Меню

Ядерные силы стран нато

Оперативная и боевая подготовка тактических ядерных сил НАТО (2017)

Генерал-майор М. Вильданов,
кандидат военных наук, доцент;
капитан 1 ранга Н. Башкиров,
профессор Академии военных наук,
кандидат военных наук

Тактическое ядерное оружие (ТЯО) США, размещенное в Европе, наряду со стратегическим ядерным потенциалом стран НАТО является, по мнению руководства Соединенных Штатов и Североатлантического союза, важнейшим компонентом сдерживания Российской Федерации.

Современные тактические ядерные силы (ТЯС) Североатлантического союза включают: 150-200 ядерных авиабомб типа В61, которые размещены на шести авиабазах (АвБ) в хранилищах на территории Германии, Италии, Бельгии, Нидерландов и Турции; около 300 тактических истребителей — носителей ядерного оружия (ЯО) F-15, F-16 и «Торнадо» ВВС США, Германии, Бельгии, Нидерландов, Италии и Турции.

Планированием применения тактических ядерных сил НАТО занимается Группа ядерного планирования (ГЯП) альянса с согласованием оперативных планов объединенного стратегического командования ВС США (АвБ Оффут, штат Небраска). Особенностью этого процесса является привлечение к нему представителей стран — участниц блока, на территории которых не размещено тактическое ядерное оружие США 1 .

Основными задачами ТЯС определены: ядерное сдерживание агрессии против стран НАТО; «ядерная поддержка» группировок ОВС блока в ходе проведения ими стратегических операций на ТВД; нанесение ядерных ударов по объектам государственного и военного управления, военно-экономического потенциала и группировкам войск (сил) противников.

Ключевые направления развития тактических ядерных сил НАТО изложены в «Обзоре ядерной политики и состояния ядерных сил» (Nuclear Posture Review) и политической директиве «Стратегия применения ядерного оружия» президента США от 23 июня 2013 года. Согласно этим документам предусматривается сохранить на вооружении в составе ОВВС альянса и ВВС США тактические истребители — носители ядерного оружия; планируется завершить программу создания перспективной авиабомбы В61-12 с последующим оснащением данным оружием новых американских истребителей F-35A и стратегических бомбардировщиков; необходимо обеспечить возможность дальнейшего содержания ТЯО на территории стран НАТО.

Военное руководство США и НАТО в условиях осложнившейся военно-политической и стратегической обстановки на Западном ТВД значительное внимание уделяет совершенствованию системы оперативной и боевой подготовки (ОБП) как основы обеспечения высокого уровня боеготовности тактических ядерных сил альянса.

Так, главной целью ОБП является поддержание ТЯС в готовности к ядерному сдерживанию, а также к участию в военных действиях с применением обычных и ядерных средств поражения.
С учетом задач, возлагаемых на эти силы, определены следующие направления оперативной и боевой подготовки органов военного управления, частей и подразделений ТЯС НАТО: поддержание их готовности к решению задач ядерного сдерживания и применению тактического ядерного оружия; повышение уровня подготовки органов военного управления, командиров и начальников по руководству подчиненными в любых условиях обстановки и выработке решения на применение ТЯО; приведение частей и подразделений в высшие степени боевой готовности, подготовка авиационных частей и подразделений ТЯС к применению ядерного оружия; совершенствование взаимодействия между органами военного управления частями и подразделениями ТЯС при подготовке и проведении ядерных операций 2 .

Ключевыми принципами организации оперативной и боевой подготовки тактических ядерных сил НАТО являются: соответствие замыслов основных мероприятий ОБП характеру современных вооруженных конфликтов и взглядам вероятного противника на ведение военных действий; строгое выполнение требований руководящих документов США и НАТО по работе органов военного управления при принятии и реализации решений на применение ТЯО; личное руководство со стороны командующих (командиров) и начальников организацией ОБП в подчиненных частях и подразделениях; моделирование стратегической обстановки для проведения учений с минимальными ограничениями и максимально приближенной к боевой; обеспечение ядерной безопасности при проведении всех видов работ и занятий с ТЯО; учет особенностей физико-географических условий и оперативного оборудования территории ТВД.

При определении направленности оперативной и боевой подготовки тактических ядерных сил НАТО учитываются: характер угроз военной безопасности странам-участницам со стороны вероятных противников, основным из которых заявлена Российская Федерация; меры, принимаемые военно-политическим руководством РФ по защите национальных интересов государства в Европе и наращиванию возможностей сил общего назначения и ядерного потенциала; состав, направленность и интенсивность проведения мероприятий ОБП в ВС РФ и ее союзников.

Особое внимание уделяется выбору эффективных форм оперативной и боевой подготовки органов военного управления НАТО и тактических ядерных сил по принятию и реализации решения на применение ТЯО.

В частности, с высшими органами военного управления альянса проводятся раздельные и совместные штабные тренировки, а также командно-штабные учения (КШУ) по выработке решения на применение ТЯО и отработке задач устойчивого управления подчиненными частями и подразделениями. Уточняется и оптимизируется состав и очередность передачи приказов, распоряжений и представления донесений. Осуществляется перевод автоматизированной системы управления (АСУ) ТЯС на боевой режим работы и контроль ее функционирования. Отрабатываются задачи доведения приказов и распоряжений ВГК ОВС НАТО до авиационных эскадрилий истребителей — носителей ТЯО и частей ядерного обеспечения ВВС США в Европе.
В течение года, как правило, организуется шесть КШУ высших органов управления НАТО по отработке различных аспектов применения тактического ядерного оружия. Кроме того, предусмотрены ежеквартальные плановые и внезапные проверки боеготовности частей применения ТЯО и ядерного обеспечения.

