения японцами сведений о внешнем мире, которые подчас были далеки от действительности. Голландцы, опасаясь конкуренции, зачастую представляли другие страны и народы в неприглядном свете. Так, в свое время не без участия голландцев реноме России в глазах японцев было серьезно испорчено австрийским офицером польского происхождения и авантюристом по призванию М.Бениовским. Сосланный царским правительством на Камчатку, он бежал оттуда в 1771 г. в Японию, где и сообщил много небылиц об агрессивных намерениях русских; голландцы же не преминули довести их до сведения сёгуна.

Посольство Резанова прибыло в Нагасаки в сентябре 1804 г. После долгих проволочек бакуфу аннулировало лицензию на торговлю с Россией, выданную Лаксману. Тому было несколько причин: осложнение социально-экономической обстановки внутри самой Японии, опасения, что уступки России создадут нежелательный прецедент в отношениях с другими странами и в конечном итоге приведут к прекращению изоляции страны, к чему правительство Японии было абсолютно не готово.

Правда, среди японской политической элиты не было единства мнений относительно отношений с Россией. Хотя преобладающей точкой зрения было сохранение статус-кво, т. е. изоляции, некоторые считали, что при этом к России, как близкому соседу, следовало бы относиться по особенному; иначе говоря, считали возможным установить с ней торговые отношения.

Следует отметить, что посольство Резанова, кроме этой главной цели подняло вопрос и о территориальном размежевании, что было своеобразным аргументом для усиления позиции русских при переговорах. Наиболее прагматичные представители бакуфу, такие как Мацудайра Саданобу (в то время возглавлявший управление по охране морскому побережья) понимали *[12] слабость страны и стояли за разумный компромисс. Такую же позицию занимали и торговцы. Однако сёгун, заручившись поддержкой императора, которого пугали «вторым пришествием» христианства, дал отрицательный ответ на русские предложения.

Крузенштерн (слева) и Резанов (справа).

Получив отказ, Резанов высказал резкое недовольство и отбыл на север с целью обследования Сахалина, Курильских о-вов, бассейна Охотского и Японского морей. Располагая сведениями об отсутствии единства мнений по вопросу о торговле с Россией в японских правящих кругах, Резанов принял решение продемонстрировать японцам военную силу. В 1805 г. он подготовил проект экспедиции на Сахалин и Курилы, где японцы начали создавать фактории на период путины или охоты. На Итурупе они построили укрепленное поселение и разместили там гарнизон. Резанов сообщил о своем проекте в Петербург, но, не получив ответа (хотя для этого было достаточно времени), распорядился направить в 1806 г. на Сахалин и Курилы фрегат, «Юнона» под командованием лейтенанта Н.А.Хвостова и тендер «Авось», командиром которого был мичман Г.И.Давыдов. В результате этого похода были уничтожены несколько японские факторий, а проживавшие на них японцы были взяты в плен (затем почти всех их выпустили, оставив двоих в качестве переводчиков).

Читайте также:  Страны сохранившие прежние границы после второй мировой войны

Такие жесткие действия не были чем-то необычным в практике международных отношений того времени. Спалив японские фактории, Хвостов передал через одного из пленных письмо, в котором он объяснял представителю бакуфу на Хоккайдо? цель своих действий, и обещал спустя год вернуться за ответом. Японская сторона подготовила к этому сроку достаточно позитивный ответ, но Россия опять упустила стратегическую инициативу, не прислав за ним корабль.

Причина этого, скорее всего, была в том, что русский император остался крайне недоволен действиями своих посланцев. Резанов умер по дороге в Петербург в 1807 г., не сумев убедить власти в правильности своих действий, а Хвостов и Давыдов были подвергнуты наказанию за свое самоуправство. И даже, когда они были представлены к наградам «за отменную храбрость и отличнее мужество», проявленное в сражении в Финляндии, по решению Александра I они не получили их «в наказание за своевольства противу японцев».

