Меню

Современные морские мины стран нато

Морские мины НАТО

Мина WP-900 предназначена для поражения надводных кораблей и подводных лодок. Ее постановку могут производить подводные лодки, имеющие 533-мм торпедные аппараты, а также надводные корабли. Эта мина модульной конструкции и, как сообщалось, может иметь в зависимости от конкретного варианта применения 1—3 модуля зарядов взрывчатого вещества. Подрыв мины происходит от срабатывания магнитного, акустического или гидродинамического датчиков в соответствии с заранее выбранной программой.

Мина VSSM-600 предназначена для действия по надводным кораблям среднего и большого водоизмещения, а также по подводным лодкам. Постановка этой мины может осуществляться надводными кораблями и подводными лодками (через торпедные аппараты), а также авиацией (на парашютах). В состав бортовой аппаратуры входят акустические (звуковой и инфразвуковой частоты), а также магнитный и гидродинамический датчики. Мина снабжена предохранительной чекой и гидростатом. Кроме того, она имеет механизм задержки снятия с предохранения (от 1 до 32 ч) и противоподъемный механизм.

Якорные контактные мины TAR-6 и TAR-16 устанавливаются с надводных кораблей, имеющих минные рельсы. Каждая мина включает в себя несколько зарядов взрывчатого вещества. У мины типа TAR-6 их семь, включая заряд в корпусе. Как утверждают, мЦна TAR-6 способна перекрывать по вертикали водное пространство, равное 25 м, а мина TAR-16 — 80 м.

В Великобритании разрабатаны мины типа «Си Арчин» и «Стоунфиш». Донная неконтактная мина «Си Арчин» предназначена для поражения надводных кораблей и подводных лодок на малых глубинах. Она имеет модульную конструкцию. Корпус ее цилиндрической формы. Состоит она из боевой части и блока обнаружения и обработки информации. В состав бортовой аппаратуры входит управляющий микропроцессор. Боевая часть может включать в себя от одного до трех модулей зарядов взрывчатого вещества.

В блок обнаружения и обработки информации входят акустический, магнитный и гидродинамический датчики, а также источники питания, подсистема предохранения, гидростат, электронная аппаратура. Подрыв мины происходит от срабатывания акустического, магнитного и гидродинамического датчиков, скомбинированных в различных вариантах. Выбор датчиков и параметров их работы осуществляется перед постановкой мины. Расчет оптимальной дистанции до цели, на которой происходит взрыв, производится с помощью микропроцессора. Характерной особенностью мины являются входящие в нее приборы самоконтроля и проверки бортовой аппаратуры. При обнаружении неисправности эти приборы могут выдавать сигнал на самоуничтожение.

Другую донную мину — типа «Стоунфиш» предполагают применять в боевом, практическом и учебном вариантах. Все они универсальны по носителям: модульность конструкции, как сообщалось, позволяет использовать подсистемы мины в различных вариантах ее применения. Боевой вариант предназначен для поражения надводных кораблей и подводных лодок. Чтобы обеспечить максимальную эффективность мины в зависимости от глубины моря и типа цели, она может быть снабжена боевой частью различной мощности. Кроме того, мина оснащена неконтактным взрывателем с акустическим, магнитным и гидродинамическим датчиками. Сигналы, поступающие от них, проходят в мине аналоговую и цифровую обработку.

Мина «Стоунфиш», по утверждению зарубежной печати, будет способна адаптироваться к условиям окружающей среды посредством выбора оптимальных режимов функционирования бортовой аппаратуры. Это должно позволить ей достичь максимальной дальности обнаружения цели. Кроме того, перед постановкой ее исполнительных программ программа ее автоматически может изменяться в соответствии с новыми задачами по применению. Предусмотрена возможность телеуправления миной. В таком варианте она может быть использована для защиты гаваней, коммуникаций, буровых установок и других объектов, расположенных недалеко от берега. Телеуправление предполагается осуществлять с помощью акустического передатчика или по кабелю от берегового пункта.