Важным мероприятием ОБП, как эффективной формы совместной подготовки органов военного управления и частей боевого применения ТЯО и ядерного обеспечения, являются стратегические КШУ ОВС НАТО, проводимые под руководством генерального секретаря Североатлантического союза.

Основу оперативно-стратегического замысла таких учений составляет эскалация военного конфликта с развязыванием противником крупномасштабной войны против одного из членов НАТО. При этом моделируется угроза разгрома группировки ОВС альянса и оккупация значительной части территории стран-участниц. В результате больших потерь в силах общего назначения руководство блока принимает решение на нанесение ограниченного ядерного удара по военным объектам противника с целью прекращения военных действий. Необходимо подчеркнуть, что в соответствии с замыслами КШУ возможность нанесения «агрессором» ответных массированных ядерных ударив по группировкам войск (сил) и объектам НАТО не рассматривается.

Как правило, командно-штабные учения с участием высших органов военного управления и тактических ядерных сил альянса являются заключительными в общей системе ОБП и проводятся в три этапа. Подыгрыш действий противника возлагается на центр компьютерного моделирования, расположенный на авиабазе Рамштейн (Германия).

На первом этапе основное внимание уделяется отработке задач занятия пунктов управления оперативным составом, оценке обстановки и принятию решения на приведение группировки ОВС НАТО в высшие степени боеготовности, переводу системы боевого управления на боевой режим работы, ^усилению охраны и обороны, обеспечению безопасности хранилищ с тактическим ядерным оружием от возможных террористических атак, а также выполнению мероприятий всестороннего обеспечения и управления ТЯС.

На втором этапе отрабатываются следующие мероприятия: доведение приказов боевого управления до авиаэскадрилий истребителей — носителей ТЯО и частей ядерного обеспечения ВВС США в Европейской зоне; приведение тактических ядерных сил в высшие степени боеготовности с подготовкой ядерных авиабомб (массогабаритных макетов) и подвеской их на эти истребители; подготовка и рассредоточение самолетов-носителей на передовых аэродромах с последующим перелетом в районы оперативного предназначения; отработка дозаправки топливом в полете; решение задач управления тактическими ядерными силами с использованием воздушного командного пункта ОВС НАТО; условное нанесение ядерных ударов по военным объектам противника; выполнение мероприятий всестороннего обеспечения и управления ТЯС и др.

С целью совершенствования практических действий по подготовке к боевому применению ТЯО задействуются объекты инфраструктуры аэродромов постоянного базирования тактических истребителей — носителей ЯО и хранилищ ядерных авиабомб на территории стран НАТО. Это позволяет оценить объем предстоящих работ по модернизации объектов хранения ядерных вооружений, а также состояние технических средств охраны и обороны, подъездных путей и технологического оборудования для размещения и обслуживания перспективных авиабомб В61-12. Особое внимание уделяется отработке вопросов безопасности в связи с возрастанием угроз захвата объектов террористическими группировками и возможными протестными действиями радикально настроенного населения.

По оценкам зарубежных военных специалистов, при перебазировании самолетов — носителей ЯО и доставке (условно) ядерных авиабомб на передовые аэродромы в Польше, Словакии и странах Балтии в зоне досягаемости оказывается вся территория Белоруссии и почти вся европейская часть России, при этом подлетное время к объектам у западных границ сокращается с 40-50 до 4-7 мин. Точность бомбометания (круговое вероятное отклонение составляет от 40 до 60 м) с учетом мощности боеприпасов позволяет поражать авиабомбами типа В61 практически любые объекты, включая защищенные.

На третьем этапе осуществляется возвращение войск, вооружения и военной техники в места постоянной дислокации, подводятся предварительные итоги учения.

Результаты анализа КШУ и других мероприятий оперативной и боевой подготовки, проведенных в 2014-2016 годах, позволяют сделать следующие выводы о сильных сторонах и недостатках тактических ядерных сил НАТО. Так, сильными сторонами являются: создание (к 2020 году) новых высокоточных авиабомб В61-12, способных поражать критически важные объекты РФ и Белоруссии; возможность оснащения этими боеприпасами перспективных тактических истребителей F-35A и стратегических бомбардировщиков ВВС США; наличие АСУ авиационными эскадрильями и частями ядерного обеспечения ВВС США, позволяющей оперативно доводить приказы и распоряжения до подчиненных органов военного управления; налаженная система подготовки и сертификации летных экипажей тактических истребителей — носителей ТЯО; модернизация хранилищ с ядерным оружием и других объектов ядерной инфраструктуры; размещение носителей ТЯО в одном ангаре с ядерными авиабомбами; наличие подготовленных аэродромов базирования таких самолетов на территории восточноевропейских членов НАТО (АвБ Зокняй в Литве, Лиелварде в Латвии и Эмари в Эстонии); привлечение к учениям ТЯС летных экипажей из состава ВВС Польши, Чехии и других стран, что является нарушением Договора о нераспространении ядерного оружия.

В качестве недостатков отмечаются: значительные сроки приведения эскадрилий истребителей — носителей ТЯО в готовность к боевому применению (до 30 сут); недостаточная защищенность наземных объектов инфраструктуры тактических ядерных сил НАТО от воздушных и наземных ударов вероятного противника и террористических атак, особенно при транспортировке ядерных боеприпасов; угроза возникновения техногенных аварий и экологических катастроф, что вызывает негативное отношение общественности тех государств, на территории которых находится ТЯО.

