Меню

Современная политика стран латинской америки

Латинская Америка в современном мире

Регион Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ) последовательно укрепляет свои позиции как один из центров влияния и хозяйственного роста в формирующемся многополярном мире. Речь идет о 33 суверенных государствах с общим населением, приближающимся к 600 млн. человек, суммарным ВВП – более 2 трлн. долл., объемом внешней торговли – свыше 1,2 трлн. долл. и долей промышленной продукции в экспорте, составляющей порядка 65%. Разумеется, на сегодняшний день ни одна из стран Латинской Америки не входит в группу мировых лидеров первой линии, но в совокупности регион оказывает существенное влияние на глобальную политику и экономику благодаря растущему хозяйственному потенциалу, значительному населению и огромным природным ресурсам. Новый имидж Бразилии как одной из восходящих стран-гигантов (по оценке ЦРУ, Бразилия станет великой мировой державой к 2020 г.), мощная внешнеторговая экспансия Мексики, мировой вес агропромышленного комплекса Аргентины и энергетического сектора Венесуэлы, общепризнанные экономические успехи Чили – все эти и другие факторы «работают» на повышение удельного веса Латинской Америки на международной арене и придают ей высокую глобальную значимость. Человечество сегодня не может обойтись без экспортируемого Аргентиной и Бразилией продовольствия, без латиноамериканской нефти, меди, сои, кофе, тропических фруктов и многих других товаров, поставляемых странами ЛАКБ на мировой рынок.

Ощутимо возрастает и внешнеполитическая роль Латинской Америки, степень ее самостоятельности в международных делах. Еще совсем недавно, в последнее десятилетие ХХ века, большинство стран региона однозначно ориентировались на США. Однако группа ведущих государств региона (Аргентина, Бразилия, Венесуэла) взяла курс на преимущественное развитие не панамериканской, а латиноамериканской интеграции и на диверсификацию экономических и политических связей за пределами Западного полушария.

Все чаще государства Латинской Америки проявляют твердость в отстаивании своих интересов и своей самостоятельности. Характерный пример – отказ Мексики и Чили в 2003 г. поддержать в Совете Безопасности ООН позицию США по проблеме Ирака.

В последние годы в условиях подорожания природных ресурсов и повышения цен на многие виды сырьевых и продовольственных товаров стратегическая ценность Латинской Америки растет. Латиноамериканцы открывают для себя новые возможности на международной арене, демонстрируют серьезную геоэкономическую и геополитическую перекомпоновку своих приоритетов. В этом – одно из главных объяснений повышения роли латиноамериканских стран в мировой экономике и политике.

Дата добавления: 2014-12-06 ; просмотров: 3987 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Источник

Латинская Америка в современных международных отношениях

Название «Латинская Америка» было введено французским императором Наполеоном III как политический термин. Латинская Америка и Индокитай рассматривались тогда как территории в сфере особых национальных интересов Второй империи. Этот термин первоначально обозначал те части Америки, в которых разговаривают на романских языках, то есть территории, населённые выходцами с Иберийского полуострова и Франции на протяжении XV—XVI веков.

В Соединённых Штатах термин не использовался до 1890-х годов, а стал распространён только в начале XX века. До этого чаще использовался термин «Испанская Америка». В период гражданской войны в США Франция предприняла интервенцию в Мексике.