Источник

Морские мины НАТО

На вооружении ВМС Франции, Италии и Великобритании состоят морские мины, предназначаемые в большинстве для поражения как кораблей водоизмещающего типа, так и подводных лодок. Французская неконтактная донная мина типа MCC-23C имеет цилиндрический корпус диаметром 533 мм, что позволяет производить постановку мины из трубы торпедного аппарата подводной лодки. Носовая часть корпуса закрыта полусферическим колпаком. В этой части помещены приборы. Мина оснащена магнитоакустическим неконтактным взрывателем, чувствительность которого регулируется в зависимости от глубины постановки и типа предполагаемой цели.

Безопасность мины при хранении и подготовке к применению обеспечивается механическим блокировоч ным устройством и гидростатом. Механическая блокировка снимается при выходе мины из торпедного аппарата, а гидростатическая — при достижении ею определенной глубины погружения.

Другая французская мина — MCT-15 имеет корпус полусферической формы с плоским днищем. Приборы размещаются в верхней части корпуса. Тормозное устройство парашютного типа стабилизирует мину при погружении. Мина снабжена магнитоакустическим неконтактным взрывателем, имеет механическое и гидростатическое предохранительные устройства, приборы срочности и кратности. Мины такого типа выставляются с надводных кораблей, оснащенных минными рельсами.

На вооружении ВМС Италии состоят донные неконтактные мины типа «Манта», MR-80, WP-900, VSSM-600 и якорные контактные мины типа TAR-6 и TAR-16. Мина «Манта» предназначена для действия против десантных катеров, надводных кораблей малого и среднего водоизмещения, а также подводных лодок в районах с малыми глубинами. Постановка мины осуществляется с надводных кораблей либо боевыми пловцами.

К особенностям мины специалисты относят ее устойчивость на морском дне при сильном подводном течении. Это достигается за счет формы корпуса (усеченный конус), нижняя часть которого заполнена балластом. Кроме того, после постановки мины свободные объемы верхней части корпуса заполняются водой. Корпус мины из стеклопластика. Она снабжена предохранительными приборами, необходимыми для ее безопасной транспортировки, приготовления и постановки (детонатор до погружения мины на заданную глубину изолирован от заряда взрывчатого вещества).

Обнаружение цели осуществляется дежурным каналом взрывного устройства, приводящим в действие акустический датчик. После этого в работу включается боевой канал, в который входят магнитный и гидродинамический датчики. Радиус опасной зоны мины от 20 до 30 м. Задержка времени приведения мины в боевое состояние (до 63 суток) обеспечивается так называемым прибором срочности (с шагом в одни сутки).

Мина MR-80 предназначена для поражения надводных кораблей и подводных лодок различных классов. Ее постановку могут осуществлять надводные корабли, подводные лодки и авиация. Мина имеет модульную конструкцию и выпускается в трех модификациях (А, В и С), отличающихся количеством модулей боевой части — от одного до трех. Корпус мины цилиндрический, выполнен из Стеклопластика.

В носовом отсеке мины расположена боевая часть. Ударный механизм, источники питания, блок электроники, все неконтактные взрыватели, приборы срочности, кратности и предохранения, а также приборы самоликвидации и предотвращения поднятия мины размещены в хвостовой части, которая закрывается крышкой. В нее вмонтированы гидрофон, баростат, гидростатический и гидродинамический датчики.

Подрыв мины происходит от срабатывания гидродинамического, магнитного, акустических (инфразвуковой и звуковой частоты) датчиков, применяемых в различных комбинациях. Они могут быть настроены на срабатывание от физических полей одного или нескольких типов целей. Предусмотрено телеуправление миной, осуществляемое по кабелю или с помощью закодированных акустических сигналов, распознавание которых производит приемник-дешифратор. Прибор срочности обеспечивает задержку перевода мины в боевое состояние до 999 суток.

Источник

МИННОЕ ОРУЖИЕ – САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ВЕДЕНИЯ МОРСКОЙ ВОЙНЫ

Роль и значение морского минного оружия

Таким образом, с момента своего появления (1807 г.) морские мины находят широкое применение. Как уже упоминалось, в ходе Первой мировой войны воюющими сторонами было поставлено более 300 тыс. мин, Второй мировой – 700 тыс.

Читайте также:  Сравнение военно техники всех стран

В ходе Второй мировой войны на минах подорвалось 269 подводных лодок (ПЛ), в том числе 113, или 42% от числа подорвавшихся, погибли.