По результатам ЮЛУ, проведенных в последние годы, предложены следующие меры по совершенствованию ОБП тактических ядерных сил НАТО. Это разработка новых способов экстренного приведения авиационных эскадрилий самолетов — носителей ТЯО в готовность к выполнению боевых задач; упрощение процедур принятия решения руководством США и НАТО на применение тактического ядерного оружия на ТВД; сокращение количества организационных ограничений в работе с ядерными авиабомбами при безусловном выполнении требований ядерной безопасности; привлечение представителей стран-участниц, не имеющих на своей территории тактического ядерного оружия, к работе в составе ГЯП; включение в замыслы крупных межвидовых учений с использованием обычных вооружений вопросов применения ЯО.

Читайте также:  Вход через сервер другой страны

В целом характер и содержание мероприятий оперативной и боевой подготовки тактических ядерных сил НАТО свидетельствуют, что ТЯО в современных условиях остается для Североатлантического союза важнейшим инструментом достижения военно-стратегических целей альянса.

Вместе с тем в материалах исследований вашингтонского научно-исследовательского центра имени Генри Стимсона от 14 августа 2016 года подчеркивается: «НАТО так и не нашла ответа на вопрос, как можно вести ядерную войну, не убив миллионы граждан в европейских странах. Моделирование военных конфликтов на Балтике с применением ядерного оружия показывает, что в результате применения 20 ядерных боезарядов погибнет около 1 млн человек».

В связи с этим представляется важным привести заявление Президента РФ В. Путина: «Тактическое ядерное оружие США в Европе представляет для России большую угрозу, чем российское для США. Потому что наше тактическое ядерное оружие не носит в отношении США стратегического характера, так как не достигает их территории. В то же время тактическое ядерное оружие США в Европе способно поражать объекты на нашей территории».

1 См.: Зарубежное военное обозрение. — 2013. — № 6. — С. 58.

Источник

Ядерное оружие стран НАТО

Для многих людей старшего поколения, которые хорошо помнят годы «холодной войны», постепенно становится все более очевидным, что мир вступил в еѐ новую фазу. Развернутая против России санкционная и информационная война по своему размаху и интенсивности представляются вполне сопоставимыми с аналогичными кампаниями, которые были организованы и осуществлены в отношении Югославии, Ирака и Ливии накануне проведенных впоследствии против них масштабных военных акций. Однако качественным отличием нынешней ситуации является то, что Соединенными Штатами и их союзниками в качестве объекта воздействия избрано государство постоянный член Совета Безопасности ООН, и к тому же являющееся ядерной державой.

Время покажет, является ли данная политика стран Запада проявлением тщательно разработанной стратегии, в которой все роли и функции игроков детально определены и реализуются четко по графику, либо, наоборот, это не более чем авантюра, наспех организованная и обреченная на провал.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что на фоне весьма драматичных и динамичных военно-политических событий последнего времени – прежде всего, связанных с событиями на Украине и вокруг нее – наблюдается практически полное отсутствие интереса отечественных специалистов к теме нацеленности ядерных потенциалов США и их союзников по НАТО Великобритании и Франции против России.

Вообще, следовало бы отметить, что для новейшей российской истории весьма характерными являются довольно произвольная по своей природе «отмена» угрозы мировой ядерной войны, заметное снижение интереса политиков, экспертного сообщества и СМИ к политическим и техническим аспектам данной угрозы, а также длительное сохранение в общественном сознании умонастроений ядерного пацифизма, которые остаются созвучными провозглашенной М.С.Горбачевым почти 30 лет назад и почти забытой «инициативе полного освобождения мира от ядерного оружия к 2000 году».

Объявленная тогдашним руководителем Советского государства в январе 1986 года инициатива полной и ускоренной ликвидации ядерного оружия в мире не была поддержана президентом США Р.Рейганом, который не поверил в искренность Горбачева. Однако инициатива нашла практическое воплощение в целом ряде серьезных односторонних шагов в области разоружения, сделанных СССР в «перестроечный» период. Один из шагов – продление объявленного ранее, в 1985 году, одностороннего моратория на ядерные испытания, который, кстати, создал значительные проблемы отечественному ядерному оружейному комплексу. Данный мораторий, как ни стремился Горбачев придать ему международное измерение, не был в те годы поддержан США.

Ядерный пацифизм руководителя СССР был высоко оценен прогрессивной мировой общественностью, и эта оценка «материализовалась» в присужденной Горбачеву в 1990 году Нобелевской премии мира.

Иллюзии крупных политиков, однако, не всегда имеют долгую судьбу. В 2000 году, когда, по замыслу Горбачева, ядерное оружие должно было полностью исчезнуть, в мире уже почти ничто не напоминало о его инициативе. А в начале 2015 года, то есть еще спустя 15 лет, другой лауреат Нобелевской премии мира – президент США Б.Обама выступил с планом крупномасштабного финансирования американской программы поддержания ядерного арсенала в боеготовом состоянии, включая реконструкцию национального ядерного оружейного комплекса, находящегося в ведении Министерства энергетики. По размеру годового бюджета (в сопоставимых ценах) новая американская программа вполне соответствует поддержанной администрацией Р.Рейгана в разгар «холодной войны» ядерной оружейной программе Министерства энергетики 1986 года.

