Меню

Состав преступления по уголовному праву зарубежных стран

Элементы (признаки) преступления

Уголовному праву большинства зарубежных стран неизвестно понятие состава преступления. Оно было разработано немецкой доктриной и оттуда распространилось на некоторые другие страны.

Во Франции традиционная классическая доктрина считает, что каждое преступление характеризуется тремя конститутивными элементами: легальным, материальным и моральным. Другими словами, только при наличии этих элементов лицо может быть привлечено к уголовной ответственности и наказано*.

*Подробнее об этих элементах см.: Уголовное право зарубежных государств. Вып. 2. С.64-75.

Легальный элемент означает, что никакое деяние, каким бы, казалось, вредным и в целом плохим оно ни было, не может быть инкриминировано лицу, если оно не определено в законе, т.е. запрещено под угрозой наказания. Этот элемент вытекает из принципа «Nullum crimen, nulla poena sine lege».

Материальный элемент включает в себя то, что в российской уголовно-правовой доктрине именуется объективной стороной состава преступления. В рамках этого элемента рассматриваются вопросы содержания деяния, его последствий, а также стадий преступления.

Материальный элемент означает, что деяние, описанное в законе, должно быть выражено вовне, что одного намерения его совершить для наступления ответственности недостаточно.

Название третьего элемента в значительной степени условное, поскольку имеет мало общего с моралью как таковой. Но из содержания этого элемента вытекает, что далеко не всякое предусмотренное законом и совершенное деяние может быть вменено лицу и с моральной точки зрения.

Моральный элемент включает в себя, по терминологии российского уголовного права, субъективные признаки преступления.

Предпосылкой наличия морального элемента является свобода воли и ясное сознание во время совершения преступления. Иными словами, чтобы такое лицо имело возможность выбора между двумя вариантами поведения – правомерным и противоправным и достаточно развитое сознание для такого выбора.

В связи с этим на первый план выдвигаются вопросы, касающиеся признания лица субъектом преступления – возраст и вменяемость. По УК Франции уголовной ответственности и наказанию не подлежит лицо, не достигшее 13-летнего возраста или которое «в момент совершения деяния находилось в состоянии психического или нервно-психического расстройства, лишившего его способности осознавать или контролировать свои действия».

Важным признаком морального элемента также является вина, которая, однако, в Уголовном кодексе никак не урегулирована.

Из принципа «нет преступления без вины» во Франции есть исключение. Оно касается так называемых «чисто материальных деяний» (нарушений), которые караются в силу самого факта их совершения, т.е. без установления вины. Модернизированное учение об элементах преступления исходит из того, что существует четыре элемента: законодательный (легальный), материальный, психологический (вменение в вину) и неоправданность, которая означает отсутствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность. Некоторые другие авторы в качестве основных элементов называют лишь два: материальный и психологический*.

*Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран. М., 1997. С. 65.

Элементы преступления во Франции – по-прежнему объект исключительно доктринальной разработки*.

*В некоторых развивающихся странах, в частности в Ливане и Сирии, которые ранее были французскими владениями, они довольно подробно урегулированы в законодательстве.

Выше отмечалось, что понятие состава преступления из ведущих зарубежных стран известно лишь уголовному праву Германии. Однако понятие состава там существенно отличается от его трактовки по российскому уголовному праву.

Основой преступления является волевое действие (бездействие) человека. Необходимая предпосылка уголовной ответственности за его совершение – достижение лицом определенного возраста и его вменяемость.

Интересно, что отсутствие этих признаков субъекта преступления в УК ФРГ обозначается одним и тем же термином – «невменяемость». Невменяем тот, кто во время совершения деяния не достиг 14-летнего возраста, а также тот, кто при его совершении, вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания, слабоумия или другого тяжкого психического отклонения не способен осознать противоправность деяния или действовать с сознанием их противоправности.

В УК закреплено положение о том, что деяние должно соответствовать составу, описанному законом. Однако для возложения ответственности одного этого требования недостаточно. Необходимо, чтобы деяние было противоправным, но противоречащим не только уголовному закону, а, по мнению некоторых ученых, правопорядку в целом. Хотя противоправность и состав преступления в немецкой уголовно-правовой доктрине – элементы разные, они определенным образом связаны между собой. Но деяние может выполнить состав преступления и не быть противоправным, если оно было совершено при таких обстоятельствах, как необходимая оборона, крайняя необходимость и др.

Вина в доктрине чаще всего понимается как упрек за то, что лицо поступило противоправно, хотя в конкретных условиях могло поступить правомерно.

*Лясс Н.В. Проблемы вины и уголовной ответственности в современных буржуазных теориях. М„ 1977. С.49.

В УК ФРГ содержится лишь указание на то, что наказуемым является только умышленное деяние, если закон прямо не предусматривает наказание за неосторожное деяние.

Последним элементом преступления является наказуемость.

Исходя из изложенного, преступление – это деяние, выполняющее предусмотренный законом состав, противоправное, виновное и наказуемое. Этот же набор элементов преступления отмечается исследователями австрийского уголовного права*.