Советский флот в годы Великой Отечественной войны потерял на минах 46 подводных лодок из 81, или 57% от числа потопленных различными видами оружия. Потери наших боевых кораблей на минах составили на Черноморском флоте 24%, Балтийском – 49%, Северном – 22% от числа общих потерь. На минах погибло более 50% эскадренных миноносцев.

Потери морского флота Англии и Германии от мин во Второй мировой войне составили тысячу судов. Кроме того, более 300 судов этих государств были повреждены взрывами мин.

Всего во Второй мировой войне от морских мин погибло 1190 надводных кораблей, 7550 транспортов общим водоизмещением более 2 240 тыс. регистровых тонн и 33% подводных лодок. В среднем, на каждых 50 минах погибал один корабль. И это при том, что мины той поры были, в основном, контактные. Современные же мины имеют высокочувствительные неконтактные взрыватели с большим радиусом действия. Имеются также минно-ракетные и минно-торпедные комплексы.

В объединенных военно-морских силах (ВМС) НАТО и военно-морских силах других 50 стран, включая Россию, обладающих возможностями применения минного оружия (причем 21 страна производит мины, и 13 из них их экспортируют), используются мины, как правило, в активных, оборонительных, защитных и маневренных заграждениях.

Наиболее эффективными считаются активные минные заграждения в территориальных водах противника или в контролируемых им районах в целях срыва морских операций или обеспечения своих боевых действий.

Под оборонительными понимаются заграждения в международных водах и узкостях, не контролируемых ни одной из воюющих сторон.

Защитными являются заграждения для защиты портов, гаваней, якорных стоянок, каботажного судоходства в районе своего побережья и побережья союзников.

Маневренные минные заграждения применяются в условиях боевого соприкосновения с морскими силами противника для наступления и обороны.

Опыт минувших войн и военных конфликтов после Второй мировой войны подтверждает, что значение минного оружия не уменьшается. По оценке западных специалистов, мины занимают первое место в потенциале вооружения великих держав и играют важную роль в стратегических планах генеральных штабов как непосредственное и постоянное средство устрашения и сдерживания противника. Командование ВМС США считает минную войну неотъемлемой частью стратегической концепции государства на море.

В 1993 году в США разработана новая стратегическая концепция строительства и боевого применения своих ВМС – «Действия с моря». В ней предусматривается создание военно-морских экспедиционных сил, включающих морскую пехоту, сухопутные войска, военно-воздушные силы, авианосцы, подводные лодки, амфибийно-десантные силы, боевые и транспортные самолеты, самолеты базовой патрульной авиации, надводные корабли основных классов, силы и средства минной войны и силы специальных операций.

Разработчики этой доктрины, видимо, исходили из того, что в полосе до 50 км от побережья морей и океанов живет 27% населения планеты и сосредоточено 30% промышленного потенциала всего мира. В полосе до 200 км – соответственно 50%, а в полосе до 500 км – три четверти населения и промышленного потенциала всего человечества. Из этих цифр можно понять, почему западные политики так обостренно относятся к проблемам своего флота и как им выгодно, чтобы у России своего флота не было.

В этих условиях является очевидным, что в случае ограниченных войн на море и в районах морского побережья наиболее вероятным сдерживающим фактором становится применение современных морских мин, являющихся важным компонентом оружия ВМФ. Именно поэтому современное минное оружие укрепило свое значение среди обычных видов морского оружия. Это подтверждается следующими его возможностями и характеристиками:

  • боевое применение в войнах всех видов, включая ограниченные военные конфликты;
  • внезапность нанесения удара;
  • возможность заблаговременной постановки до начала боевых действий (особенно при использовании в них систем телеуправления), с последующим управлением «опасно» или «безопасно», ликвидацией по истечению срока службы;
  • возможность заставить противника отказаться от выполнения боевой задачи без боя, от более короткого маршрута, от наиболее благоприятного для противника района боевых действий или задержать выполнение задачи;
  • наличие минного заграждения и даже возможность его наличия вызывает положение непрерывной угрозы, существенно снижая моральное состояние противника;
  • наличие значительных средств и времени, которые требуются для противоминных действий противника по обезвреживанию выставленных против него мин (траление и др.);
  • относительная экономичность минного оружия, боеготовность которого сохраняется в течение длительного периода времени без обслуживания после постановки;
  • модульность по конструкции, простота в обслуживании и при ремонте;
  • относительно малые затраты в процессе хранения;
  • возможность установки на берегу, уничтожения плотин, мостов и береговых сооружений;
  • реальная возможность использования в арктических районах (подольдом);
  • возможность отодвинуть от своих береговых границ ракетно-ядерное оружие морского базирования;
  • эффективное применение для уничтожения кораблей и судов с новыми принципами поддержания над поверхностью воды (экранопланы, корабли на воздушной подушке, вертолеты), которые не всегда могут быть обнаружены и атакованы другими средствами поиска, обнаружение и уничтожение (особенно надводных кораблей-«невидимок»);
  • накопление необходимых запасов мин и поддержание их на уровне современных требований благодаря малому моральному устареванию и относительно низким затратам на модернизацию. Эти специфические особенности минного оружия позволяют сохранить на вооружении практически все ранее изготовленные образцы, до их физической непригодности, а проведение даже небольших модернизаций замедляет их моральное устаревание;
  • создание более эффективных нетрадиционных минных систем, не имеющих равных в мире, с совершенно новыми качествами, отвечающими современным требованиям, с увеличением зоны поражения мин в сотни раз;
  • создание надежных рубежей, вытесняющий ПЛ из Арктики и других районов наиболее эффективного применения ракетно-ядерного оружия;
  • создание надежных рубежей в водной акватории для защиты береговых стратегических объектов;
  • решение задач зашиты стратегических ПЛ путем создания для них системы самообороны;
  • создание эффективной комплексной системы противолодочной обороны;
  • создание высокоэффективной системы противодесантной защиты.

В целом же минное оружие, в основе своей, — оружие оборонительное. Оно не предназначено разрушать заводы, фабрики, музеи, жилища, убивать стариков, женщин, детей. Оно не убивает тех, кто не нападает на границы любых суверенных государств, и в тоже время под его защитой можно сохранить все ценности, накопленные народом, государством.

Крейсер УРО «Принстон» на переходе морем

С помощью минного оружия успешно решались оперативно-тактические задачи в израильско-египетском конфликте, в Бангладеш, КНДР, на Мальвинских островах (Аргентина -Великобритания), а также стратегические: в годы Второй мировой войны -минные блокады Японии, Балтийского флота СССР, в послевоенное время -минные блокады Вьетнама, Кувейта. Во всех этих операциях применялись мины без гидродинамических каналов, а если бы они были применены в минах, то результаты этих операций сегодня трудно было бы предсказать.

В качестве первого примера приведем минную блокаду Японии. Самолеты В-29 21-й бомбардировочной авиационной дивизии, базировавшейся на о. Тициан, 27 марта 1945 г. начали операцию по минированию морской зоны Японии. Эта операция получила название «Старвейшн», что в переводе означает «прекращение снабжения» или, при более вольном переводе, «голодная смерть». Голод — из-за отсутствия риса, нефти, угля, руды, судов (особенно транспортов).

Читайте также:  Описание любой страны южной америки по плану

Блокада Японии с моря обошлась ей очень дорого. Только по военно-морскому флоту потери японцев составили 670 кораблей, тогда как за весь период операции «Старвейшн» было сбито только 15 самолетов-миноносцев В-29. То есть, на каждый сбитый самолет приходилось 45 выведенных из строя кораблей. С того момента, как подводная лодка «Трешер» поставила первые мины у Бангкока до того, как бомбардировщики В-29 сбросили последние мины в Симоносэкском проливе количество японских судов, подорванных на этих минах и исчезнувших под водой, все возрастало: 16 судов в Бангкоке и целый флот из 144 судов в Симоносэки, 515 судов во всех морях. А всего 1075 судов с потрясающей суммой тоннажа — 2 289 416 т были повреждены. Многие из них находились в состоянии полной непригодности, исключающей возможность ремонта. И весь этот флот был выведен из строя благодаря морским минам. Все это можно назвать блокадой или голодом, или потерей контроля над морем, но это также можно назвать и тем, чем это и было в действительности для Японии, — поражением. Фабрики и заводы, уцелевшие после бесконечных налетов, не могли больше давать никакой продукции, так как водный транспорт не мог больше снабжать их сырьем, которое на 80% было привозным.