Латинская Америка – это регион, расположенный в западном полушарии между южной границей США (река Рио-Гранде) на севере и Антарктидой на юге. Включает в себя южную часть Северной Америки, Центральную Америку, острова Вест-Индии и материк Южная Америка. Омывается 2-мя океанами: с запада – Тихим, с востока – Атлантическим. Здесь расположено 46 государств и зависи-мых территорий на общей площади около 21 млн. км2 ,что составляет примерно 15% от общей площади суши Земли. Границы между материковыми странами проходят в основ-ном по крупным рекам и горным хребтам. Большинство стран имеют выход к океанам и морям либо являются ост-ровными. К тому же данный регион находится в относи-тельной близости к очень развитому в экономическом отно-шении государству США. Таким образом, экономико-гео-графическое положение Латинской Америки весьма благо-приятно, несмотря на её некоторую изолированность от других регионов. По государственному устройству латиноа-мериканские страны представляют собой суверенные рес-публики, государства в составе Содружества, возглавляемо-го Великобританией, либо владения Великобритании, Франции, США, Нидерландов (в основном острова в Атлан-тическом океане). Крупных политических или иных кон-фликтов на этой территории не наблюдается. Объясняется это следующим. Во-первых, государства Латинской Амери-ки имеют много общего в культуре, истории схожи по уров-ню экономического развития, поэтому им фактически нече-го делить. Во-вторых, рельеф и природные условия в целом не располагают к развитию вооружённых конфликтов: мно-го рек, неоднородный рельеф и т.п. Что касается зависимых территорий, то им не на что жаловаться. Страны-владельцы являются для них рынком сбыта производимой продукции (будь то добывающая или обрабатывающая промышлен-ность или сельское хозяйство), предоставляют рабочие мес-та населению, вкладывают огромные капиталы с целью дальнейшего развития экономики для более эффективного использования природных богатств (в том числе в качестве туристических центров), в наличии которых не стоит сом-неваться, иначе бы их содержание не окупалось. Плюс оп-лачивают «моральный ущерб» этих «колоний».

Читайте также:  Изучение стран мира наука

Латинская Америка богата минеральным сырьём.На её долю приходится 18% запасов нефти, 30% — чёрных и леги-рующих металлов, 25% — цветных металлов и 55% — редких и рассеянных элементов капиталистического мира. По запа-сам некоторых полезных ископаемых отдельные страны ре-гиона занимают первое место среди капиталистических государств: например, по железной руде, ниобию, берил-лию и горному хрусталю — Бразилия; по меди — Чили; по графиту — Мексика; по сурьме и литию — Боливия. Наличие перспективных, но ещё плохо разведанных геологических структур позволяет рассчитывать в ближайшие годы на но-вые месторождения полезных ископаемых. Именно отсюда Соединённые Штаты Америки получают до 70% необходимого им стратеги-ческого сырья, в том числе более 90% оловянного концент-рата и бокситов, около 50% медной и железной руды. Та-кое их разнообразие – это следствие разнообразия текто-нических структур.

Регион Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ) последовательно укрепляет свои позиции как один из центров влияния и хозяйственного роста в формирующемся многополярном мире. Речь идет о 33 суверенных государствах с общим населением, приближающимся к 600 млн. человек, суммарным ВВП – более 2 трлн. долл., объемом внешней торговли – свыше 1,2 трлн. долл. и долей промышленной продукции в экспорте, составляющей порядка 65% [1]. Разумеется, на сегодняшний день ни одна из стран Латинской Америки не входит в группу мировых лидеров первой линии, но в совокупности регион оказывает существенное влияние на глобальную политику и экономику благодаря растущему хозяйственному потенциалу, значительному населению и огромным природным ресурсам. Новый имидж Бразилии как одной из восходящих стран-гигантов (по оценке ЦРУ, Бразилия станет великой мировой державой к 2020 г.) [2], мощная внешнеторговая экспансия Мексики, мировой вес агропромышленного комплекса Аргентины и энергетического сектора Венесуэлы, общепризнанные экономические успехи Чили – все эти и другие факторы «работают» на повышение удельного веса Латинской Америки на международной арене и придают ей высокую глобальную значимость. Человечество сегодня не может обойтись без экспортируемого Аргентиной и Бразилией продовольствия, без латиноамериканской нефти, меди, сои, кофе, тропических фруктов и многих других товаров, поставляемых странами ЛАКБ на мировой рынок.