*Марущенко В.В. Основания уголовной ответственности по законодательству Австрии: Ав-тореф. канд. дис. М., 1982. С. 8.

Общим принципом уголовного права стран англосаксонской системы права является выработанное первоначально английской судебной практикой и доктриной требование о том, что никто не может быть осужден за преступление, если не доказано «за пределами разумного сомнения» наличие двух элементов – Astus reus u Mens rea.

Первый – материальный (физический), второй – психический. Основой материального элемента является совершение деяния, запрещенного уголовным правом (статутугным или общим). Но он также может включать в себя обстоятельства совершения деяния и его последствия, если они указаны в соответствующей норме права. Другими словами, материальный элемент представляет собой «полное определение преступления, за исключением психического элемента»*.

*Уголовное право зарубежных стран. Вып. 2. С. 91; Пантелеев В.А., Козочкин И.Д., Лихачев И.Д. Уголовное право развивающихся стран: Общая часть. М., 1988. С. 53-54.

Деяние должно быть совершено добровольно. Не подлежит уголовной ответственности лицо, действовавшее в состоянии «автоматизма», который включает в себя различные случаи непроизвольного, осуществленного не по своей воле поведения. Например, причинение вреда во время сна, под воздействием внешней физической силы, в результате непредвиденной поломки механизма или части его либо вызванного обострением недуга (эпилепсии или церебральной болезни).

Деяние чаще всего совершается в форме действия, реже, особенно в странах англосаксонской системы права, – в форме бездействия. Дело в том, что в этих странах, в частности в Англии, в отличие от континентальной Европы, право не возлагает на граждан обязанности оказывать помощь без опасности для себя и других людям, попавшим в беду. Например, прохожий, находящийся поблизости от неглубокого водоема, в котором тонет ребенок, и который без особого труда мог бы его спасти, но не делает этого, не совершает преступления, поскольку он не обязан это делать.

Второй элемент преступления – психический, по существу – вина. Преступлением может быть признано только такое противоправное деяние, которое совершено виновно. Такой вывод делается из появившегося в Англии и действующего там и в других странах, в частности в США, выражения: «Astus non facit reum, nisi mens sit rea».

Определения вины и ее форм в английском законодательстве нет. Но там, а также в доктрине и судебной практике преобладает упоминание трех форм вины: намерения, неосторожности и небрежности. Их понятия базируются на прецедентах, а потому являются казуистичными и изменчивыми.

Более четко вопрос о формах вины решен в уголовном законодательстве штатов США, прежде всего под влиянием рекомендаций Примерного уголовного кодекса. Там чаще всего фигурируют четыре формы вины: с целью (намеренно), с осознанием, неосторожно и небрежно.

Если изложить эти четыре формы вины применительно к «результату» (последствиям), то они выглядят следующим образом:

«с целью» действует тот, кто стремится достичь именно данного, конкретного результата;

«с осознанием» действует тот, кто не преследует цели достижения данного результата, но сознает «высокую степень вероятности» того, что его поведение приведет к этому (или, по другой формулировке, «практически убежден, что такой результат наступит»);

«неосторожно» действует тот, кто сознательно «игнорирует существенный и неоправданный риск» наступления результата;

«небрежно» действует тот, кто не осознает наличия «существенного и неоправданного риска» наступления результата, о чем он должен был знать*.

*Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М., 1990. С. 47.

За ряд преступлений общего и статутного права ответственность наступает по правилам «строгой ответственности», т.е. без установления вины. К преступлениям «строгой ответственности» относятся торговля недоброкачественными и фальсифицированными продуктами питания, некоторые нарушения правил дорожного движения, причинение общественного беспокойства, богохульство и др.

Источник

Уголовное право зарубежных стран (Общая часть)

Современные системы уголовного права

Правовая система отдельного государства, понимаемая в широком смысле, включает помимо нормативной стороны, состоящей из юридических норм, институтов, отраслей права, организационную сторону (совокупность правовых учреждений) и правовую культуру (совокупность правовых взглядов, представлений, идей). В узком значении правовая система государства — это система внутреннего национального права.

Каждое государство имеет свою правовую систему, которая характеризуется как общими с правовыми системами других стран чертами, так и специфическими особенностями. В некоторых государствах одновременно функционирует несколько конкурирующих правовых систем. В США, например, наряду с федеральной существуют и относительно независимые друг от друга правовые системы отдельных штатов со своими конституциями, своими уголовными кодексами, своими правоохранительными органами.

Некоторые общие черты, присущие правовым системам отдельных государств, позволяют объединить их в определенные группы, которые получили название систем уголовного права, или правовых семей. Критериями группировки выступают принципы права, способы выражения и закрепления правовых норм, способы их толкования. Система права — это более или менее целостное множество национальных правовых систем, которым свойственны близость происхождения, источников, основных понятий и институтов, приемов юридической техники и способов толкования.

В теории к основным системам уголовного права относят: 1) романо-германскую (континентальную) и 2) англосаксонскую (неконтинентальную). Помимо названных выделяют также систему религиозного права.