Японцы ведут пленных русских. Первый из трех гигантов — капитан В.М.Головнин

Как своеобразный реванш японцев за действия Хвостова и Давыдова можно расценить захват в плен капитана В.М.Головнина с несколькими членами его команды на о-ве Кунашир в 1811 г. Он зашел туда на военном шлюпе «Диана», чтобы пополнить запасы воды и продовольствия, когда проводил картографическую экспедицию в районе Курильских о-вов. Проведя в плену свыше двух лет, Головнин оставил «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811,1812 и 1813 годах», переведенные сразу на многие европейские языки. В плену судьба его свела с японским купцом Такатая Кахэй, понимавшим выгоду торговли с Россией и оказавшим содействие в освобождении русских. В память об этом событии в 1996 г. на о-ве Авадзи (на родине Такатая) ему и капитану Головнину был установлен памятник.

Американцы и русские «открывают» Японию

В 50-е годы XIX в. на фоне трудностей, переживаемых сёгунатом, развернулось международное соперничество вокруг «открытия» Японии. Главным образом, оно шло между США и Россией.

Экспедиция М.Перри

В этом соперничестве США все время шли на полшага впереди. В 1852 г. американское правительство приняло решение направить в Японию эскадру из 12 военных кораблей, включая невиданные японцами паровые фрегаты. Во главе ее встал коммодор Мэттью Перри, опытный морской офицер и яростный проводник американской экспансионистской политики. Он прославился еще в 30-40-х годах, особенно во время войны с Мексикой. Перри был также видным политическим деятелем, который понимал выгодность стратегического положения Японии и считал необходимым включить ее в сферу влияния США.

Американское правительство поставило перед Перри следующие цели:

— добиться «открытия» Японии, установив с ней торговые отношения, и получить на ее территории базы для китобойного и торгового флотов;

— обеспечить США преобладающее политическое влияние в Японии, оттеснив другие страны, в том числе Англию, Францию и Россию;

— собрать разного рода информацию об этой стране и других районах Дальнего Востока, что облегчило бы дальнейшее проникновение американского капитала на дальневосточные рынки.

В официальном послании конгрессу президента Филмора по поводу экспедиции Перри было сказано, что она имеет «дружественный и мирный характер». Однако секретные инструкции государственного департамента по поводу методов, которыми следовало добиваться вышеозначенных целей, говорят об обратном. «Любые аргументы или уговоры, адресованные этому народу, будут совершенно бесполезны, если они не будут поддержаны внушительной демонстрацией силы», — отмечалось в этом документе. В соответствии с этими рекомендациями Перри был наделен правом действовать по своему усмотрению, и был уверен, что любое его решение, пусть даже самое радикальное, не встретит осуждения. Другими словами, правительство США развязывало коммодору руки для демонстрации военной силы и заранее одобряло любые его действия в случае отклонения японцами предъявленных им требований. Подготовка и сама экспедиция была окружена тайной, что также свидетельствовало не в пользу заявленного ее мирного и дружественного характера.

Эскадра взяла курс на Японские о-ва. Часть кораблей была оставлена в Китае, как аргумент, чтобы добиться принятия предъявленных ему ранее американских требований. По пути к Японии Перри остановился на о-вах Рю?кю?. Их стратегически важное положение привлекало внимание американцев, которые хотели создать здесь базу своего флота. Перри вынудил правителя Рю?кю? дать согласие на ее строительство в г. Наха — столице архипелага. Однако сделать Рю?кю?, так же как и о-ва Бонин, американской колонией, несмотря на неоднократные попытки в последующие годы, не удалось. Этому помешали сопротивление местного населения и противодействие западных держав.

В июле 1853 г. эскадра Перри вошла в залив Урага недалеко от столицы Эдо (Токио). На настоятельные требования японцев удалиться в г. Нагасаки Перри ответил категорическим отказом. Он мотивировал его тем, что должен именно здесь вручить японскому императору послание американского президента. На повторные требования японцев покинуть залив Урага Перри пригрозил высадить десант, поскольку располагал сведениями о полной неспособности береговых укреплений противостоять военной мощи американской эскадры.

Появление американцев в непосредственной близости от сёгунской столицы вызвало шок у правительства и панику среди населения. Бакуфу нечего было противопоставить мощи американских военных кораблей. Оружия для ведения современного боя у японцев практически не было (например, на 1 тыс. солдат приходилось всего 30 ружей). Продолжая политику угроз, Перри переместил свои корабли ближе к Эдо.