Нельзя не отметить, что в 1990-х годах после распада Советского Союза США и их союзники, учитывая исчезновение угрозы со стороны Варшавского Договора, приняли меры по существенному сокращении номенклатуры ядерных вооружений и снижению их запасов. Прежде всего, сокращения включали ликвидацию ставших избыточными систем ядерного оружия сухопутных войск, включая демонтаж соответствующих ядерных боеприпасов. В последние 10-15 лет, то есть после завершения указанных сокращений, номенклатура ядерных вооружений в США, Франции и Великобритании фактически стабилизировалась и, скорее всего, останется стабильной в обозримой перспективе. Сохраняющихся запасов ядерного оружия во всяком случае, в США вполне достаточно, чтобы гарантированно уничтожить любое государство мира.

Существенным фактором, сдерживающим качественное развитие ядерных вооружений, является Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, который был открыт для подписания в 1996 году. США, Великобритания и Франция подписали данный документ и, несмотря на его формальное невступление в силу, соблюдают его положения. Однако США не ратифицировали Договор, хотя на словах и обещали это сделать.

Наиболее существенно то, что в условиях де-факто запрета на ядерные испытания невозможно вносить какие-либо значительные изменения в конструкции ядерных зарядов, которыми оснащаются состоящие на вооружении ядерные боеприпасы, для их качественного улучшения, без значительного риска снижения проектных характеристик (в том числе тротилового эквивалента). Представляется возможным модернизировать атомные боеприпасы и даже создавать их новые типы/модификации, но только без внесения какихлибо существенных изменений в конструкцию апробированных ранее (то есть отработанных в ходе полномасштабных ядерных испытаний) ядерных зарядов.

Главный же акцент делается на поддержании в технически исправном и боеготовом состоянии практически всех типов ядерных боеприпасов, состоящих на вооружении, на протяжении как можно более длительного времени.

Необходимо при этом иметь в виду, что ядерные заряды указанных боеприпасов фактически относятся к разработкам 1970-1980-х годов, и в них используются те делящиеся и конструкционные материалы, которые были характерны для указанного периода времени.

Основным инструментом решения задачи поддержания ядерных боеприпасов в технически исправном и боеготовом состоянии являются неядерные испытания боеприпасов и их компонентов различными методами физического моделирования, а также компьютерное моделирование.

Большую техническую сложность решения данной задачи можно проиллюстировать следующим примером. Представим себе, что крупной компании-разработчику и производителю автомобилей ставится задача поддержания в идеальном техническом состоянии в течение сколь угодно долгого времени автопарка из десятка моделей своих машин в количестве порядка 5000 единиц. Разрешено проводить любые работы по техобслуживанию с одним лишь ограничением – нельзя осуществлять запуск двигателя ни на одной из машин. В то же время требуется, чтобы в любой момент времени любая из машин в отдельности была способна продемонстрировать все свои технические характеристики в движении, в том числе с максимальной скоростью.

Современное состояние ядерных вооружений США и их союзников по НАТО Великобритании и Франции характеризуется следующими данными.

Ядерное оружие США

По состоянию на начало 2015 г. США располагали ядерным арсеналом в размере 4760 ядерных боеприпасов, которые могут применяться с помощью более чем 800 баллистических ракет и самолетов-носителей. По сравнению с 2009 г. арсенал сократился примерно на 350 боеприпасов.

Из указанного числа боеприпасов 2080 являются развернутыми, из них – 1900 стратегических – на баллистических ракетах наземного и морского базирования и базах бомбардировщиков, размещенных на территории США. Остальные 180 ед. – тактические авиационные бомбы, размещенные в Европе.

2680 боеприпасов находятся на складском хранении в распоряжении Министерства обороны США и образуют так называемый «страховочный резерв на случай технических и геополитических неожиданностей» (hedge against technical or geopolitical surprises). Кроме того, 2340 технически исправных ядерных боеприпасов находятся на складах Министерства энергетики в ожидании демонтажа. Таким образом, США располагают примерно 7100 ядерными боеприпасами, допускающими боевое применение.

Для выполнения условий вступившего в силу в 2011 г. Договора СНВ-3 (общее число развернутых стратегических боезарядов должно быть ограничено 1550 единицами, общее число МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков – 700 единиц) в период до 2018 г. 50 МБР «Минитмен-3» будут извлечены из шахтных пусковых установок (ШПУ) и переданы на складское хранение (с технической возможностью повторной загрузки в ШПУ и боевого дежурства). К указанному сроку предусматривается сохранить статус носителей ядерного оружия для 60 стратегических бомбардировщиков. На каждой ПЛАРБ типа «Огайо» предусмотрено использовать для загрузки ракет 20 из 24 имеющихся пусковых шахт с тем, чтобы к 2018 г. общее число развернутых БРПЛ составляло не более 240.

Таблица1. Типы, характеристики и количество носителей ядерного оружия и ядерных боеприпасов США

Таблица 1. Типы, характеристики и количество носителей ядерного оружия и ядерных боеприпасов США
Источник: http://spmagazine.ru/

Для практической отработки действий по применению ядерного оружия в ядерных силах США в 2014 г. проведено несколько крупных учений. В их числе:

  • Учения «Глобал Лайтнинг», проведенные Стратегическим командованием с задействованием всех компонентов «ядерной триады».
  • Учения «Констант Вигиленс», проведенные Командованием глобального удара ВВС с участием стратегических бомбардировщиков B-52H и B-2.
  • Межвидовые учения «Вэлиант Шилд-14», в ходе которых отрабатывались вопросы боевого применения стратегической авиации и сил МБР, включая проведение учебных пусков крылатых ракет и МБР «Минитмен-3».
  • Учения «Глобал Тандер-15» проведенные Стратегическим командованием, с отработкой взаимодействия стратегической авиации в ходе нанесения массированного ядерного удара.