Ощутимо возрастает и внешнеполитическая роль Латинской Америки, степень ее самостоятельности в международных делах. Еще совсем недавно, в последнее десятилетие ХХ века, большинство стран региона однозначно ориентировались на США, декларировалось даже установление так называемых «кровных отношений», что позволило Вашингтону прочнее «привязать» к себе южных соседей, в частности, путем учреждения под своей эгидой интеграционных группировок и подписания серии соглашений о свободной торговле. 1 января 1994 г. была образована Североамериканская ассоциация свободной торговли (НАФТА) с участием США, Канады и Мексики. Окрыленный успехом Белый дом уже в декабре того же года на Саммите Америк в Майами добился единодушного одобрения амбициозного мегапроекта — создания к 2005 г. Зоны свободной торговли Америк (АЛКА) с участием всех латиноамериканских государств от Рио-Гранде до Огненной земли. Тем самым вашингтонские стратеги планировали «намертво» закрепить южную часть Нового света в качестве неисчерпаемого экономического резерва американского бизнеса и обеспечить свои ТНК весомыми и долгосрочными преимуществами в острейшей глобальной конкуренции с европейскими и азиатскими корпорациями.

Однако принятая «дорожная карта» формирования АЛКА не была выполнена, и события в Латинской Америке на рубеже веков стали развиваться по другому сценарию. Группа ведущих государств региона (Аргентина, Бразилия, Венесуэла) взяла курс на преимущественное развитие не панамериканской, а латиноамериканской интеграции, в частности, на основе расширения Общего рынка юга – МЕРКОСУР – и на диверсификацию экономических и политических связей за пределами Западного полушария. Интенсифицировались контакты с Европейским союзом, резко возрос товарообмен со странами Азии, в первую очередь с Китаем, который выдвинулся в число крупнейших потребителей латиноамериканских продуктов. Мексика, Перу, Чили приняли активное участие в развитии многостороннего сотрудничества в рамках АТЭС. Все чаще государства Латинской Америки проявляют твердость в отстаивании своих интересов и своей самостоятельности. Характерный пример – отказ Мексики и Чили в 2003 г. поддержать в Совете Безопасности ООН позицию США по проблеме Ирака.

В последние годы в условиях ревалоризации природных ресурсов и повышения цен на многие виды сырьевых и продовольственных товаров стратегическая ценность Латинской Америки растет. Латиноамериканцы открывают для себя новые возможности на международной арене, демонстрируют серьезную геоэкономическую и геополитическую перекомпоновку своих приоритетов. В этом – одно из главных объяснений повышения роли латиноамериканских стран в мировой экономике и политике.

Читайте также:  Если есть желание узнать страну

Одним из ключевых моментов последних тенденций стала возросшая роль государства во всех сферах общественной жизни. В странах Латинской Америки наблюдается создание госпредприятий и в целом наращивание государственной инвестиционной активности, реализуются масштабные социально значимые программы (например, строительство доступного жилья), развивается льготное кредитование малых и средних предпринимателей, растет потребительский и ипотечный кредит, в рамках борьбы с инфляцией сдерживается рост цен и тарифов, поощряется экспортная ориентация местных товаропроизводителей. Четко просматривается ослабление зависимости государственной власти от традиционных групп давления, прежде всего – международного бизнес-сообщества (Аргентина и Бразилия, например, полностью погасили свои долги МВФ). По существу, выстраивается новая модель частно-государственного партнерства, приоритетное значение в котором отводится национальным интересам и социальной ответственности бизнеса.

В 2004-06 годах Латинская Америка продемонстрировала самые высокие за последние четверть века темпы экономического роста – в среднем порядка 5% в год. При этом Аргентина и Венесуэла, страны, где государственное регулирование экономики особенно заметно, развивались рекордными («китайскими») темпами — от 9 до 18% в год [3]. Динамичный рост позволил латиноамериканцам не только укрепить и модернизировать хозяйственные структуры, расширить инновационный сектор экономики, но и продвинуться вперед в борьбе с бедностью и нищетой, сократить безработицу и понизить градус социальной напряженности.

Не менее важно, что в регионе в целом преодолена практика прямого вмешательства военных в политическую жизнь, многие годы служившая «визитной карточкой» Латинской Америки. Даже кризисные потрясения на рубеже веков, вроде драматических событий в Аргентине в 2001-02 годах, не привели к ликвидации конституционных институтов, которые выстояли и обеспечили развитие политического процесса в русле нормальных демократических процедур.