Романо-германская система объединяет правовые системы многих государств современного мирового сообщества. Она сформировалась на территории Европы в латинских (Италия, Испания, Португалия, Франция) и германских (Германия, Швеция, Норвегия, Дания) странах. К романо-германской системе права относятся современные правовые системы государств континентальной Европы, Латинской Америки, значительной части Африки, стран Ближнего Востока. Она повлияла на развитие национальных правовых систем Японии, Индонезии и других государств.

Российское право досоветского периода также развивалось в рамках романо-германской системы права. Однако после Октябрьской революции 1917г., несмотря на схожесть основных уголовно-правовых институтов и категорий, сущность отечественного уголовного права изменилась. Оно исходило из классового характера причин преступности, базировалось на таких экономических отношениях, которым было свойственно обобществление средств производства и монополизм государства. Реформирование российского уголовного права на демократических принципах, осуществляемое начиная с 1958 г., дает основание относить национальную систему современной России к романо-германской системе права.

Отличительная черта романо-германской системы — ее формирование на основе римского права. Со временем первоначальное различие между так называемыми латинскими системами и германскими стерлось благодаря рецепции римского права в Европе. В XII—XIII вв. на базе кодификации императора Юстиниана сложилось и существовало до конца XVIII в. некое общее европейское право, предопределившее единство в рамках данной системы. Кодификация, предпринятая в европейских странах в XIX в., привела к нарушению такого единства, однако некоторые принципиальные черты правовых систем сохранились. Это касается, в частности, воспроизведения основ римского права, использования при систематизации правовых норм сходной юридической техники, общих юридических категорий и терминов и т.д.

Романо-германской правовой системе свойственны следующие основные черты. Во-первых, нормы права формулируются обобщенно, как некие абстрактные правила поведения, адресованные неопределенному кругу лиц. Во-вторых, право делится на самостоятельные ветви, именуемые отраслями. В-третьих, в государствах данной системы права существует тщательно разработанное законодательство, при этом устанавливается определенная иерархия нормативных актов, центральное место в которой занимают конституционные акты. В-четвертых, в таких странах ведется планомерная работа по систематизации (кодификации, консолидации) уголовно-правовых норм.

В рамках романо-германской системы можно выделить вполне самостоятельные подсистемы права, имеющие характерные особенности. Так, следует назвать скандинавскую подсистему, объединяющую правовые системы Швеции, Норвегии, Дании, Финляндии и Исландии. Формирование данной подсистемы было обусловлено интенсивным сближением правовых систем Скандинавских государств, начавшимся еще в 70-х гг. XIX в. и особенно усилившимся после создания в 1952 г. Северного совета, куда вошли пять названных государств. В рамках этого движения разрабатываются законопроекты, которые затем принимаются в качестве национальных законов.

Англосаксонская (или неконтинентальная) система представляет собой систему, основанную на так называемом общем праве (Common Law), или праве судебных прецедентов. В настоящее время она включает национальные системы практически всех, за некоторым исключением, англоязычных стран. Общее право оказало большое влияние на развитие уголовного права США, Индии, Пакистана, ряда стран Африки.

Английское право развивалось автономно от права континентальной Европы, рецепция римского права его не затронула. Судебная практика выработала собственные правовые категории, не известные правовым системам континентальной Европы. К таким категориям относятся понятие «явное действие» как основание уголовной ответственности, конструкция «разумный человек», используемая при решении многих коллизионных вопросов, понятие «ближайший шаг», помогающее отграничить ненаказуемое приготовление к преступлению от наказуемого покушения на преступление, понятие «непреодолимый импульс», посредством которого нередко определяется невменяемость.

Основной чертой англосаксонской системы является возможность судебного правотворчества. Авторитетным источником уголовного права остается прецедент — модель разрешения конкретного уголовного дела, используемая в последующем при рассмотрении сходных случаев. Норма права здесь менее общая и абстрактная, нежели в континентальном праве. Нередко уголовно-правовые нормы чрезвычайно казуистичны, в них исчерпывающе определяются различные варианты преступного поведения, влекущие уголовную ответственность. Вот как, например, определяется английским Законом о краже 1968 г. такое специфичное для англо-американского права преступление, как бёрглэри: лицо может быть признано виновным в совершении данного преступления, если оно входит в какое-либо строение или часть строения, нарушая его неприкосновенность, с намерением совершить какое-либо из указанных ниже преступлений, либо, войдя в какое-либо строение или часть строения, нарушив его неприкосновенность, оно украдет или попытается что-либо украсть либо причинит или попытается причинить существенный телесный вред какому-либо лицу (п. 1 ст. 9 Закона). Далее перечисляются те преступления, с целью совершения которых может действовать преступник: кража, причинение существенного телесного вреда, изнасилование либо незаконное разрушение строения или находящегося там имущества (п. 2 ст. 9).

Подобная казуистичность приводит к возникновению пробелов законодательства, поскольку на практике нередко встречаются случаи, которые с точностью не могут быть подведены под описанный в норме, несмотря на его очевидную схожесть. Так, английские юристы спорят о том, следует ли считать «вхождением» тот случай, когда виновный похищает имущество через окно посредством специально приспособленных крючков или кронштейнов, при этом не влезая в окно.

