Меню

Страны первого мира капиталистические страны

Первая капиталистическая страна. Бывшие капиталистические страны. Экономическое развитие капиталистических стран

Во времена холодной войны капиталистическая страна Соединенные Штаты Америки противостояла социалистическому государству СССР. Противостояние двух идеологий и построенных на их основе экономических систем вылилось в годы конфликта. Распад СССР ознаменовал не только конец целой эпохи, но и крах социалистической модели экономики. Советские республики, теперь уже бывшие — капиталистические страны, пусть и не в чистом виде.

Научный термин и концепция

Капитализм представляет собой экономическую систему, основу которой составляет частная собственность на средства производства и их использование для получения прибыли. Государство при таком раскладе не распределяет товары и не устанавливает на них цены. Но это идеальный случай.

США – это ведущая капиталистическая страна. Однако даже она не применяет данную концепцию в чистом виде на практике со времен Великой депрессии 1930-х годов, когда только жесткие кейнсиансианские меры позволили запустить экономику после кризиса. Большинство современных государств не доверяют свое развитие исключительно законам рынка, а используют инструменты стратегического и тактического планирования. Однако от этого они не перестают быть капиталистическими по своей сущности.

Предпосылки трансформации

Экономика капиталистических стран построена на одинаковых принципах, однако в каждой из них есть свои особенности. От одного государства к другому варьируется степень регулирования рынка, меры социальной политики, препятствия к свободной конкуренции, доля частной собственности на факторы производства. Поэтому выделяют несколько моделей капитализма.

Однако нужно понимать, что каждая из них является экономической абстракцией. Каждая капиталистическая страна индивидуальна, причем особенности изменяются и с течением времени. Поэтому важно рассматривать не просто британскую модель, а разновидность, которая, например, была характерна для периода между Первой и Второй мировыми войнами.

Этапы становления

Переход от феодализма к капитализму в странах Запада занял несколько столетий. Скорее всего, он бы длился еще дольше, если бы не буржуазная революция. Так появилась первая капиталистическая страна – Голландия. Здесь произошла революция в ходе войны за независимость. Мы можем сказать так, поскольку после освобождения от гнета испанской короны в стране во главе стояла не феодальная знать, а городской пролетариат и торговая буржуазия.

Превращение Голландии в капиталистическую страну значительно стимулировало ее развитие. Здесь открывается первая финансовая биржа. Для Голландии именно XVIII век становится зенитом ее могущества, модель хозяйства оставляет позади феодальные экономики европейских государств.

Однако вскоре начинается отток капитала в Англию, где также происходит буржуазная революция. Но там применяется совсем другая модель. Вместо торгового, ставка делается на промышленный капитализм. Однако большая часть Европы остается феодальной.

Третьей страной, где побеждает капитализм, становятся Соединенные Штаты Америки. Но только Великая Французская революция окончательно разрушила сложившуюся традицию европейского феодализма.

Основополагающие черты

Развитие капиталистических стран – история получения большей прибыли. Как она распределяется, это уже совсем другой вопрос. Если капиталистическому государству удается увеличивать свой валовый продукт, то его можно назвать успешным.

Можно выделить следующие отличительные черты данной экономической системы:

  • Основа хозяйства – это производство товаров и услуг, а также другие виды коммерческой деятельности. Обмен продуктами труда происходит не по принуждению, а на свободных рынках, где действуют законы конкуренции.
  • Частная собственность на средства производства. Прибыль принадлежит их владельцам и может использоваться по их усмотрению.
  • Источником жизненных благ является труд. Причем к работе никто и никого не принуждает. Жители капиталистических стран трудятся за денежное вознаграждение, с помощью которого они могут удовлетворить свои потребности.
  • Юридическое равенство и свобода предпринимательства.