Африка в СМО

А́фрика — континент, расположенный к югу от Средиземного и Красного морей, востоку от Атлантического океана и к западу от Индийского океана. Это второй по величине континент после Евразии. Африкой называется также часть света, состоящая из материка Африка и прилегающих островов. Площадь Африки составляет 29,2 млн км², с островами — около 30,3 млн км²[1], покрывая, таким образом, 6 % общей площади поверхности Земли и 20,4 % поверхности суши. На территории Африки расположены 55 государств, 4 непризнанных государства и 5 зависимых территорий (островных).

Население Африки составляет около миллиарда человек. Африка считается прародиной человечества: именно здесь нашли самые древние останки ранних гоминид и их вероятных предков.

Снижение мировой экономической активности в последние как никогда ясно показывает, что нельзя поддерживать процветание в странах с хорошо развитой экономикой в условиях широкого распространения бедности. Ярким доказательством чему служит Африканский континент. Интеграция в международную экономику принесла небывалые выгоды в виде роста доходов и повышения благосостояния большей части мира. Однако эта нарастающая волна процветания слишком многих оставила за бортом, например, почти все страны, расположенные к югу от Сахары. Сейчас разговоры об экономической стабильности и сокращении масштабов бедности остаются просто разговорами, когда нет стратегии борьбы с пандемией ВИЧ-инфекции и СПИДа. Политическая нестабильность и отсутствие жизнеспособной экономики на континенте отразились, естественно, на положении народов Африки. Социальные условия, вызванные указанными выше факторами, привели к дегуманизации континента. Представление об истинном положении в Африке подкрепляется некоторыми недавно опубликованными Всемирной Организацией Здравоохранения статистическими данными, характеризующими условия жизни африканского населения.

С окончанием холодной войны радикально изменилась роль Африки в международных отношениях. Перестав быть ареной конфронтации Востока и Запада, этот регион утратил свое стратегическое значение в системе внешнеполитических координат ведущих держав, а опыт их политического и экономического сотрудничества с африканскими странами подвергся критической переоценке. Были предприняты шаги с целью преодоления чрезвычайно затратного характера помощи, оказываемой африканским государствам на двусторонней и многосторонней основе.

В этой связи к началу 90-х годов как в Африке, так и за ее пределами стали распространяться крайне пессимистические настроения в отношении не только отдаленных, но и ближайших перспектив региона, предлагаться сценарии развития обстановки, имевшие апокалиптическую тональность. В международный политический лексикон прочно вошло понятие «афропессимизм», которое подкреплялось и подкрепляется многими серьезными аргументами.

Источником «афропессимизма» стало прежде всего бедственное экономическое положение подавляющего большинства стран региона. Сегодня на долю континента, где проживает более 11% населения Земли (600 млн. человек), приходится лишь около 5% мирового производства. Из 53 африканских стран 33 относятся к группе наименее развитых стран мира (НРС). Если в 1960 г. Африка обеспечивала себя продовольствием, то с 1980 г. треть африканцев выживает только за счет международной помощи. Вместе с тем население Африки возрастало быстрее, чем население других развивающихся стран. При сохранении нынешних темпов рождаемости в 2025 г. каждый пятый человек в мире будет африканцем.

Читайте также:  Платежный баланс страны методы регулирования

Особое беспокойство вызывает то, что, хотя доля Африки в получении международной экономической помощи развивающимся странам составляла в начале 90-х годов 38% (17% в 1970 г.) и колеблется на современном этапе между 15 и 20 млрд. долл. в год, падение ВВП на душу населения на континенте за период 1980 — 1992гг. достигло 15%. Существенное снижение уровня жизни населения происходило даже в тех государствах, где внешняя помощь составляла очень большую долю по отношению к размерам их бюджетов. Например, в конце 80-х годов за счет внешнего финансирования исполнялось 12% госбюджета в Сенегале, 23% в Нигере, 28% в Мавритании, 34% в Мали, а в Кабо Верде (РОЗМ) — 70%. В среднем в странах к югу от Сахары внешнее финансирование госбюджетов осуществлялось в 90-е годы примерно в размере 11% их ВВП, в то время как в странах Северной Африки и Ближнего Востока этот показатель составлял только 1,2%, в странах Азии — 0,7%, в странах Латинской Америки-0,4%.