Дискуссионным остается и вопрос о том, можно ли считать «строением» автомобиль или яхту, используемые людьми для проживания. Сталкиваясь с подобными проблемами и стремясь устранить пробелы законодательства, судебная практика стран англосаксонской системы нередко прибегает к аналогии. Напротив, французское право, например, определяет кражу как обманное изъятие вещи другого лица или энергии в ущерб другому лицу (см. ст. 311-1 и 311-2 УК Франции). Здесь определение кражи максимально обобщенное и включает лишь основные признаки преступления, позволяющие отграничить его от других преступных деяний, например от убийства или изнасилования.

Несмотря на проведение определенной работы по систематизации уголовно-правовых норм, последняя не имеет такого характера, как в странах континентального права. В Англии, например, не существует единого уголовного кодекса.

По мнению авторов работ в области сравнительного права, в настоящее время существует ярко выраженная тенденция формирования единой системы западного права.

Существуют такие государства, которые трудно отнести с определенностью к той или другой системе права, поскольку они много заимствовали из разных правовых систем. К числу смешанных национальных систем относятся шотландское право, право Израиля, ЮАР, Филиппин и некоторых других государств.

Система религиозного права объединяет национальные системы тех государств, где религиозные нормы официально считаются источниками уголовного права.

Мусульманское уголовное право представляет собой неотъемлемую часть религии (ислама). Сферой его влияния являются Ближний Восток, часть Азии и Африки. Собственно мусульманское право действует в Саудовской Аравии, Йемене, Судане, Кувейте. Правовые системы этих государств органично включают нормы шариата.

Отличительными чертами мусульманского права являются специфичные классификации преступных деяний и наказаний, заимствованные из шариата, криминализация религиозных и аморальных проступков, возможность применения членовредительских наказаний и воздаяния равным, существование смертной казни, исполняемой к тому же публично.

Источники уголовного права зарубежных государств

Для государств англосаксонской системы права характерна приоритетная роль судебного прецедента, хотя к настоящему времени сложилось и обширное уголовное законодательство. В государствах романо-германской системы ведущим источником уголовного права является закон. При этом действуют как кодифицированные, так и некодифи-цированные уголовные законы. В ряде государств (Франция, Англия, США и др.) источниками уголовного права являются подзаконные акты, изданные исполнительными органами государственной власти. Особое место среди источников занимает конституционное законодательство, в котором нередко закрепляются важнейшие уголовно-правовые принципы (законности, запрет придания уголовному закону обратной силы, запрещение наказывать дважды за одно и то же и др.) или определяются признаки государственных преступлений (измены, шпионажа и т.п.). Ряд современных государств признал источниками уголовного права и международные соглашения (Франция, Германия, Швеция и др.).

К основным источникам уголовного права Англии относятся судебные прецеденты и статуты (парламентское законодательство). На сегодняшний день многие вопросы Общей части получили свою регламентацию в законодательстве. Еще в 1972 г. палата лордов — высшая судебная инстанция в Англии — приняла важное решение о том, что суды более не могут определять конкретные виды преступлений, поскольку отныне это является прерогативой английского парламента. Однако судебный прецедент не утратил своего значения быть источником уголовного права Англии. В новых условиях он призван закреплять основные принципы уголовного права, восполнять пробелы уголовного законодательства, помогать судьям в толковании законодательных норм.

Отличительной чертой уголовного права Англии является отсутствие единого кодифицированного уголовно-правового акта — уголовного кодекса. В 1967 г. с инициативой разработки единого УК для Англии и Уэльса выступил тогдашний министр внутренних дел Р. Дженнинс. С 1980 г. серьезные работы по созданию проекта УК велись подкомитетом по уголовному праву Общества государственных преподавателей права. В 1989 г. был опубликован окончательный вариант проекта УК. Разработчики проекта не отказались от норм общего права и делегированного законодательства как источников уголовного права. Помимо этого в проект было включено большое количество уголовно-процессуальных норм. И то, и другое — дань английской традиции. В настоящее время кодификация как цель реформы английского уголовного права снята с повестки дня, а приоритетной стала цель упрощения уголовного права, приведения его в соответствие с реальностью, декриминализации множества устаревших деяний. В течение 2008 г. английский парламент частично изменил 68 законов и полностью отменил 260 устаревших законов. Несмотря на это, уголовно-правовые нормы по-прежнему содержатся в более чем 8 тыс. законов.

К важнейшим законам, регулирующим по преимуществу вопросы Общей части уголовного права, можно отнести: Закон об уголовном праве 1967 г., определивший новую классификацию преступлений, Закон об уголовном праве 1977 г., установивший ответственность за сговор и регламентирующий некоторые другие вопросы Общей части, Закон о преступном покушении 1981 г., существенно изменивший регулирование ответственности за предварительную преступную деятельность, Закон о преступлении (назначении наказаний) 1997 г., Закон о полномочиях уголовных судов 2000 г. и др.

Помимо статутов источником уголовного права Англии является делегированное законодательство — подзаконные акты, издаваемые правительственными структурами по поручению парламента. Высшей формой такого законодательства считается «приказ в Совете», посредством которого нередко вводятся в действие уголовные законы.