Хисанобу Теран, президент компании «НИК» — одной из самых крупных судоходных линий, объяснил поражение Японии нехваткой продовольствия и сырья и заявил, что в последние месяцы войны «потери затонувших судов торгового флота составляют такую пропорцию: одного — от подводных лодок, шести — от бомбардировок, 12 — от морских мин».

Кроме нанесения ущерба японскому торговому флоту американские мины причиняли много беспокойства и японским тральщикам. Обеспечением возможности судоходства по морским путям и в портах во время блокады было занято 349 кораблей и 20 тыс. чел. Разминирование только внутренней морской зоны стоило Японии 35 715 340 иен. Каждые три из четырех тральщиков погибли.

Пример второй. Во время Второй мировой войны заграждение Наргин-Поркалауд из мин и сетевых заграждений, выставленное фашистской Германией, «заперло», по сути, весь Балтийский флот СССР в Финском заливе, то есть отсекло наши морские силы на Балтийском море.

А заграждения, выставленные Германией по проливам Скагерак и Каттегат, отсекли ВМС Великобритании (нашего союзника) от боевых действий. Германия стала полновластным хозяином на Балтийском море, обеспечивая «подпитку» своей промышленности за счет оккупированных стран всем необходимым морским путем. Основные подводные силы Германии были брошены против конвоев наших союзников в Атлантику и на Север, где одновременно находилось в море до восьми конвоев численностью по 30-60 судов, для зашиты которых во время войны было привлечено 4500 противолодочных кораблей и 5000 самолетов.

Попытки нашего Балтийского флота в 1941-1942 гг. выйти из кольца обошлись гибелью на этом рубеже 28 подводных лодок. Тогда И.В. Сталин обратился с просьбой к У. Черчиллю о выделении десяти подводных лодок для борьбы на Балтийском море. Черчилль десять подводных лодок выделил, но англичане отказались перегонять их по проливам Скагерак и Каттегат из-за неминуемой гибели на минных заграждениях немцев, предложив нам самим перегнать эти ПЛ по Беломорско-Балтийскому каналу. Однако канал в это время был разрушен, и этого сделать не удалось. И только после окончания войны эти подводные лодки Северным морским путем были перегнаны в СССР.

Приведем еще несколько примеров минной блокады. Десантные операции (а их было около 100), проведенные советскими войсками и ВМФ во время Великой Отечественной войны, из-за сложных защитных минных, боевых и сетевых заграждений немцев также срывались и, как правило, с большими потерями. Германия во Второй мировой войне морских мин имела в 5,6 раза больше, чем СССР (соответственно, 223 и 44 тыс., причем у СССР были мины преимущественно контактные).

Высокая эффективность применения морских мин продемонстрирована в локальных войнах в Корее, Вьетнаме, на Ближнем Востоке. Так, при решении оперативно-тактических задач в Корее были сорваны почти все крупные десантные операции и, особенно, при форсировании нападавшими минного заграждения у порта Вонсан.

Война во Вьетнаме подтвердила значение минного оружия в современной войне как стратегического. Так, после массового минирования подходов к порту Хайфон и другим портам в 1977 году практически прекратились поставки грузов по морю, а находившиеся в портах суда с военно-стратегическими грузами были заблокированы до конца войны и послевоенного траления вод средствами ВМС США. Следует напомнить, что до этого в течение 10-12 лет Вьетнам был по сути полигоном испытаний самых современных на то время видов оружия: шариковых бомб, напалма, ракет различных классов и их носителей, противодействующих систем и другого оружия, имевшегося на вооружении США.

Блокада Кувейта Ираком минами советского производства тоже решила стратегическую задачу 1990-1991 гг. Когда в северной части Персидского залива подорвались на минах американские десантный вертолетоносец «Триполи» и крейсер УРО «Принстон», в газете «Таймс» (г. Нью-Йорк) появилась статья «Слишком велика цена». В ней констатировалось, что «советские магнитные мины, выставленные Ираком, не подлежат обнаружению и представляют серьезную угрозу». В результате подрыва крейсер получил повреждение гребного вала и потерял ход. Вышли из строя также кормовая установка вертикального пуска крылатых и зенитных управляемых ракет и 127-мм артиллерийская установка. Вертолетоносец получил пробоину в борту размером 6×5 м.

