Меню

Страны с письменностью иероглифами

Иероглифы

Иероглиф — это графическое изображение образа, понятия, слога или слова. Говорящие на разных диалектах в Китае, могут не понять смысл произнесенных слов, но одинаково поймут смысл иероглифа.

Многообразный мир иероглифов можно разделить на следующие типы: пиктографические, идеографические, фонографические.

Первым способом передачи информации у древних людей были пиктограммы — знаки, изображающие людей, животных, предметы, орудия труда и т.п. Утверждают, что пиктограммы и были первыми иероглифами. Они были обнаружены во многих регионах мира; следовательно, первым письмом для многих народов было иероглифическое. Но появление и развитие древних цивилизаций пошло по разным путям: письменность западных цивилизаций использовала финикийские символы, восточных — иероглифическое письмо.

Идеографические иероглифы состоят из двух или нескольких знаков; это соединение образует новое понятие. Например, два иероглифа «дерево», объединенные в один знак, обозначают «лес» 林.

Фонографические иероглифы состоят из ключа и фонетика. Ключ — это место иероглифа в смысловой группе понятий. Например, иероглиф 手 означает «кисть руки», ключом являются иероглифы 扌 или 龵; они могут составлять слово 推 (толкать). Звучание передается фонетиком, например, 每(возможное произношение — «мэй»).

Иероглифы как вид письма появились примерно 6000 лет тому назад. Самую сложную иероглифическую письменность создали в XI веке в древнем государстве тангутов — одном из самых сильных государств Центральной Азии, которое было разрушено во время монгольского нашествия в XIII веке. Древнейшими иероглифами считаются египетские и китайские. В древнем Египте символы были довольно просты, так, например, обозначали дом . Но расшифровать всю египетскую письменность долгое время не удавалось. В 1822 году мировой сенсацией стало сообщение, что французскому ученому Шампольону удалось разгадать древнеегипетские иероглифы и прочитать надписи — так был открыт путь к изучению истории и культуры древнего Египта. Стало известно, что в древнем Египте к иероглифам относились не только как к письменным знакам, их почитали со священным трепетом: считалось, что иероглиф — это «Слово Бога». Тайный смысл иероглифов был известен только жрецам. Современные представители оккультных наук считают, что карты Таро содержат тайные знания, переданные древними египтянами.

Утверждают, что китайцы также понимали сакральный смысл символов: легенды рассказывают о необычном появлении иероглифов, где не обошлось без вмешательства высших сил. Одна из версий гласит, что людям знаки были посланы на панцире черепахи; другая — на спине дракона. Китайские иероглифы проникли в Корею и Японию, где отдельные китайские символы используются и в современной письменной системе. С X по XVII вв. вьетнамская письменность была основана на иероглифах из Китая; позже во Вьетнаме колонизаторами был введена латинский алфавит.

Иероглифы красивы в написании, каллиграфия — это особое искусство, которое достигло своих вершин с изобретением волосяной кисточки.

Источник

История иероглифов

Китайские иероглифы – это не просто символы. Они являют собой одну из самых загадочных, интересных и сложных форм письменности. Каждый из символов уникальный, поскольку имеет свою историю создания, значение и особенности написания.

Что такое иероглиф

Иероглифы – знаки, которые используют в нескольких странах для письма. Один иероглиф может обозначать 1 букву, слог, слово или даже словосочетание. Значение слова также будет зависеть от того, с каким тоном оно произнесено.

Само понятие «иероглиф» начали использовать еще до нашей эры. Если перевести его происхождение, то оно обозначает «священновырезанные письмена».

История возникновения

Все иероглифы китайцев можно разделить на два вида знаков: цзы (составные символы) и вэнь (простые символы, самые древние).

Китайские ученые утверждают, что иероглифам предшествовало письмо из специальных узелковых символов. Создателем первых иероглифов стал Цан Цзе. При написании символов для обозначения предметов или действий, он внимательно следил за ними, изучал их характеристики. Автор первых символов служил историографом у императора Хуан-ди. Он был настолько мудрым и прозорливым, что часто изображался с 4 глазами. Историки утверждают, что из всех предложенных знаков для письменности, только его были приняты к использованию.

Если учитывать появление первых иероглифов, то они старше клинописи шумеров. Первые китайские иероглифы появились во 2 тысячелетии до н.э. Надписи, похожие на иероглифы, изображали на костях и выцарапывали на камне. Наносили их заостренными палочками. Первые пиктограммы, которые придумали, обозначали действия, части человеческого тела и явления природы, принадлежности для бытового использования.