Разновидности капитализма

Практика всегда вносит коррективы в теорию. Характер капиталистической экономики разнится от одной страны к другой. Это связано с соотношением частной и государственной собственности, объема общественного потребления, наличия факторов производства и сырьевых ресурсов. Свой отпечаток накладывают обычаи населения, религия, законодательная база и природные условия.

Читайте также:  Основные экспортеры продовольствия страны

Можно выделить четыре разновидности капитализма:

  • Цивилизованный характерен для большинства стран Западной Европы и США.
  • Родиной олигархического капитализма является Латинская Америка, Африка и Азия.
  • Мафиозный (клановый) характерен для большинства стран социалистического лагеря.
  • Капитализм с примесью феодальных отношений распространен в мусульманских странах.

Цивилизованный капитализм

Нужно сразу отметить, что данная разновидность является своеобразным эталоном. Исторически как раз цивилизованный капитализм появился первым. Характерной чертой этой модели является широкое внедрение новейших технологий и создание всеобъемлющей законодательной базы. Экономическое развитие капиталистических стран, которые придерживаются этой модели, является самым устойчивым и планомерным. Цивилизованный капитализм характерен для государств Западной Европы, США, Канады, Новой Зеландии, Австралии, Южной Кореи, Тайваня, Турции.

Интересно, что Китай внедрял у себя именно эту модель, но под четким руководством Коммунистической партии. Отличительной особенностью цивилизованного капитализма в Скандинавских странах является высокая степень социальной защищенности граждан.

Олигархическая разновидность

Страны Латинской Америки, Африки и Азии стремятся наследовать пример развитых стран. Однако на деле оказывается, что капиталом у них владеют несколько десятков олигархов. И последние совсем не стремятся к внедрению новых технологий и созданию всеобъемлющей законодательной базы. Им интересно только собственное обогащение. Однако постепенно процесс все же идет, и олигархический капитализм постепенно начинает трансформироваться в цивилизованный. Однако для этого требуется время.

Развитие капитализма в постсоветских странах

После краха СССР теперь уже свободные республики начали строить экономику по своему уразумению. Обществу нужны были глубинные преобразования. После крушения социалистической системы все нужно было начинать заново. Постсоветские страны начали свое становление с первой ступени – дикого капитализма.

Во времена СССР вся собственность была в руках государствах. Теперь же надо было создать класс капиталистов. В этот период начинают формироваться преступные и криминальные группы, главарей которых потом станут называть олигархами. Они с помощью взяток и оказания политического давления завладели огромным количеством собственности. Поэтому процесс капитализации в постсоветских странах отличался непоследовательностью и анархией. Через некоторое время эта стадия закончится, законодательная база станет всеобъемлющей. Тогда можно будет говорить о том, что клановый капитализм перерос в цивилизованный.

В мусульманском обществе

Характерной чертой этой разновидности капитализма является поддержание высокого уровня жизни граждан государства за счет продажи природных ресурсов, например, нефти. Широкое развитие получает только добывающая отрасль, все остальное закупается в Европе, США и других странах. Производственные отношения в мусульманских странах часто построены не на объективных экономических законах, а на заповедях шариата.

Источник

Главные капиталистические страны

США, Япония, ФРГ, Франция, Великобритания, Италия и Канада (их еще называют большой семеркой). Эти страны лидируют в мире по своему экономическому и научно-техническому потенциалу, совокупному ВВП, отличаются наиболее диверсифицированной экономикой, а также самым крупным людским потенциалом. На эти страны приходится около 70% производства всей промышленной продукции мира, все прямые иностранные инвестиции.

Первое место среди «большой семерки» занимают США, контролирующие самую значительную часть капиталистического мирового хозяйства и играющие в нем определяющую роль.

Обострившаяся к середине 80-х годов конкуренция между ведущими странами выявила три противоборствующих центра: США, западноевропейские страны, занимавшие «оборонительные» позиции, и Япония («наступающие» позиции на рынках массовых товаров народного потребления).