В предстоящие 10 лет руководство США планирует направить 350 млрд. долл. на поддержку в боеготовом состоянии ядерных сил и их модернизацию, включая:

  • проектирование ПЛАРБ нового поколения;
  • разработку нового стратегического бомбардировщика;
  • разработку новой стратегической крылатой ракеты воздушного базирования;
  • исследование концепции новой МБР;
  • развертывание нового тактического самолета-носителя ядерного оружия,
  • а также широкомасштабные работы по модернизации ядерных боеприпасов, состоящих на вооружении.

Модернизация ядерных боеприпасов.

Ядерные боеприпасы, которые планируется иметь в боеготовом состоянии, подлежат модернизации в ходе соответствующих широкомасштабных программ, рассчитанных на несколько десятилетий.

В настоящее время осуществляется полномасштабное производство ядерных зарядных устройств W76-1 для боеголовок БРПЛ «Трайдент-2», общим объемом 1600 единиц. Срок завершения программы стоимостью 3,7 млрд. долл. – 2019 год.

На период до 2025 г. планируется программа производства новых управляемых ядерных авиабомб B61-12 общей стоимостью 10 млрд. долл.

На период до 2033 г. намечается производство боевой части W80-4 (модернизированная версия существующей боевой части W80-1 крылатых ракет), предназначенной для оснащения разрабатываемой КР воздушного базирования, с ожидаемыми суммарными расходами 7-8 млрд. долл.

Как отмечалось выше, ввиду режима полного запрещения ядерных испытаний невозможно осуществлять разработку ядерных боеприпасов с зарядами новой конструкции. В то же время планируется максимально использовать все технические возможности по продлению сроков службы состоящих на вооружении ядерных боеприпасов, включая замену ядерных компонентов на технически более надежные, использовавшиеся в других типах боеприпасов, которые ранее были полностью отработаны в ходе ядерных испытаний. Благодаря работам по повышении точности доставки боеприпасов к целям считается возможным снижение их тротиловых эквивалентов при такого рода замене.

Межконтинентальные баллистические ракеты.

На боевом дежурстве находятся 450 ракет «Минитмен-3» в шахтных пусковых установках на трех ракетных базах – Уоррен (шт. Вайоминг), Майнот (шт. Сев. Дакота) и Мальмстром (шт. Монтана). К 2018 г. в боевом составе останутся 400 МБР. С июня 2014 г. ракеты оснащаются только моноблочными головными частями.

Мероприятия по сохранению «возвратного потенциала»:

Предусматривается техническая возможность возвращения на МБР разделяющихся головных частей типа MIRV с тремя боеголовками в составе каждой. 50 МБР, подлежащих извлечению из ШПУ в ближайшие годы, будут находиться в готовности к повторной установке в шахты. Соответствующие пустые ШПУ уничтожению не подлежат.

В текущем году завершается долгосрочная крупномасштабная программа модернизации МБР «Минитмен-3», в результате которой стратегические ядерные силы США фактически получили новую ракету с усовершенствованной системой наведения, при этом от старой ракеты остались только корпуса твердотопливных двигателей. В период 2010-2012 г. проведена модернизация систем автоматики подрыва ядерных боеголовок.

В настоящее время проводятся исследования в обоснование облика и характеристик перспективной МБР, которая рассматривается на замену «Минитмен-3» начиная с 2030 г. Выполненное в 2014 г. исследование акцентировало внимание на варианте создания МБР, в которой используются существующие элементы ракетной системы «Минитмен-3», такие как ШПУ, система управления и контроля. При этом будут разработаны новые ракетные двигатели и система наведения повышенной точности. Не исключается возможность реализации относительно дорогостоящей концепции комбинированного (стационарно-мобильного) базирования, при котором ракеты могут извлекаться из шахт и рассредоточиваться с использованием мобильных (железнодорожных или грунтовых) пусковых установок.

БРПЛ ИПЛАРБ.

В боевом составе ВМС – 14 ПЛАРБ типа «Огайо», из которых в любой момент времени 12 являются боеготовыми, а две – находятся в ремонте.

Начиная с 2015 г. число пусковых шахт на лодках будет снижаться с 24 до 20 в интересах обеспечения выполнения условий Договора СНВ-3 по числу средств доставки.

На замену лодок типа «Огайо» разрабатывается ПЛАРБ нового поколения (рис.1). Всего планируется построить 12 лодок, с выходом первой на боевое патрулирование в 2031 г. Каждая лодка будет иметь водоизмещение на 2 тыс. тонн больше, чем «Огайо». Однако число БРПЛ/пусковых шахт на лодке будет снижено до 16. Общая стоимость программы создания 12 новых ПЛАРБ составляет 92 млрд. долл.

В течение 2030-х гг. новые лодки будут оснащаться модернизированной БРПЛ типа «Трайдент-2», которая в отличие от существующей будет оснащена новой высокоточной системой наведения. Следует отметить, что данная модернизированная ракета начнет уже в 2017 г. поступать в ВМС – для оснащения существующих ПЛАРБ вплоть до их вывода в 2042 г. из боевого состава. Кроме того, она поступит на вооружение британских ПЛАРБ типа «Вэнгард».

Рис. 1. Примерный общий вид перспективной ПЛАРБ ВМС США
Источник: http://spmagazine.ru/

Стратегические бомбардировщики.

В боевом составе ВВС в настоящее время насчитывается 20 бомбардировщиков-носителей B-2 и 93 B-52H. Считаются способными нести и применять ядерное оружие 18 и 76 самолетов указанных типов соответственно. Фактически задачи по применению ядерного оружия, в соответствии с имеющимися планами ведения ядерной войны, возлагаются на 60 самолетов (16B-2и44B-52H). Бомбардировщики дислоцированы на трех базах ВВС:Майнот (штат Северная Дакота), Барксдейл (штат Луизиана) и Уайтмен (штат Миссури).