Новые правила в написание иероглифов вводились в эпоху Чжоу. Это придворный историограф, который составил список самых употребляемых символов в 8 веке до н.э. Написание новых символов стало более сложным. В это же время ввели фоноидеограммы – знаки, которые состояли из 2 частей: фонетической (она указывала на то, как правильно произносить) и к какому классу относится предмет или его свойства. В отличие от этих иероглифов современные относят к идеограммам.

Читайте также:  Страны лидеры экспорта вооружений

В эпоху Чжань-го иероглифическая письменность разделена на несколько вариантов, в зависимости от региона, в котором она употреблялась. Пытался создать единое письмо для всего Китая император Цинь Шихуанди. «Официальное» письмо, которое он ввел, стало основой для современного китайского языка. В словаре того времени было зафиксировано до 3400 иероглифов, которые используются народом.

В начале 20 века иероглифическая письменность стала настолько сложной, что один знак мог иметь до 20 линий. Власть решила немного упростить их написание. К этому вопросу возвращались в 1930-е годы и в 1956 году. Сегодня же китайские символы – это не только часть письма, но и знаки, которые имеют тайное значение, а иногда и магические свойства.

В каких странах используют иероглифы

На сегодняшний день иероглифами для письма пользуются очень много людей, преимущественно, это азиатские страны. Все современные иероглифы имеют китайское происхождение, но с добавлением местного колорита.

Итак, кроме китайцев пользуются иероглифами в Японии, Корее, Вьетнаме, Сингапуре и Малайзии. Используются иероглифы и некоторыми народами в Монголии. Кстати, корейцы заменили свои иероглифы на фонетическое письмо под названием хангыль.

Как отличить иероглифы разных стран?

Источник

Что такое иероглифы и почему ими пользуются на Востоке, а не на Западе

С иероглифа начинались все без исключения письменные системы мира. Тем не менее иероглифическая система записи закрепилась только на Дальнем Востоке. Почему именно там? Что вообще такое иероглиф и что он обозна­чает — конкретное слово или абстрактную идею?

Тезисы

Все знают, что в Китае и Японии используют не буквы, а иероглифы: в этих странах одним знаком (иероглифом) может записываться целое слово. Гораздо менее известно, что все без исключения письменности мира изначально зарождались как иероглифические, а уже потом отправлялись в длинный и слож­ный путь к алфавитным системам.

Но в странах Дальнего Востока и прежде всего в Китае развитие пошло по совер­шенно иному пути. И даже профессиональные китаисты нередко затрудня­ются объяснить, что это был за путь и почему китайская цивилизация выбрала именно его.

Самым естественным объяснением того, что иероглифика так прочно закрепи­лась именно на Востоке, является ее органичная приспособлен­ность к нуждам любого языка так называемого юговосточноазиатского типа, к которым отно­сится в том числе китайский. Заимствовать китайскую письменность или изо­брести на ее основе собственное иероглифическое письмо пытались многие «начинающие» цивилиза­ции, но в силу разных обстоятельств, как внутренних, так и внешних, рано или поздно от нее отказывались. Исключение — Япония с ее весьма специфическими культурными традициями, но даже Японии при­шлось вносить в иероглифику существенные инновации, чтобы приспособить ее к особенностям своего языка.

Широко распространено представление о том, что иероглифическая письмен­ность принципиально отличается от алфавитной тем, что иероглиф не привя­зан непосредственно к слову, что он сразу передает смысл, идею, а не звучание. Отчасти это так, и поэтому, например, одним и тем же иероглифом 木, изобра­жающим дерево, можно записывать и китайское слово му («дерево»), и япон­ское ки с тем же значением. Но на самом деле все гораздо сложнее: есть убеди­тельные доказательства того, что иероглифы изначально создава­лись для за­писи слов (причем конкретно китайского языка), а не аб­страктных идей. «Концептуализация» иероглифа, его художественное осмы­сление производи­лось уже позже, в рамках высокоразвитой письменной культуры, и когда в Ки­тае, в эпоху поздней древности и раннего Средневековья, эти представления легкомысленно стали переноситься на эпоху глубокой древно­сти, это создало почву для многочисленных недоразумений и искажений, раз­гребать которые исследователи истории китайского языка и письма по­-настоя­щему стали только совсем недавно.

Интервью с лектором

— Что вас, специалиста по историческому языкознанию, привлекает именно в китайском языке?

— В первую очередь исторический аспект. По своим особенностям китайский язык чрезвычайно сильно отличается от типичных евро­пейских языков, но при этом ему еще и ужасно повезло по сравнению со своими соседями в Юго-Восточной Азии. Он обладает трехтысяче­летней письменной историей, зафиксированной в таком гигантском массиве текстов, что сложных, противо­речивых, нерешенных вопросов там хватит еще на сто лет вперед, если не боль­ше. Чего стоит, напри­мер, один вопрос того, как восстановить звучание древ­некитайских текстов, которое в иероглифике никогда не отображалось на пись­ме непосредственно!