Бакуфу поняло, что оно вынуждено уступить, чтобы избежать вооруженного вторжения. Для церемонии вручения послания президента Филмора на берегу было выстроено специальное здание, куда прибыл в сопровождении 300 моряков коммодор. Их прикрывали нацеленные на японские берега корабельные орудия. Во время церемонии в знак протеста против насильственных действий американцев японцы хранили молчание. От себя лично Перри передал свои верительные грамоты и письмо императору, в котором в более резкой и угрожающей форме повторялись требования из послания президента. За ответом коммодор обещал вернуться через год. Для большей убедительности он провел эскадру вдоль берегов залива и отбыл в Китай. «Терпеливость» в отношении сроков ответа объяснялась тем, что США старались держать под контролем ситуацию в Китае, а их военное присутствие в том районе пока было достаточно ограниченным.

Требования американцев вызвали серьезную тревогу в политических кругах страны. Экономическая и финансовая слабость не давала возможности бакуфу выработать четкую позицию. Оно решило запросить мнения всех высокопоставленных чиновников и пошло даже на беспрецедентный шаг, обратившись за советом к императору и ко всем крупным феодалам в княжествах (правда, из 258 даймё?, которым был направлен запрос, только 58 прислали ответ). Это была хорошо продуманная политическая акция, которая снимала ответственность с правительства в случае принятия им унизительных требований США. Вместе с тем это свидетельствовало и о неспособности бакуфу самостоятельно управлять страной.

В результате произошло определенное смягчение отношений сёгуната с императорским двором и главами крупнейших княжеств. Это послужило также толчком к повышению политической активности различных слоев самураев и развертыванию оживленной дискуссии между сторонниками открытия страны и приверженцами концепции «изгнания варваров» (дзё?и). Но как сторонники решительных военных действий (т. е. сохранения изоляции), так и адвокаты мирного урегулирования проблемы (т. е. открытия страны) были едины в своем признании абсолютной неготовности Японии противостоять военной силе США.

Большинство даймё? выступали за полумеры и лишь незначительная часть — за вооруженное сопротивление. Те, кто выступал за открытие страны, прежде всего опасались неизбежного военного поражения, но отнюдь не считали, что открытие страны необходимо для ее дальнейшего развития. В результате американские требования были приняты: победил прагматизм и здравая оценка соотношения сил.

Посольство Е.В.Путятина

Не стояла в стороне от открытия Японии и Россия. К активизации своей политики на Дальнем Востоке ее подталкивали деятельность в этом районе Англии, Франции и США, их соперничество за влияние в Китае и Японии, их стремление закрепиться на Курильских о-вах, Сахалине и в устье Амура, что уже непосредственно угрожало безопасности Российской империи, развитию ее торговли и мореходства на Тихом океане.

Добившись определенных успехов в торговле с Китаем, правящие круги страны планировали установить такие же отношения и с Японией. Россия была заинтересована в урегулировании спорных пограничных вопросов (разграничении владений на Курильских о-вах и Сахалине), налаживании дружественных добрососедских связей с этой страной. К быстрейшему решению этих проблем ее особенно подстегивали исключительно энергичные действия в этом регионе США.

В октябре 1852 г. в Японию было направлено посольство вице-адмирала Е.В.Путятина. В составе его эскадры был фрегат «Паллада», на борту которого находился известный писатель И.А.Гончаров, ставший неофициальным историографом экспедиции. Эта инициатива России вызвала серьезное беспокойство всех западных держав (в первую очередь Голландии, которая как известно, единственная из европейских стран торговала с Японией) и, естественно, США.

В инструкции российского правительства Путятину определялись цели и задачи экспедиции. Ему поручалось собрать сведения обо всем, что происходит у побережья русских владений в Восточной Азии и западной части Северной Америки, а также предпринять новые усилия для открытия японских портов и использовать их близость к России для экспорта из Японии продовольствия для снабжения населения ее дальневосточных владений в обмен на товары, необходимые японцам. Этих целей надлежало добиваться, прибегая лишь к «миролюбивым мерам, дабы не лишиться тех выгод, какие, без сомнения, приобретут теперь американцы, а может быть, и другие морские державы». Таким образом Путятину было строго предписано действовать исключительно мирными средствами с соблюдением законов страны. В послании Николая I японскому императору отмечался дружественный характер посольства Путятина и содержалась просьба разрешить русским посещать порты Японии для обмена товарами, т. е. речь шла об установлении торговых отношений.