Каждый B-2 способен нести до 16 ядерных авиационных бомб, каждый B-52H – до 20 ядерных крылатых ракет. По оценке, всего для применения самолетами стратегической авиации имеется около 500 бомб и 528 КР. Считается, что всего примерно 200-300 бомб и КР хранятся на складах указанных трех авиабаз, а остальные 700-800 на центральном складе ВВС, находящемся на авиабазе ВВС Киртленд (штат Нью-Мексико).

ВВС планируют создание стратегического бомбардировщика нового поколения, который может поступить в боевой состав в середине 2020-х гг (рис.2). Общий объем производства этих машин намечается в размере 80-100 единиц, часть из них будет предназначаться для решения задач с применением ядерного оружия. Общий объем финансирования данной программы – 80 млрд. долл.

Новый бомбардировщик будет вооружаться планируемыми к созданию управляемыми ядерными авиабомбами В61-12 и новыми крылатыми ракетами большой дальности. Для снаряжения последних, как отмечалось выше, будет выполнена программа модернизации боевой части W80-1 существующей КР ALCM, после чего она получит обозначение W80-4. Всего предполагается изготовление 500 новых КР.

Рис.2 Возможный концептуальный внешний облик перспективного стратегического бомбардировщика ВВС США
Источник: http://spmagazine.ru/

Нестратегическое ядерное оружие.

На вооружении США имеется один тип нестратегического ядерного боеприпаса – авиационная бомба В61 в трех модификациях – В61-3, В61-4 и В61-10. Всего их запасы составляют 500 единиц. 180 бомб хранятся на складах шести авиабаз в европейских странах НАТО – Италии (две базы), Германии, Нидерландов, Бельгии и Турции.

Планами НАТО предусмотрено развертывание в начале следующего десятилетия новой ядерной авиационной бомбы В61-12. Она будет оснащаться ядерным зарядом существующей бомбы В61-4 (максимальный тротиловый эквивалент 50 кт), однако в отличие от своей предшественницы должна иметь аэродинамические элементы для планирующего полета на большие расстояния (с обеспечением применения с борта самолета-носителя, находящегося вне зоны досягаемости средств ПВО противника) и обеспечения высокой точности наведения на цель.

Помимо существующих тактических самолетов-носителей НАТО – F-15E, F-16 и «Торнадо» новую бомбу в перспективе будет способен применять самолет F-35A со сниженной радиолокационной заметностью, что, как считается, обеспечит существенное повышение боевых возможностей нестратегических ядерных сил НАТО.

Последнее учение НАТО по отработке применения нестратегического ядерного оружия – «Стедфаст Нун» – было проведено на авиабазе Геди (северная Италия) в октябре 2014 г. с привлечением самолетов-носителей из США, Германии, Бельгии, Италии, Турции, а также самолетов F-16 ВВС Польши. Последние, хотя и не считаются носителями ядерного оружия, однако предназначены для решения задач неядерной поддержки при нанесении ядерных ударов авиацией НАТО.

Ядерная оружейная программа Министерства энергетики США, развитие ядерного оружейного комплекса США

Администрация Б.Обамы в бюджетном запросе Конгрессу на 2016 финансовый год определила объем финансирования ядерной оружейной программы Министерства энергетики в размере 8,85 млрд. долл., что на 10,5% больше, чем в 2015 фин. году. По мнению ряда экспертов, этим фактически ознаменовано начало 30-летней программы модернизации ядерных сил США общей стоимостью около 1 трлн. долл.

Столь существенное увеличение финансирования ядерной оружейной программы Министерства энергетики обусловлено:

во-первых, носящими весьма активный характер программами продления сроков службы ядерных боеприпасов, ориентированных на фактически неограниченное по времени сохранение существующих боеприпасов в боеготовом состоянии, с последовательным приданием им новых, с точки зрения боевого применения, качеств;

во-вторых, новыми планами деятельности ядерного оружейного комплекса США, связанными с выпуском модернизированных боеприпасов, которые должны оставаться на вооружении США вплоть до 2075 г.

Например, выполняемая в настоящее время программа продления срока службы авиабомбы В61 преследует в том числе цель разработки первой в мире управляемой ядерной бомбы («смарт-бомбы») и ее полномасштабного производства на существующих предприятиях.

В 2016 финансовом году начнется программа продления срока службы ядерной боевой части, которая будет использоваться для оснащения новой крылатой ракеты воздушного базирования. На эту программу запрашивается 195 млн. долл. в указанном году. К 2020 г. объем ее финансирования возрастет до 459 млн. долл. в год. Характерно, что НИОКР по модернизированной боевой части запланированы в период, предшествующий НИОКР по разработке самой крылатой ракеты.

Вместе с новой модификацией авиабомбы В61, которая будет применяться с новейших самолетов, выполненных по технологии «стелт», новая малозаметная крылатая ракета будет способна преодолевать высокоэффективную систему ПВО противника.

На цели демонтажа ядерных боеприпасов, снятых с вооружения, запрашивается всего лишь 48 млн. долл., что составляет 4% от финансирования программ продления сроков службы ядерных боеприпасов (1,3 млрд. долл. на 2016 фин. год).

Планируется направить 430 млн. долл. на создание в районе Окриджа, шт. Теннеси, нового предприятия по производству урановых компонентов (узлов термоядерных зарядов) мощностью более 80 единиц в год. Общая стоимость его создания составит 6,5 млрд. долл.