Читайте также:  Прогноз добычи нефти по странам мира

— Как вы стали заниматься иероглифами?

— Помимо чисто теоретических причин, были и личные: по крайней мере трем замечательным людям, двоих из которых, к сожалению, уже нет в живых, я во многом обязан тем, что сегодня преподаю классический китайский язык и занимаюсь им профессионально. Это мой отец и учитель Сергей Анатольевич Старостин, который сам занимался китайской реконструкцией и этимологией; мой препо­даватель китайского Григорий Александрович Ткаченко — человек с совершенно уникальным научным видением, автор многочисленных исследо­ваний и переводов в области китайской культуры и филосо­фии. Оба они на личном примере учили самому главному — как преодолеть абстрактный страх перед таким гигантским монстром, как китайская цивилизация, и спо­койно подойти к ее исследованию с современных, логичных, методологически корректных позиций. И наконец, большое влияние, конечно, оказал и продол­жает оказывать на меня директор Института восточных культур и античности, где я работаю, Илья Сергеевич Смирнов — великолепный знаток китайской культуры и поэзии, который умеет и в лекции, и в книжке, и в личной беседе оживить эту культуру так, как никто другой.

— Какое место занимает предмет вашего научного интереса в современ­ном мире?

— Иероглифической письменностью сегодня пользуются в своей повседневной жизни сотни миллионов китайцев и японцев — да что там, само слово «иеро­глиф» (вэнь) в китайском языке давным-давно приобрело такие вторичные значения, как «письменный текст», «литература», «культура», «цивилизация», то есть то основное, что отличает человека культурного, цивилизованного от варвара.

Но при этом чем глубже копаешь, чем больше решаешь старых вопросов, тем больше возникает новых. Чуть ли не каждые несколько лет китайские архео­логи, раскапывающие древние погребения, обнаруживают все новые и новые письменные памятники, так что мы сегодня про иероглифику знаем намного больше, чем было ведомо самым прославленным средневековым китайским мудрецам.

— Если бы вам нужно было очень быстро заинтересовать незнакомого человека китайскими иероглифами, как бы вы это сделали?

— , здесь никакого действия со стороны не требуется: дальневосточ­ная письменная культура, хоть в форме вывески на японском ресторане, хоть в виде комикса манги (кстати, в плане популяризации иероглифической куль­туры Япония, конечно, далеко обгоняет Китай), сегодня на виду у всех с самого раннего возраста. А задача профессионала — не дать человеку растеряться, за­путаться, испугаться чрезмерной сложности иероглифической культуры. Важ­но очень быстро показать, что культура эта на самом деле подчиняется опреде­ленным, вполне естественным и логичным законам; что для того, чтобы ею овладеть, не нужно зазубривать пятьдесят тысяч самостоятельных картинок-иероглифов, а нужно только понять простые принципы, по которым сложное в этой культуре строится из простого.

— Можете рассказать о самом странном, с чем вам приходилось встре­чаться во время чтения источников?

— Много историй связано с отдельными частными несуразицами, которые ве­ками передавались от учителя к ученику лишь из-за того, что по ошиб­ке поставил в тексте один иероглиф вместо другого. Китайцы, кстати, сами это понимали очень давно. Еще в одном тексте, написанном до нашей эры, есть анек­дот про то, как долго мучился над рукописью, пытаясь понять предло­жение «Полководец с тремя свиньями переправился через реку», пока ему не указали, что в этом месте было на самом деле неразборчиво написано «Пол­ководец переправился через реку в день календаря цзи-хай». Авторитет стар­шего в традиционном (да и в современном) Китае — вещь практически непро­биваемая. Увы, человеку свойственно ошибаться, и для исследо­вателя дальне­восточной культуры самое главное сегодня — научиться сочетать уважение к традиции с грамотным критическим отношением.

— Если бы у вас была возможность заняться сейчас совсем другой темой, что бы вы выбрали?

— На этот вопрос мне трудно ответить, потому что я и так уже по своему ос­новному роду деятельности занимаюсь совсем другой темой — сравнительно-историческим языкознанием, а точнее — построением общей генеалогической классификации языков мира. Изучение истории языков Евразии, Африки, Аме­рики позволяет мне намного лучше понять историю китайского языка, оце­нить, насколько естественны или, наоборот, необычны те измене­ния, которые проис­ходили в его фонетике, грамматике, лексике. В смысле можно, наверное, сказать, что «совсем другую» тему из области истории культуры —такую, которая бы не была связана с китайской письменностью хотя бы опосре­дованно, — вообще трудно себе представить!