К источникам уголовного права Англии относят и некоторые классические доктринальные труды, в частности «Комментарии к законам Англии» Блэкстоуна (1765). На эту работу нередко ссылаются как на обязательный источник права, и от нее ведут начало современные учебники по английскому праву.

Правовая система США возникла на основе английской, поэтому для нее характерно сочетание норм общего и статутного права. В настоящее время здесь действует кодифицированное законодательство, и к уголовно-правовым источникам относятся Конституция США 1787 г. и конституции отдельных штатов. США являются федеративным государством, в котором субъекты федерации — штаты — правомочны принимать собственное уголовное законодательство. В связи с этим правомерно говорить о существовании пятидесяти трех самостоятельных правовых систем, или юрисдикции: пятидесяти штатов, федерального округа Колумбия, «свободно присоединившегося государства» Пуэрто-Рико и федеральной юрисдикции США.

Вопрос о разграничении компетенции федерации и штатов не прост. Среди преступлений, предусмотренных федеральными законами, немало таких, которые по своим признакам полностью или частично совпадают с преступлениями по уголовному праву штатов.

По действию в пространстве федеральные уголовные законы делятся на две группы: а) федеральные уголовные законы, действующие на всей территории страны; б) федеральные законы, действующие лишь в отдельных ее частях.

К первой группе относятся законы, предусматривающие уголовную ответственность за деяния с так называемым федеральным элементом, — посягательства на должностных лиц федеральных органов (напр., убийство должностного лица федеральной службы, причинение ему телесного повреждения, воспрепятствование исполнению служебного долга, дискредитация федеральных должностных лиц); посягательства этих лиц в связи с осуществлением своих обязанностей (напр., взяточничество); посягательства, затрагивающие интересы нескольких штатов (напр., хищение автомобилей и угон их из одного штата в другой), а также интересы правительственных учреждений (напр., почтового ведомства) или правительства США (напр., посягательства на внутреннюю безопасность всего государства). К первой группе относятся также законы об ответственности за воинские преступления, действующие на территории всей страны и реализуемые федеральными органами расследования, прокуратуры и суда.

Вследствие как требований законов, так и сложившейся судебной практики к числу преступлений, преследование которых осуществляется главным образом федеральным правительством, относятся: незаконный оборот наркотиков, организованная преступность, крупномасштабное мошенничество, финансовые преступления и некоторые другие, представляющие «особый интерес» для федеральных органов. Помимо этого только федеральное правительство осуществляет преследование таможенных преступлений, неуплаты федеральных налогов, государственной измены и шпионажа. Рассмотрение вопросов выдачи преступника одним государством другому осуществляется только в федеральных судах.

Ко второй группе федеральных уголовных законов относятся акты, применяемые только на территориях, непосредственно подчиненных федеральному правительству (национальные заповедники, территории военного ведомства или зарезервированные правительством США, плавающие под флагом США корабли и др.). Здесь действует любой федеральный закон об уголовной ответственности (даже тот, в котором отсутствует «федеральный элемент»).

Роль федерального УК выполняет разд. 18 Свода законов США (далее — СЗ США) «Преступление и уголовный процесс», не имеющий четкого деления на Общую и Особенную части, хотя первая глава «Общие положения» в основном группирует институты Общей части уголовного права, а остальные главы представляют собой нормы Особенной части. Небольшая первая глава (22 статьи) регламентирует вопросы классификации преступных деяний, невменяемости, соучастия, действия федерального уголовного законодательства в пространстве. Здесь же дается толкование законодательных терминов. Главы, образующие Особенную часть, расположены в алфавитном порядке. Критерий ценности правоохраняемых интересов (благ) в систематике Особенной части не используется. К недостаткам федерального законодательства следует отнести сложность и казуистичность формулировок, противоречивость и коллизионность уголовно-правовых норм, отсутствие терминологического единообразия.

В США предпринимались неоднократные попытки реформирования уголовного законодательства и разработки нового УК. В 1984 г. конгрессом США был принят Комплексный закон о контроле над преступностью, который внес существенные изменения в разд. 18 СЗ США. Изменения коснулись классификации преступных деяний, определения невменяемости, ответственности рецидивистов и других вопросов. Значимым для уголовного права был принятый в 1994 г. Закон о борьбе с насильственной преступностью, расширивший круг преступлений, за которые федеральные суды могли назначить смертную казнь. Число таких преступлений достигло 63 и стало включать государственную измену, тяжкое убийство федерального должностного лица высокого ранга, убийство, совершенное при захвате автомобиля, и другие насильственные преступления. Для несовершеннолетних лиц, достигших 13-летнего возраста, обвиненных в совершении нескольких насильственных преступлений, Закон предусматривал те же правовые последствия в вопросах следствия, постановления приговора, отбывания наказания, что и для взрослых преступников.

В области уголовного права помимо федерального УК действует большое число федеральных законов, помещенных в другие разделы СЗ США (в основном это касается институтов Особенной части).