В отличие от США, Россия не делала тайны из посылки в Японию миссии Путятина. Голландия, которая стремилась играть роль посредника в отношениях иностранных государств с Японией, предупредила бакуфу об этой экспедиции, безусловно, представив русских не в лучшем свете. Поэтому, когда русская эскадра вошла в залив Нагасаки в августе 1853 г. (через месяц после ухода Перри из залива Урага), она встретила не слишком дружелюбный прием. Японцы, видя, что русские не угрожают им военной силой, всеми средствами затягивали переговоры и старались не допустить прибытия Путятина в Эдо.

Читайте также:  Списки стран шенген зоны

Бакуфу опасалось двойного давления — со стороны США и России. Путятина же к ускорению переговоров подталкивала назревавшая война России с Турцией, Францией и Англией, ибо безрезультатная экспедиция в Японию подрывала престиж России. В ответ на затягивание переговоров со стороны японцев Путятин пригрозил направиться в Эдо. Начались затяжные переговоры с представительными чиновниками бакуфу. За 6 месяцев Путятин добился лишь принципиального согласия японской стороны на открытие ее портов и установление торговых отношений. Он получил документ, который гарантировал заключение русско-японского договора и обеспечивал для России все, что «потребуется теперь от Японии американским оружием или переговорами, а на будущее время и домогательствами других морских держав». В конце января 1854 г. эскадра покинула Нагасаки и прибыла на о-ва Рю?кю?, где Путятин узнал, что коммодор Перри снова отбыл в Эдо. На этот раз его поспешное возвращение в Японию было стимулировано активными действиями русских.

Заключение неравноправных договоров

В середине февраля 1854 г., раньше обозначенного срока, эскадра Перри вновь подошла к берегам Японии, на этот раз она прибыла в местечко Канагава вблизи Иокогама, всего в 8 милях от Эдо. 9 военных кораблей имели на борту 1600 моряков и 250 орудий. Под угрозой применения военной силы Перри вынудил японцев в марте 1854 г. подписать японо-американский договор о мире и дружбе. Он вошел в историю под названием Канагавского договора. Его текст был написан на четырех языках — английском, голландском, китайском и японском.

Суть этого договора, состоявшего из И статей, сводилась к следующему:

— были открыты для захода американских судов и снабжения их всем необходимым порты Симода (сразу же после подписания) и Хакодатэ (через год); при этом не ограничивалось ни количество кораблей, ни объем закупаемых товаров;

— был урегулирован порядок обращения с потерпевшими кораблекрушение;

— на американцев не распространялись ограничения, налагавшиеся на голландцев и китайцев в Нагасаки;

— американцы получили право обменной торговли, разрешалось хождение, любой иностранной монеты наряду с японской, что в условиях глубокого экономического кризиса и отсутствия единой государственной монеты плохо отражалось на денежно-финансовой системе страны;

— США получили статус наибольшего благоприятствования, что обеспечивало им в будущем получение любых привилегий, которых добились бы другие страны;

— в случае неблагоприятных погодных условий американским судам разрешалось заходить в любые японские порты;

— предусматривалось назначение постоянного американского консула в Симода в случае, если одно из правительств сочтет это необходимым.

Таким образом американцы достигли своей цели — открыли Японию для внешнего мира. Канагавский договор был первым из серии неравноправных, так называемых Ансэйских (годы Ансэй — 1854–1859) договоров. Он послужил базой для заключения аналогичных соглашений с другими странами: в октябре 1854 г. был подписан японо-английский; в январе 1855 г. японо-русский договор, получивший название Симодский трактат; затем подобные договоры подписали Голландия (январь 1856 г.), Франция (октябрь 1858 г.) и ряд других государств.