Общие затраты на ремонт кораблей составили 20 млн долл. Заметим, что примененные мины в это время на мировом рынке имели цену от 10 до 40 тыс. долл. Следовательно, полная стоимость всех выставленных в Персидском заливе мин, а, по данным Ирака, их количество составило 1200 ед., соизмерима с ремонтом только двух кораблей. Поэтому подготовленная крупномасштабная морская десантная операция «Сабля пустыни» была отменена.

Послевоенное траление многонациональными минно-тральными силами Австралии, Бельгии, Великобритании, Италии, Канады, Нидерландов, США, ФРГ, Франции и Японии с применением современных средств поиска, траления и уничтожения мин в течение пяти месяцев вызвало затраты в несколько миллиардов долларов.

Кроме того, большие финансовые потери были вызваны блокадой портов, не имевших возможности вести нормальную работу по переработке грузов. Так, например, только в одном из портов Объединенных Арабских Эмиратов из-за минной опасности было блокировано более 110 судов, а убытки составили миллиарды долларов.

В заключение следует сказать, что минное оружие, обладая фактором сдерживания как оборонительное, внесет свой вклад в мир на Земле, подобно тому, как ядерное оружие сделало для разумного человека невозможным мировые войны.

После распада Советского Союза основные заводы – изготовители мин (а также торпед, тралов и др.) остались в странах — участницах СНГ. Остались там и уникальные глубоководные полигоны, позволяющие проводить всесторонние долговременные акваторные испытания на живучесть и помехостойкость, проверки вероятности поражения и тралостойкости современных мин, минно-ракетных и минно-торпедных комплексов, всесторонние летно-морские испытания по полной схеме.

Читайте также:  Граница стран западной европы

В СССР был океанский флот. После распада Советского Союза океанского флота у России практически не стало. Вот поэтому США поменяли концепцию использования своего флота и флотов НАТО с «морской стратегии» на стратегию «Вперед, с моря», с открытого океана на прибрежные воды, где морские мины могут быть особенно эффективными. Американцы сегодня минное оружие возводят в ранг стратегического и финансируют его развитие, конечно, соответственно, думая, прежде всего, о том, чтобы иметь перевес под водой и в воздухе.

Уже вскоре после минного кризиса в октябре 1950 года начальник Главного штаба ВМС США адмирал Ф. Шерман воскликнул: «. если вы не можете попасть туда, куда хотите, вы не можете господствовать на море. Доминирование на море — основа всех наших военных планов. Мы всегда думали о том, чтобы иметь перевес под водой и в воздухе. Теперь мы начали думать о минах. ».

А вот как оценивал противоминную войну один из начальников Главного штаба ВМС США адмирал Бурда: «Морские мины — серьезная угроза для морских операций и выполнения нашей военной стратегии. Достаточно лишь спросить экипажи кораблей Samuel B. Roberts (FFC-58), Тriроli (LРН-10) и Рrinceton (СG-59) — самых последних жертв минной войны. На ремонт этих трех кораблей налогоплательщики отдали 125 млн долл. при общей стоимости мины 30 тыс. долл.».

Корабли «Робертс», «Принстон» и «Триполи» встретились не с иракской простой контактной миной, а с высокоэффективными минами советского производства, хотя и с 30-ти и 50-летними стажами с момента их разработки, а именно: с тремя типа донных мин — АМД, КМД, УДМ-Э и четырьмя типа якорных мин — «Краб», МДТ, МО8 и ЯМ. Причем, шесть типов мин были неконтактными, а два типа якорных мин — МО8 и ЯМ — контактными с массой взрывчатого вещества (тротил) 70 и 20 кг.

«Главное направление минной войны — необходимость все время думать о минах. Эта задача особенно актуальна для флота, когда мы находимся в ожидании объединенных и комбинированных операций. Стратегическая концепция флота и морской пехоты «Вперед, с моря» распространила наши морские операции с открытого океана на прибрежные воды, где морские мины могут быть особенно эффективными.

Со времени войны в Персидском заливе (1991 г.) мы являемся свидетелями роста числа типов и зон минной опасности. Более 30 стран активно занимаются их разработкой, производством и продажей. Они недороги и широко доступны для каждой страны, имеющей средства или кредиты для инвестирования в минную войну. Возможности, создаваемые обладанием мин, помогают будущим противникам формировать прибрежный театр военных действий (ТВД). Мины могут влиять на ТВД путем выделения маршрутов движения, блокирования, отвлечения, нарушения и задержки наших сил и средств для переброски войск и боевой техники.