К источникам уголовного права штатов в первую очередь относятся действующие там уголовные кодексы. В 1960—1980-е гг. практически все североамериканские штаты провели уголовно-правовую реформу, толчком для проведения которой послужил Примерный УК США 1962 г., разработанный и опубликованный Институтом американского права. Это акт рекомендательного характера, однако его положения использовались многими штатами при составлении собственных УК. Наибольшее влияние Примерный кодекс оказал на УК штата Нью-Йорк 1965 г., вступивший в действие в 1967 г.

Подзаконные акты, издаваемые президентом США, министерствами и ведомствами федерального правительства, а также властями штатов, в некоторых случаях также могут устанавливать уголовную ответственность за преступное поведение, что позволяет официально включать их в число источников уголовного права США. К примеру, ст. 10 УК штата Нью-Йорк признает преступлением деяние, запрещенное под страхом наказания любой нормой права, изданной властями штата, ордонансом органов местного самоуправления, а также «любым приказом, правилом или инструкцией, изданными какими-либо правительственными учреждениями в соответствии с предоставленными им для этого полномочиями».

Что касается норм общего права, то они сохраняют свое значение в качестве источника уголовного права США. Несмотря на запрет привлекать к ответственности за преступления, не предусмотренные статутами, нормы общего права используются при их толковании. В ряде штатов закреплен принцип, согласно которому «правила о том, что уголовный закон подлежит строгому толкованию, не применяются в отношении Общих положений Уголовного кодекса, но они должны толковаться в соответствии с ясным смыслом их терминов, имея в виду упрочение правосудия и достижение целей права» (§ 5 УК штата Нью-Йорк). Таким образом, расширительно могут толковаться только уголовно-правовые понятия, образующие Общую часть уголовного права, а не нормы Особенной части.

К источникам уголовного права Франции относятся конституционные и международно-правовые нормы, УК 1992 г., другие кодифицированные и некодифицированные уголовные и неуголовные законы, а также подзаконные акты, принятые исполнительными органами государственной власти. Роль судебной практики и уголовно-правовой доктрины здесь ограничена, хотя решения Кассационного суда Франции не только пользуются большим авторитетом среди судей, но и подчас определяют направление судебной практики. В истории Франции были случаи, когда эта высшая судебная инстанция по существу создавала новые уголовно-правовые нормы. Это, в частности, относится к институту крайней необходимости.

Среди действующих источников французского уголовного права особое место занимает первый конституционный акт — Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. Несмотря на то что за последние 220 лет французские конституции неоднократно изменялись, Декларация всегда лежала в их основе. Последние две французские конституции — 1946 и 1958 гг. — в своих преамбулах прямо ссылаются на этот документ как на закон фундаментального значения.

Читайте также:  Общий денежный оборот страны это

Наиболее важные уголовно-правовые принципы были впервые во французском праве сформулированы именно в этом важнейшем конституционном акте. Так, в нем был закреплен принцип, согласно которому «все, что не запрещено законом, не может встречать препятствия, и никто не может быть принужден к выполнению того, что законом не предписано» (ст. 5). В Декларации содержится и другое, не менее значимое правило: «Никто не может быть обвинен, арестован или заключен под стражу иначе, как в случаях, определенных законом, и в форме, им предписанной» (ст. 7). Декларация запрещает наказывать иначе, чем «на основании закона, принятого и обнародованного до совершения проступка и законным образом применяемого» (ст. 8), и провозглашает принцип равенства всех граждан перед законом: «Закон должен быть одинаковым для всех, защищает он или карает» (ст. 6). Впервые конституционное значение приобрел принцип презумпции невиновности, имеющий важное уголовно-правовое и уголовно-процессуальное значение (ст. 9): «Всякий человек считается невиновным до тех пор, пока он не будет объявлен виновным». Немаловажное значение для уголовного права имеет и другое положение Декларации, исключающее возможность привлечения к уголовной ответственности только лишь за мысли, взгляды, убеждения: «Никого нельзя притеснять за его взгляды, даже религиозные, если их проявление не нарушает общественного порядка, установленного законом» (ст. 10).

Действующая Конституция Франции 1958 г. является источником французского уголовного права по ряду причин. Во-первых, в ее преамбуле содержится отсылка к Декларации как к своей составной части. Во-вторых, Конституция имеет значение источника уголовного права в той ее части, которая определяет компетенцию органов государственной власти и управления в области нормотворчества, структуру и иерархию правовых норм (разд. V). В-третьих, в этом документе есть положения, имеющие прямое отношение к области уголовного права. Так, согласно ст. 17 правом помилования наделяется президент Республики.

Разделы IX и X посвящены уголовной ответственности высших должностных лиц Франции — президента и членов правительства. В Конституции нашел свое закрепление и принцип, согласно которому никто не может быть произвольно лишен свободы (ст. 66).

Источниками уголовного права Франции являются и международные соглашения, заключенные ею. При определенных условиях они пользуются приоритетом перед нормами внутригосударственного права (ст. 55 Конституции Франции). Международные соглашения, действующие в области французского уголовного права, представлены договорами об экстрадиции, правовой помощи, рядом конвенций по борьбе с определенными видами преступлений.