Именно Япония оказалась главным соперником США и ЕС в эти годы. Уже к середине 80-х годов она обеспечивала 82% мирового выпуска мотоциклов, 80,7% производства домашних видеосистем и около 66% фотокопировального оборудования. Японские компании заняли господствующие позиции на американском рынке станков с числовым программным управлением. Между 1973 и 1986 гг. доля США в мировом производстве товаров и услуг снизилась с 23,1 до 21,4%, доля ЕС – с 25,7 до 22,9%, а доля Японии выросла с 7,2 до 7,7%. Следствием этого процесса стало ухудшение позиций американских компаний. Если в 1971 г. 280 из 500 крупнейших ТНК были американскими, то к 1991 г. таковых осталось лишь 157. К этому времени Япония фактически догнала США, обладая 345 крупнейшими компаниями, притом, что в странах ЕС таковых было 17, а в Северной Америке – всего 5; 9 из 10 крупнейших сервисных компаний также представляли Японию. В конце 80-х годов японское экономическое чудо продемонстрировало, насколько далеко может зайти страна, использующая индустриальную парадигму, в окружении соседей, принадлежащих постиндустриальному миру.

Читайте также:  Определить состояние госбюджета страны

Однако японские производители, увлеченные количественными показателями своего успеха в области индустриализации, не учли ряд других факторов.

Во-первых, хотя условия торговли США с остальным миром в 80-е гг.

серьезно ухудшились (уровень цен на американский экспорт снизился между 1970 и 1990 гг. более чем на 20% по отношению к уровню цен на импортируемые товары), Соединенные Штаты по-прежнему получали большую часть импорта из стран с близким к их собственному уровнем развития, в силу чего образовывавшийся торговый дефицит не был необратимым. Кроме этого, сами американские компании, сокращавшие индустриальную занятость в США и перемещавшие рабочие места за границу, вносили существенный вклад в нарастание дефицита, в данном случае достаточно формального (известно, например, что IВМ, использующая в Японии 18 тыс. работников и имеющая годовой объем продаж в 6 млрд долл., стала с начала 90-х годов одним из ведущих японских экспортеров компьютерной техники, в том числе и в США). Данный фактор имел и имеет гораздо большее значение, нежели то, которое ему обычно придается. Если в 1985 г. Япония экспортировала в США товаров на 95 млрд долл., а покупала только на 45 млрд, это еще не означало того гигантского разрыва, о котором часто говорят политики и экономисты. В том же году американские компании произвели и продали в Японии товаров на 55 млрд долл., тогда как соответствующий показатель для японских фирм в США не превышал 20 млрд. Если учесть это обстоятельство, то окажется, что японские производители поставили в США продукции на 115 млрд долл., тогда как американские в Японию — на 100 млрд, и дефицит составлял не более 15%, а если учесть выплаты японских компаний за американские авторские права и патенты, то фактически отсутствовал вовсе.

Во-вторых, японские производители тешили себя положительным сальдо своего торгового баланса с США во многом подобно тому, как это делали поставщики нефти в период высокой инфляции в 1977–1980 гг. Анализируя процесс образования торгового дисбаланса между странами, нельзя не видеть, что такового фактически не существовало в 1980 г., но уже в 1981-м он достиг 36 млрд долл., в 1982-м – 67 млрд, а в 1983-м превысил 113 млрд долл. Что же произошло в этот период и какова была основная причина подобной ситуации? Ответ на этот вопрос очень прост: важнейшим фактором роста американского импорта и стагнации экспорта служило беспрецедентное повышение курсовой стоимости доллара по отношению к «корзине» основных мировых валют – только между серединой 1979-го и первым кварталом 1985 г. оно составило 73%. В этих условиях совершенно естественным был как рост потребления импортных товаров в США, так и снижение по всем без исключения товарным позициям отношения объема экспорта американских товаров к общему объему их производства.