Они могут исключить использование районов, куда мы должны идти, чтобы достичь своих важных политических и военных целей. Кроме того, они могут поставить под угрозу устойчивый поток перевозимых морем материалов, оборудования и топлива, необходимых для поддержания передовых операций воздушных сил наземного базирования и наземных сил. Когда 95% всех материалов должны посылаться морем для поддержки операций в будущих региональных конфликтах, способность закрывать жизненно важные коммуникации означает угрозу стратегического плана.

Минная война, особенно противоминная оборона (ПМО) должны быть интегрированы в операции ВМС США в прямом смысле, начиная с разработки и провозглашения морской доктрины и кончая концепциями и тактическим изложением. Эта война должна занять свое место среди будущих планов и программ разработок и исследований, закупок и модернизации. Наши передовые морские силы все в большей степени будут основным средством защиты жизненных интересов США. Эти силы должны иметь эффективные средства для обнаружения и уничтожения морских мин. Минная война, вероятно, в большей степени, чем какой-либо другой сектор прибрежной войны, является «ключом», который откроет «дверь» к прибрежному району боя. Минная война и необходимость иметь эффективную ПМО должны быть всеобщей заботой ВМС и морской пехоты», – заканчивает адмирал Бурда.

Вот так сегодня оценивается роль и значение минного и противоминного оружия стратегами США. Добавим, так же оценивалась ранее роль минного оружия главкомом ВМФ СССР С.Г. Горшковым, когда наш флот был океанским.

Так, применяемые сегодня мины, особенно донные, страшны тем, что они окончательно не вытраливаются, так как в мире с 1942 года, с момента изобретения гидродинамичного канала, трала до сих пор не создано. В США и других странах – участницах НАТО существует противоминная система, включающая корабли, подводные аппараты и водолазов-минеров. Но система эта малопроизводительная, ненадежная, опасная и очень дорогостоящая. Она посильна только таким богатым странам, как Великобритания, Германия, Дания, Италия, США, Франция, Швеция, Япония.

Признавая преимущество мин перед другими видами оружия, особенно в условиях уклона стратегических концепций в сторону прибрежных войн и конфликтов, на Западе отмечается ряд новаций в развитии минного оружия. К примеру, британская фирма «Бейсима» разработала новый информационный модуль «Тим», который легко и быстро может быть установлен в старых минах. «Тим» включает акустические и магнитные датчики и электронные блоки, в которых используются последние достижения цифровой микропроцессорной технологии. В «Тим» разработана и новая предохранительная система и система постановки на боевой взвод, пригодная для всех типов донных мин, при этом существующие минные механизмы старой мины могут быть сохранены.

В неконтактных взрывателях донных мин продолжают использоваться акустические, магнитные и гидродинамические каналы в различных комбинациях. Кроме этого, продолжаются исследования и работы по усовершенствованию каждого из этих каналов. Не прекращаются работы по усовершенствованию источников питания для мин по снижению их заметности, взрывостойко-сти и расширению состава их носителей. Научный совет министерства обороны США в одном из отчетов по исследовательским проблемам обеспечения превосходства сил в ХХI веке рекомендовал Минобороны и ВМС США в целях подготовки прибрежных районов к боевым действиям в будущем выделить ассигнования на разработку средств для активных минных постановок.

В исследовании также подчеркивается важное значение активных операций минной войны в прибрежной зоне вероятного противника, позволяющих подготовить район к действиям своих сил и обеспечить их защиту от ВМС противника. Активные минные постановки могут использоваться для блокирования портов, военно-морских баз, отдельных акваторий, в противолодочных операциях в прибрежной зоне, речных операциях, а также в оборонительных противодесантных операциях.

Будущие мины, согласно рекомендациям этого исследования, должны быть оснащены средствами обнаружения надводных и подводных малошумных целей на большой дальности, их классификации и слежения.

В отчете по исследованиям было рекомендовано осуществить программу научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, направленную на разработку активных средств ведения минной войны с выделением ассигнования, начиная с 2000 финансового года, по 50 млн долл. США ежегодно.

Источник

Adblock
detector