Читайте также:  Страны антифашистской коалиции второй мировой войны

Где узнать больше

Ольга Завьялова. «Большой мир китайского языка» (2014)

Изданий, серьезно и доступно рассказывающих о том, как устроен китайский язык, его история, диалекты и письменность, на русском языке практически нет — тем значимее для читателя будет это изда­ние, подготовленное одним из лучших отечественных специалистов по китайской диалектологии. Из него можно узнать и про то, чем литературный китайский язык отличается от раз­говорного, и про то, для чего составлялись в традиционном Китае словари ие­роглифов, и массу другой полезной информации. Книга пригодится не только тем, кто уже учит язык, но и тем, кто еще раздумывает, стоит ли его учить.

Михаил Софронов. «Китайский язык и китайская письменность» (2007)

Михаил Викторович Софронов — крупнейший отечественный специалист по истории китайского языка и юговосточноазиатскому языковому ареалу. Книга представляет собой переработанный курс лекций, несколько более спе­циализированный, чем труд Завьяловой, но все-таки, на мой взгляд, доступный для понимания человеку, никогда не учившему китайский язык. Здесь много сведений не только о самом китайском языке, но и о других языках, распро­страненных как в Китае, так и на соседних территориях.

Людмила Федорова. «История и теория письма» (2015)

Любой объект понимается только в контексте ему подобных — поэтому для того, чтобы лучше усвоить специфику китайского и японского иероглифического письма, базовую информа­цию про них стоит получать вме­сте с информацией о других системах письма. Из учебного пособия Людмилы Федоровой, содержащего наиболее актуальные и современные сведения о пись­менных системах языков мира, можно, например, узнать, чем китайские иеро­глифы похожи на египетские (из которых в конечном итоге развились практи­чески все известные нам европейские системы письма), а чем, наобо­рот, карди­нально отличаются от них.

Выставка к лекции

К каждой лекции Университета Arzamas сотрудники Российской государственной библиотеки готовят специальную мини-выставку из своих фондов. Выставка всегда проходит в том же зале, что и сама лекция. На этот раз она посвящена китайской каллиграфии.

Китайскую каллиграфию можно сравнить с живописью: подобно живо­писи, это высокое искусство, в котором проявляется душа художника. Стиль каждого каллиграфа неповторим. Уникальность стиля, однако, не препятствует копированию произведений знаменитых каллиграфов. Напротив, это занятие — неотъемлемая часть хорошего образования не только в традиционном, но и в современном Китае. Для этой цели в Китае всегда издавались и продолжают издаваться и по сей день иероглифические прописи. Несколько экземпляров таких прописей из коллекции русского востоковеда Константина Андриановича Скачкова (1821–1883) и представлены на этой выставке.

Чжао Мэнфу (1254—1322) — художник, каллиграф, литератор и государственный деятель.

Шифры хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-4/1140б; ЗВ 2-4/1140в

Чжао Мэнфу (1254—1322) — художник, каллиграф, литератор и государственный деятель.

Шифр хранения ЦВЛ РГБ: ЗВ 2-4/1139, кн. 2, 3

Рисунки к оригинальному изданию выполнили Ван Гай, Ван Ши, Ван Не и Чжу Шэн на основе 43 рисунков Ли Люфана (1575–1629), художника эпохи Мин.

Рисунки к оригинальному изданию выполнили Ван Гай, Ван Ши, Ван Не и Чжу Шэн на основе 43 рисунков Ли Люфана (1575–1629), художника эпохи Мин.

Рисунки к оригинальному изданию выполнили Ван Гай, Ван Ши, Ван Не и Чжу Шэн на основе 43 рисунков Ли Люфана (1575–1629), художника эпохи Мин.

Рисунки к оригинальному изданию выполнили Ван Гай, Ван Ши, Ван Не и Чжу Шэн на основе 43 рисунков Ли Люфана (1575–1629), художника эпохи Мин.

Первое издание вышло в 1627 году и стало важной вехой в истории китайского книгопечатания: это первый памятник развитой пятицветной ксилографии.

Первое издание вышло в 1627 году и стало важной вехой в истории китайского книгопечатания: это первый памятник развитой пятицветной ксилографии.

Первое издание вышло в 1627 году и стало важной вехой в истории китайского книгопечатания: это первый памятник развитой пятицветной ксилографии.

Подробнее об экспонатах, представленных на выставке, можно прочитать здесь.

Источник

Adblock
detector