Японские стратеги не учли двух обстоятельств: того, что усиление доллара объясняется временными трудностями американской экономики и поэтому не может быть продолжительным; и того, что, пока расчеты ведутся в долларах, США не имеют внешней торговли в собственном смысле слова, а проблема «восстановления» баланса решается посредством организации спекулятивной атаки против доллара, обесценивающей средства, полученные экспортерами от продажи их товаров в США.

Читайте также:  Конституционное право зарубежных стран учебник для студентов вузов

Как только ситуация в американской экономике стала нормализовываться, началось снижение процентных ставок, а вместе с ним – падение доллара на мировых рынках; за полтора года его курс снизился более чем на 25%, а к февралю 1987 г. «отыграл назад» почти четыре пятых своего прежнего беспрецедентного повышения. В результате с середины 1986 по середину 1988 г. американский экспорт вырос более чем на треть, а дефицит торгового баланса сократился на 40 %. Проявившиеся в эти годы тенденции фактически устранили дефицит в торговле США с европейскими странами, а снижение курса доллара еще на 15–20 % обеспечило бы и полное преодоление дефицита в торговле с Японией. Трудности 80-х гг. серьезно дезориентировали конкурентов США, которые, убедившись в привлекательности американского рынка, усилили присутствие на нем, в первую очередь, в сфере распределения и торговли и предпочли отказаться от создания производственных мощностей. Это видно при сравнении американских и японских показателей в сфере экспорта готовой продукции и перенесения производства за границу. Если в 1988 г. общий объем японского экспорта был всего на 20% ниже американского, то масштабы продаж произведенных за рубежом японских товаров отставали от аналогичного показателя американских компаний почти в четыре раза, а реализация товаров через созданные за границей японские торговые конгломераты была вдвое большей, нежели через американские. В результате совокупный объем американских товаров, вывезенных из страны или произведенных за рубежом, почти вдвое превосходил аналогичный японский показатель; таким образом, на фоне беспрецедентных формальных успехов японцев американские производители сумели самым серьезным образом пересмотреть прежние ориентиры, что стало залогом их успехов в 90-е гг.

В конце ХХ в. стало очевидным, что Япония значительно отстает от США в эффективном использовании достижений информационной революции. Так, к середине 90-х гг. кабельными сетями были связаны 80% американских домов и только 12% японских; в США на 1000 человек использовалось 233 персональных компьютера; в Германии и Англии – около150, тогда как в Японии – 80; электронной почтой пользовались 64% американцев, от 31 до 38% населения Западной Европы и только 21% японцев.

В начале 90-х годов мировой рынок программных продуктов контролировался американскими компаниями на 57%, а их доля превышала японскую более чем в три раза. В середине 90-х гг. США восстановили с Японией равенство на рынке производства микрочипов.

Таким образом, в новых условиях важнейшим направлением эволюции западного мира в целом и семерки развитых стран в том числе стало формирование постиндустриальной цивилизации как целостной системы. Возможности включения в нее Японии в конце ХХ в. значительно сузились в силу того, что исповедуемая этой страной парадигма хозяйственного роста по своей природе неадекватна ценностям постиндустриального строя. Япония, не сумев одержать победу в информационном и технологическом соревновании с США, перешла к оборонительной позиции.

Японские предприниматели и политические лидеры уверены в возможности восстановления своей экономической мощи за счет экспансии в Азии. Однако такая позиция привела к тому, что сама Япония к концу ХХ в. откатилась далеко назад по сравнению с серединой 80-х гг.

С учетом того, что развитие «четвертичного сектора» неминуемо должно было привести к глубокому кризису традиционной индустриальной модели, возможной задачей, стоящей перед «большой семеркой» и другими высокоразвитыми странами в конце ХХ – начале XXI в., является сокращение индустриального сектора экономики и перераспределение экономической мощи таким образом, который соответствует уже осуществившемуся перераспределению как технологического, так и интеллектуального потенциала между основными центрами современного мира – США, Западной Европой и Японией.

Источник

Adblock
detector