Начнется выполнение программы стоимостью 2 млрд. долл., предусматривающей расширение производственных мощностей, имеющихся в Лос-Аламосской национальной лаборатории, по изготовлению плутониевых компонентов ядерных боеприпасов. Из данной суммы 1,4 млрд. долл. пойдут на модернизацию плутониевого предприятия PF-4. На 2016 фин. год по данной программе предполагается выделить 155,6 млн. долл. В последующем планируется выполнение работ по продлению срока эксплуатации данного предприятия и увеличению мощностей по производству плутониевых узлов сверх 30 единиц в год. При этом рассматривается возможность создания в перспективе новых модульных установок и перенос некоторых технологических процессов, используемых в рамках плутониевого производства, в другие места. Предполагается, что не менее двух модульных предприятий, стоимостью 1 млрд. долл. каждое, могут быть созданы до 2027 года.

Заслуживают упоминания и другие бюджетные статьи по оружейной программе Министерства энергетики США на 2016 фин. год, включая:

  • Исследования, разработки, испытания (неядерные) и анализ их результатов 1 776 млн. долл.
  • Компьютерное моделирование процессов при взрыве ядерного боеприпаса 623 млн. долл.
  • Разработка перспективных производственных технологий 130 млн. долл.
  • Деятельность Невадского полигона (в том числе подготовка и проведение подземных подкритических испытаний зарядов) 80 млн. долл.
  • Исследования по инерционному управляемому термоядерному синтезу 502 млн. долл.

Подкритические испытания ядерных зарядов на Невадском полигоне

В условиях запрещения полномасштабных ядерных испытаний для получения экспериментальных данных по работоспособности ядерных зарядов используется, в частности, такой важный инструмент, как подкритические испытания. Они проводятся на территории бывшего ядерного полигона США в шт. Невада, на специальной площадке с подземным туннельным комплексом, оборудованном на глубине несколько сот метров. При подкритическом испытании, в отличие от «полноценного» ядерного, заряд делящегося вещества, хотя и достигает условий возникновения и развития цепной реакции деления, однако число актов деления (число «поколений нейтронов») меньше, чем необходимо для ядерного взрыва. Фиксация с помощью специальных измерительных средств динамики развития цепной реакции в плутониевом заряде дает важную информацию, позволяющую делать вывод о работоспособности заряда при штатных условиях срабатывания. Можно, например, оценивать влияние на характеристики заряда при его взрыве, такого существенного фактора, как старение плутония. Всего начиная с 1992 г., когда США прекратили полномасштабные ядерные испытания, на Невадском полигоне проведено 27 подкритических испытаний. Последнее из них Pollux состоялось в декабре 2012 г.

Исследования по инерционному управляемому термоядерному синтезу.

В рамках ядерной оружейной программы США значительныеусилиявтечение последних 20 лет были направлены на реализацию исключительного по своей амбициозности проекта – проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию в Ливерморской национальной лаборатории им. Лоуренса (шт. Калифорния) уникальной в мировом масштабе лазерной установки управляемого термоядерного синтеза, получившей название «Национальный комплекс по термоядерному зажиганию» (National Ignition Facility –NIF). На возведение комплекса потребовалось более 10 лет и затрачено около 4 млрд. долл. из федерального бюджета. Замысел ученых состоял в том, чтобы с помощью получаемого с помощью 192 лазерных лучей импульсного светового воздействия на миниатюрную термоядерную мишень, содержащую смесь дейтерия и трития, добиться ее равномерного обжатия с достижением условий термоядерного поджига и эффективного горения указанной смеси. Полагалось возможным на комплексе NIF обеспечить преодоление принципиально важного научно-технологического рубежа: термоядерное энерговыделение горящей мишени должно превысить энергию, затраченную на ее облучение, которая может достигать 1,8 мегаджоулей (МДж). Это открывало быновую эпоху в экспериментальной физике, благодаря практической возможности проведения лабораторных термоядерных микровзрывов с энерговыделением в единицы килограммов и более в тротиловом эквиваленте.

Для разработчиков ядерного оружия это означало бы получение в свое распоряжение качественно нового инструмента исследования процессов, протекающих в термоядерных боеприпасах, и их проектирования. Американская программа исследований и разработок в области ядерного оружия получила бы благодаря этому мощнейший импульс и смогла бы обеспечить высокую практическую отдачу в создании новых научно-технологических заделов в области ядерного зарядостроения в условиях действия заключенного в 1996 году Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

В 2009 г. было официально объявлено о завершении создания комплекса NIF (рис.3), и последующие четыре года были посвящены достижению режима термоядерного поджига. Наиболее значимые усилия были предприняты в 2013 г., когда сначала было достигнуто термоядерное энерговыделение 8000 Джоулей с общим числом образовавшихся термоядерных нейтронов 3*1015, а в последующих опытах эти показатели были превышены на 50% и более. Однако даже эти рекордные характеристики отстоят слишком далеко от целевых: эффективный термоядерный поджиг характеризуется в 100 раз более высокими значениями энерговыделения и выхода нейтронов, чем фактически было достигнуто.

Усилия по достижению режима термоядерного поджига будут продолжены, однако с течением времени представляется все более вероятным, что для американских конструкторов ядерного оружия NIF станет уникальной по сложности и стоимости установкой, которой не суждено оправдать возлагавшиеся на нее надежды.