Таким образом, несмотря на массированную экономическую помощь, к началу 90-х годов Африка отстала не только от развитых индустриальных государств, но и от большинства развивающихся стран, переживавших период бурного экономического подъема. Если в 60-е годы основные показатели экономического развития Ганы и Южной Кореи были одинаковыми, а доход на душу населения в Нигерии был выше, чем в Индонезии, то к концу 80-х годов любые сравнения стали бесполезны.Представляют угрозу для Африканского континента и другие серьезные проблемы. Во всех странах южнее Сахары крайне остро стоит проблема СПИДа. Несмотря на усилия мирового сообщества, не удается решить проблему голода. Периодически нехватка продовольствия приобретала драматический характер в Эфиопии, Сомали, Судане, Анголе, Руанде, Заире, Сьерра-Леоне. Чрезвычайные масштабы приняла и проблема беженцев. В Африке насчитывается почти 50% от общемирового количества беженцев (более 7 млн. человек) и 60% перемещенных лиц (20 млн. человек). Крайне неблагоприятные последствия для интересов международной безопасности имеют многочисленные внутренние и межгосударственные конфликты в различных районах Африки. За постколониальный период на континенте было зафиксировано 35 вооруженных конфликтов, в ходе которых погибло около 10 млн. человек, большая часть из которых — гражданское население. Ослабление военно-политического вмешательства в дела Африки со стороны сверхдержав первоначально привело к снижению числа и интенсивности конфликтов в регионе, однако вскоре возобновились старые и вспыхнули новые распри, в которых борьба различных политических сил уже не маскировалась противостоянием Востока и Запада, а широко подпитывалась традиционными этническими, конфессиональными и клановыми противоречиями, социальными издержками реформ.В 90-е годы военные действия велись на территории более чем полутора десятков африканских государств. Особенно большие разрушения войны и вооруженные этнические конфликты принесли в Анголе, Эфиопии, Либерии, Мозамбике, Сомали, Чаде, Мавритании, Сенегале, Западной Сахаре, Судане, Уганде, Мали, Бурунди и Руанде. Преодоление их последствий потребует нескольких десятилетий, причем вероятность рецидивов конфронтации пока остается высокой.В этой связи «афропессимисты» полагают, что социально-экономические и политические характеристики Африканского континента обрекают подавляющее большинство стран региона на постоянную нестабильность, а высокая вероятность нового витка кризисного развития блокирует и международные усилия по преодолению этой ситуации. В общем, по их мнению, Африка была, есть и будет «источником повышенной опасности» в системе международных отношений.

Однако, несмотря на серьезность угроз регионального и глобального масштаба, отмечаемых на Африканском континенте, мировой порядок, складывающийся на рубеже третьего тысячелетия, будет определяться не только теми факторами, которые вполне очевидны сегодня, но и новыми перспективными тенденциями. Хотя 90-е годы были трудным и противоречивым периодом эволюции африканских стран, ко второй половине текущего десятилетия в подавляющем большинстве государств наметились положительные сдвиги. Внутриполитические и международные отношения в Африке постепенно входят в нормальное русло.

Позитивные изменения стали возможны прежде всего благодаря урегулированию крупных вооруженных конфликтов в Африке. Ликвидация режима апартеида в ЮАР благотворно сказалась на обстановке в южной части континента. Прекратилась затяжная политическая борьба в Намибии, Мозамбике и Анголе. Нормализовались отношения между Угандой, Кенией и Танзанией. С предоставлением независимости Эритрее завершилась многолетняя гражданская война в Эфиопии, но теперь столкновения между Эфиопией и Эритреей происходят уже на межгосударственном уровне.

Решение проблем, из-за которых долгое время существовали главные очаги напряженности на Африканском континенте и вокруг него, оказалось частичным, недостаточным для создания атмосферы региональной безопасности. К середине 90-х годов обстановка во многих районах, которые ранее рассматривались лишь как потенциальные зоны локальной конфронтации, резко обострилась.

Источник

Adblock
detector