Заключению Симодского трактата предшествовали довольно длительные переговоры. Путятин прибыл на фрегате «Диана» в Симода в ноябре 1854 г. На этот раз переговоры были прерваны в связи с сильнейшим землетрясением, в результате которого Симода был почти полностью разрушен, а российский корабль получил сильные повреждения. Фрегат был разгружен, а команда высажена на берег. Для ремонта японцы попытались перевести «Диану» в закрытую бухту Хэда на п-ове Идзу, но по дороге налетел шквал, и фрегат, оставленный японцами на произвол судьбы, затонул. По распоряжению правительственных чиновников русские моряки были отправлены в Хэда и размещены в специально отведенных для них помещениях. Часть команды затем была вывезена зафрахтованными иностранными судами, а часть вернулась на родину на построенной ими шхуне «Хэда».

Ведение переговоров осложнялось еще и тем, что в это время Россия вела неудачную для нее Крымскую войну, в которой на стороне турок выступали Франция и Англия. В январе 1856 г. в Симода в храме Гёкусэндзи был заключен первый русско-японский договор:

— между двумя странами устанавливались дипломатические отношения;

— подданные одной стороны получали защиту и покровительство на территории другой, обеспечивалась неприкосновенность их собственности;

— частично была урегулирована проблема территориального размежевания: на Курильских о-вах граница проходила между островами Уруп и Итуруп, но Сахалин оставался неразделенным;

— для русских судов открывались порты Хакодатэ, Нагасаки и Симода, где разрешались торговые сделай в ограниченных размерах и под контролем японских чиновников;

— предусматривалось назначение русского консула в одном, из открытых портов;

— в них же предоставлялось право экстерриториальности;

— Россия получала статус наибольшего благоприятствования.

При обмене ратификационными грамотами в мае 1856 г. в Симода японской стороне были переданы в дар шхуна «Хэда» и 52 пушки с фрегата «Диана» в знак благодарности за помощь, оказанную пострадавшим от стихийного бедствия русским морякам. Первым консулом в Хакодатэ был назначен И.А.Гошкевич, дипломат, ученый, знаток китайского и японского языков.

Память об этом событии жива у обоих народов: в 1989 г. в Хакодатэ был установлен памятник И.А.Гошкевичу, а в 1994 г. в г. Фудзи был открыт памятник Е.В.Путятину.

Заключенные договоры не содержали конкретных статей, касавшихся торговых отношений, и японцы продолжали препятствовать налаживанию торговли с иностранцами. Поэтому США через посредничество своего первого консула в Симода Т.Гарриса настояли на заключении специального торгового договора.

Во время ведения переговоров о заключении торгового соглашения американцы действовали, как всегда, жесткими силовыми методами. Промежуточным итогом переговоров было подписание летом 1857 г. Японо-американской конвенции, которая дополняла и расширяла Канагавский договор. Она включала ряд статей, которые содержались в договорах Японии с другими государствами и распространялись на США по праву наиболее благоприятствуемой нации. В частности, дополнительно был открыт порт Нагасаки, расширялась система экстерриториальности, американцам было предоставлено право консульской юрисдикции. Были введены и абсолютно новые положения, например, право постоянного проживания американцев в Симода и Хакодатэ, назначение вице-консула в Хакодатэ. Однако решения проблемы установления торговых отношений и открытия японского рынка эта конвенция не предусматривала. На очереди стояло заключение полномасштабного торгового договора, которое состоялось в июле 1858 г.

Главным в этом договоре были статьи, касающиеся экономики, суть их сводилась к следующему:

— предусматривалось открыть в ближайшие 5 лет новые порты для захода американских кораблей: Канагава, Нагасаки, Ниигата и Хёго, где подданным США разрешалось арендовать землю и приобретать необходимые строения, но не возводить укрепления; в Эдо и О?сака они могли проживать только с целью торговли. В двусторонней торговле исключалось посредничество правительственных чиновников, но ввиду ограничения права передвижения по стране (не более 40 км от места жительства) возрастала роль японских посреднических торговых фирм.