Центральное место в системе уголовно-правовых источников Франции занимает УК 1992 г., который делится на две части: законодательную, принятую Парламентом Франции, и регламентационную, принятую Государственным Советом Франции, представляющим исполнительную ветвь власти. При этом регламентационная часть включает, с одной стороны, положения, принятые Госсоветом в рамках исполнения делегированных полномочий парламента, с другой стороны, она содержит положения, принятые в рамках собственной компетенции и определяющие признаки конкретных видов уголовно наказуемых нарушений и санкций за них.

УК Франции содержит 7 книг. Книга I — это по существу Общая часть Кодекса, книга II открывает Особенную часть УК и предусматривает уголовную ответственность за преступления и проступки против человека. Книга III включает положения об уголовной ответственности за преступления и проступки против собственности. Книга IV устанавливает ответственность за преступные деяния против нации, государства и общественного спокойствия. Книга V «Прочие преступления и проступки» включает нормы об ответственности за преступления и проступки в сфере здравоохранения. Книга VI относится к регламен-тационной части УК Франции и содержит нормы об ответственности за различные уголовно наказуемые нарушения, относящиеся к группе наименее опасных преступных деяний. Виды таких деяний и их основные признаки определяются Госсоветом — органом исполнительной власти. Книга VII содержит специальные положения, применяемые на определенных территориях, относящихся к территории Франции.

УК Франции во многом развивает положения своего предшественника — Кодекса 1810 г., обстоятельно регламентируя вопросы действия уголовного закона во времени и в пространстве, введя уголовную ответственность юридических лиц и разработав для этих субъектов уголовной ответственности специальную систему наказаний, уточнив понятие невменяемости и введя понятие «уменьшенной» вменяемости, установив новые обстоятельства, исключающие уголовную ответственность (крайняя необходимость, ошибка в праве), закрепив принцип индивидуализации уголовной ответственности и предложив судье большой выбор способов такой индивидуализации.

Вместе с тем в рассматриваемом УК отсутствует понятие преступного деяния, не раскрывается понятие вины и ее форм, за исключением предумышленности, не содержится общего определения соучастия. Отметим и отсутствие норм об уголовной ответственности несовершеннолетних лиц. Это связано с тем, что данному вопросу посвящен специальный нормативный акт.

Уголовно-правовые нормы и институты содержатся и в других французских кодексах, специальных уголовных законах, а также законах, не имеющих в целом уголовно-правового характера. Источником уголовного права традиционно считается Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 г., в котором, в частности, закреплен запрет наказывать дважды за одно и то же деяние (ст. 368), даются понятия проступка и нарушения (соответственно ст. 381 и 521), определен порядок условного освобождения (ст. 729—733), установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности и исполнения обвинительного приговора для некоторых категорий преступных деяний (ст. 706-31) и т.д. Здесь же содержится положение об освобождении от уголовной ответственности сотрудников полиции, которые с целью установления лиц, участвовавших в незаконном обороте наркотиков, приобретают, хранят, транспортируют или передают наркотики лицам, совершающим названные преступные деяния, либо осуществляют иные действия, указанные в ст. 706-32 УПК, за исключением подстрекательства. Фактически в данном случае речь идет об обстоятельстве, исключающем уголовную ответственность и представляющем собой разновидность крайней необходимости. В УПК приводится и шкала сроков принудительного заключения, назначаемого в порядке замены штрафа в случае его неуплаты (ст. 750).

Кодекс военной юстиции 1982 г. также считается источником уголовного права Франции, поскольку в нем содержатся нормы об уголовной ответственности за воинские преступления. Уголовная ответственность устанавливается и другими кодексами: Таможенным кодексом 1948 г., Трудовым кодексом 1973 г., Кодексом о потреблении 1993 г., Дорожным кодексом 2000 г., Кодексом о торговле 2000 г., Кодексом о здравоохранении 2000 г. и др.

Уголовная ответственность за целый ряд проступков и «полицейских» нарушений предусмотрена отдельными законами, не вошедшими ни в один из кодексов. Например, Законом 1978 г. об информатике, картотеке и свободах; Законом 1984 г. об организации и осуществлении спортивной и физической деятельности; Законом 1998 г. о превенции и преследовании половых преступных деяний, а также о защите несовершеннолетних, Законом 2000 г. об учреждении института защитника детей и др. В качестве источников уголовного права действуют законы, принятые еще в XIX в. Наиболее старыми из них являются: Закон 1825 г. о безопасности навигации и морской торговли; Закон 1836 г. о запрете лотерей и Закон 1881 г. о свободе прессы.

Важным источником уголовного права является Ордонанс № 45—174 от 2 февраля 1945 г. о несовершеннолетних правонарушителях (об ответственности несовершеннолетних). Этот нормативный акт претерпел многочисленные изменения, в особенности после введения в действие УК 1992 г. Помимо процессуальных данный правовой документ содержит немало уголовно-правовых положений. Так, в нем регламентированы вопросы назначения наказания несовершеннолетним, содержатся положения, ограничивающие назначение таким лицам определенных видов наказания, и т.д.