Рис. 3 Монтаж экспериментальной камеры лазерного термоядерного комплекса NIF(США)
Источник: http://spmagazine.ru/

Ядерное оружие Великобритании

Великобритания сохраняет свой ядерный статус, имея на вооружении ПЛАРБ с ядерными баллистическими ракетами американского производства «Трайдент-2». Размер ядерного арсенала 225 боеголовок. В настоящее время ракеты оснащены боеголовками Mk-4А с зарядами W76-1 мощностью 100 кт. Обращает на себя внимание полная идентичность маркировке американских боеголовок ракет «Трайдент-2», что указывает на то, что британские боеприпасы и их заряды в конструктивном отношении аналогичны одноименным американским.

Правительство страны, судя по сообщениям СМИ, приняло решение о развертывании широкомасштабных работ по замене существующего ядерного флота из четырех ПЛАРБ типа «Вэнгард» (16 пусковых установок баллистических ракет на каждой) на лодки нового поколения. В середине 2020-х годов намечено иметь три-четыре таких лодки.

Ядерное оружие Франции

Франция, обладающая запасами ядерных боеприпасов в объеме около 300 единиц, находится на завершающей фазе выполнения крупномасштабной программы модернизации национальных ядерных сил, выполняемой с целью сохранения ядерного потенциала вплоть до 2050-х годов. Наиболее значительным мероприятием является развертывание БРПЛ М-51 на подводных лодках типа «Триумфан». Данная твердотопливная ракета превосходит свою предшественницу М-45 по дальности стрельбы, забрасываемому весу и точности. Начиная с 2015 г. поступят на вооружение новые боеголовки с термоядерным зарядом TNO на замену снимаемому зарядному устройству TN75.

Несколько лет назад завершено перевооружение авиационной компоненты ядерных сил Франции на новую крылатую ракету ASMP-A с дальностью стрельбы 500 км. Она поступила на замену ракете ASMP, имевшей дальность полета 300 км. Новая ракета снаряжается термоядерным зарядом TNA большой мощности.

Носителями ядерных крылатых ракет являются истребители бомбардировщики «Мираж» 2000N (авиабаза Истрес на Средиземноморском побережье страны (рис.4) и «Рафаль» F3 (авиабаза Сен-Дизье к северо-востоку от Парижа). Авиабазу Истрес планируется адаптировать для размещения самолетов «Рафаль».

Кроме того, в качестве носителя ядерного оружия может использоваться палубная версия истребителя «Рафаль», который базируется на борту авианосца «Шарль де Голль». В мирное время ядерное оружие для этих самолетов хранится на континентальных складах.

Рис. 4 Президент Франции выступает перед летчиками в ходе посещения 19 февраля 2015 г.авиабазы Истрес, на которой базируются самолеты-носители ядерного оружия
Источник: http://spmagazine.ru/

Французский проект мегаджоульной лазерной термоядерной установки.

В 2014 г. во Франции завершены работы по строительству недалеко от г. Бордо лазерной термоядерной установки аналога американского комплекса NIF. Французский комплекс с названием Laser Mégajoule LMG (рис.5) имеет много схожего с его американским предшественником. Преследуются аналогичные американским цели, предполагающие активное использование французской установки в интересах ядерных оружейных НИОКР. На ее создание французским Комиссариатом по атомной энергии и альтернативным источникам энергии израсходовано около 3 млрд. евро.

Для фокусирования лазерного излучения на термоядерной мишени используются 176-лучевая лазерная система с энергией импульса примерно 1,5 МДж. Несмотря на неудачу американских коллег по быстрому достижению условий эффективного термоядерного поджига, французские ученые планируют на ближайшие годы подготовку своей установки к проведению экспериментов аналогичной направленности.

Рис. 5 Комплекс зданий лазерной термоядерной установки Laser Mégajoule (Франция). Слева внизу -сферическая экспериментальная камера с окнами для лазерных лучей
Источник: http://spmagazine.ru/

В заключение представляется необходимым отметить следующее.

  1. За 70 лет, прошедших с момента появления ядерного оружия на нашей планете, оно прошло длительную эволюцию и доказало свою способность эффективно выполнять функцию стратегического сдерживания. Другие «классические» виды оружия массового поражения — химическое и биологическое оказались принципиально не способны играть данную роль.
  2. Антиядерные инициативы, нацеленные на полную ликвидацию в мире ядерного оружия, вряд ли имеют хоть какой-либо шанс на практическое осуществление в обозримой исторической перспективе, по крайней мере в условиях тех противоречий, которые существуют и останутся между ведущими государствами мира.
  3. Ядерные державы и другие страны фактические обладатели ядерного оружия будут предпринимать все возможные научно-технические и организационные меры для сохранения в боеспособном и боеготовом состоянии своих ядерных арсеналов сколь угодно долгое время. Однако невозможно полностью исключить риск того, что какие-то типы ядерных зарядов окажутся подверженными настолько интенсивной деградации, что будут подлежать замене. На самый крайний случай может рассматриваться вариант их замены на имеющие существенно меньшую мощность заряды максимально простой конструкции, в надежности которых нет сомнений даже несмотря на то, что не будут проводиться их ядерные испытания.
  4. Как представляется, названные выше моменты являются существенными для России, которая в новых исторических условиях все более взвешенно и разумно осознает, как свое место в мире, так и характер и масштабы внешних угроз своей безопасности. Становится все более очевидным, что ядерный потенциал России это именно тот важнейший и надежнейший фактор, который останавливает США и их союзников от крупномасштабного применения силы на постсоветском пространстве. Это означает в том числе, что следует оставить в прошлом иллюзии ядерного пацифизма, если они еще живы в нашей стране либо как рудимент «идей перестройки нового политического мышления», либо как более свежие концепции порождения современного либерализма.

Источник

Adblock
detector