— вводилась система таможенных пошлин на импортируемые и экспортируемые товары. Их конкретные размеры устанавливались дополнительными правилами, согласно которым была разработана скользящая шкала тарифов. Все импортируемые товары делились на 4 разряда: 1) не подлежащие обложению пошлиной (золото и серебро, ввозимые для личных нужд иностранцев, одежда, домашняя утварь, книги; 2) облагаемые пошлиной в размере 5 % стоимости товара (материалы, необходимые для постройки и оснащения судов всех видов, ряд продовольственных товаров, шелк-сырец, паровые машины, некоторые металлы); 3) облагаемые 35 %-й пошлиной (все алкогольные напитки), 4) облагаемые 20 %-й пошлиной (все прочие товары).

Такая шкала тарифов отвечала, в первую очередь, интересам США. Она учитывала структуру американского экспорта, в котором львиную долю составляла продукция сельского хозяйства. Поэтому пошлины на нее были самыми низкими, а высокие устанавливались, например, на алкоголь, в котором была заинтересована Франция, или текстиль (20 %) — главный предмет экспорта Англии. Учитывая возможность изменения структуры американского экспорта в будущем, в соглашении по тарифам предусматривался их пересмотр, что и было сделано в 1866 г., когда 5 %-е пошлины были введены на все ввозимые товары, что, безусловно, ущемляло интересы Японии, лишая ее фактически таможенной автономии. На все японские экспортируемые товары устанавливалась пошлина в размере 5 %.

Кроме того, договор затрагивал политические и военные аспекты двусторонних отношений. И здесь США получали определенные преимущества. В частности, американский президент выступал посредником при возникновении конфликтов между Японией и другими государствами, что по сути являлось вмешательством во внутренние дела страны. Япония получала право закупать в США военные корабли и вооружение, приглашать военных советников, чем американская сторона не преминула воспользоваться и наводнила своими специалистами Японские острова. Американцам удалось включить статью, согласно которой беспошлинно и бесконтрольно можно было ввозить в открытые порты все необходимые для нужд их флота товары. Нельзя не упомянуть и статью об экстерриториальности, которая была одной из самых унизительных и ограничивала суверенитет страны. Она была включена Гаррисом еще в конвенцию 1857 г. При этом он использовал отсутствие дипломатического опыта у японцев и полное незнание ими основ международного права (им было незнакомо такое понятие, как консульская юрисдикция).

Обсуждение и подписание японо-американского торгового договора происходило в сложной внутриполитической ситуации, когда все более усиливался антисёгунский блок, который настойчиво требовал передачи всей полноты власти императору, Он выступал против заключения договоров с иностранцами, в чем был един с окружением императора.

Для усиления своей позиции в такой обстановке сёгун поставил во главе своей администрации Ии Наосукэ, — одного из влиятельных и способных деятелей той эпохи, имевший высший государственный титул тайро? (регент). Он сумел усмирить оппозицию, не прибегая к помощи иностранцев. Многие его противники были подвергнуты арестам, а некоторые казнены. Эти события известны, как «большие аресты годов Ансэй». В дальнейшем Ии Наосукэ, пытавшийся всеми средствами предотвратить падение сёгуната, был убит самураями из мятежного княжества Мито в 1860 г.

Будучи в принципе против открытия страны и установления тесных связей с иностранцами Ии Наосукэ осознавал, что у Японии нет другого выхода, как подписать японо-американский торговый договор, ибо страна не могла противостоять военному вторжению. Он старался решить этот вопрос с наименьшим ущербом для своей родины и пытался заручиться поддержкой даймё? и императора. Для этого он даже добился у Т.Гарриса отсрочки подписания договора на 3 месяца. Но ситуация изменилась в результате активизации иностранных держав на Дальнем Востоке. США, боясь, что кто-нибудь их сможет опередить, как всегда под угрозой применения силы, заставили подписать договор задолго до истечения этого срока.

Японо-американский торговый договор 1858 г. стал основным документом, определившим двусторонние отношения на последующие 40 лет. Аналогичные соглашения были подписаны с Голландией, Россией, Англией (август 1858 г.), Францией (октябрь 1858 г.), Португалией (август 1860 г.). Таким образом, Япония вышла из состояния изоляции, но вышла не как равноправный партнер, а как зависимая, опутанная неравноправными соглашениями страна. И все же именно со второй половины 50-х годов прошлого века ведет свой отсчет история современной японской дипломатии.

Источник

Adblock
detector