Акты местных органов управления: распоряжения префектов, ордонансы парижского префекта полиции и префекта департамента Сена, распоряжения мэров — являются источниками уголовного права местного значения, так как они регламентируют составы полицейских нарушений для своей административной единицы. Такую же роль играют в исключительных обстоятельствах (осадное положение, военное время) распоряжения местных военных властей.

Уголовное право представляет собой одну из самых развитых отраслей правовой системы ФРГ. К его источникам относятся Основной закон (Конституция) 1949 г., УК ФРГ 1871 г., федеральные уголовные законы, уголовное законодательство земель, иностранное уголовное законодательство.

Уголовное право ФРГ кодифицировано не полностью. Наряду с УК действуют иные многочисленные некодифицированные уголовно-правовые нормы, содержащиеся в различных законах. В связи с этим следует различать собственно Уголовный кодекс (кодифицированный акт) и более широкое понятие — уголовное право, включающее как УК ФРГ, так и иные многочисленные уголовно-правовые предписания, образующие так называемое дополнительное уголовное право (Nebenstrafrecht),

Основной закон (Конституция) ФРГ 1949 г. является источником уголовного права ФРГ прежде всего потому, что в ней содержится ряд основополагающих уголовно-правовых принципов. Так, ст. 102 Конституции провозглашает отмену смертной казни. Статья 103 (2) закрепляет главное требование принципа законности: «Деяние подлежит наказанию, если его наказуемость была установлена законом до совершения деяния». Согласно ст. 103 (3) «никто не может быть подвергнут многократному наказанию за одно и то же деяние на основании общего уголовного закона». Статья 104 допускает лишение свободы только на основании формального закона и по решению суда.

ФРГ является федерацией земель, для которой характерно отнесение уголовного законодательства к области конкурирующего законодательства (ст. 72, 74 Основного закона ФРГ). Субъект федерации (земля) вправе урегулировать вопросы, относящиеся к предмету конкурирующей компетенции, в том случае и в том объеме, в котором это не урегулировано федерацией. Другими словами, если федеральный законодатель воспользовался предоставленными ему полномочиями и издал нормы в какой-либо области уголовного права, то в этой области утрачивают силу все прежде изданные уголовные законы отдельных земель и впредь в данной области исключается их законодательная деятельность. Таким образом, приоритетными являются нормы федерального уровня.

Действующий в настоящее время УК ФРГ — основной источник уголовного права Германии — восходит к УК Германской империи от 15 мая 1871 г. в редакции от 13 ноября 1998 г. Он подвергался неоднократным изменениям и дополнениям, обусловленным эволюцией представлений о значимости тех или иных социальных ценностей, развитием общественных отношений и интересов. С помощью изменений законодатель приводил нормы УК в соответствие с современным развитием общества, а также устранял явные пробелы закона, ставившие под вопрос действие принципа наказуемости преступных деяний, а также в соответствие с развитием научной и технической мысли.

Первые существенные изменения УК начались еще в эпоху Веймарской республики (1919—1933 гг.). В 1921—1924 гг. были приняты законы о денежном штрафе, открывшие путь для его широкого применения за оконченное и неоконченное преступное деяние (покушение). В 1923 г. был издан Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних, в 1933 г. введена система мер исправления и безопасности. С 1933 по 1945 г. действовали отдельные правовые акты национал-социалистского толка, отличавшиеся реакционностью, присущей фашистской правовой политике и идеологии.

После окончания Второй мировой войны большинство уголовных законов, принятых с 1933 по 1945 г., в соответствии со ст. 4 Потсдамского соглашения были отменены.

В 1952 г. Федеральное министерство юстиции Германии приступило к полному реформированию уголовного права, осуществлявшемуся в несколько этапов. В 1953 г. в УК ФРГ были введены институты условного осуждения и условно-досрочного освобождения (Закон об изменении уголовного права от 4 августа 1953 г.). С 25 августа 1953 г. УК ФРГ стал называться «Strafgesetzbuch», приставка «для Германской Империи» («fur das Deutsche Reich») была исключена. В связи с принятием законов о реформе уголовного права 1969 и 1974 гг. была изменена структура Общей части УК, исключены составы супружеской измены и добровольного гомосексуализма, осуществлены другие преобразования. 2 января 1975 г. была принята новая редакция УК ФРГ. Последующие изменения УК ФРГ привели к принятию редакции УК от 10 марта 1987 г. По Договору об объединении Германии от 3 октября 1990 г. УК ФРГ в редакции 1987 г. был введен в действие на территории бывшей ГДР. Многочисленные изменения Кодекса привели к необходимости опубликования 13 ноября 1998 г. еще одной редакции УК ФРГ, действующей по настоящее время.

К дополнительному уголовному праву относятся все те законы (помимо УК ФРГ), которые ставят определенные деяния под угрозу уголовного наказания. Уголовно-правовые предписания содержатся во многих законах, число которых германские правоведы затрудняются назвать.

К области дополнительного уголовного права относится Закон о судах по делам несовершеннолетних (Jugendgerichtsgesetz) от 11 декабря 1974 г. с изменениями 2003 г. Так называемое юношеское уголовное право преследует в основном воспитательные цели. Так, суд по делам несовершеннолетних может назначить такие меры, как запрет курения или употребления алкоголя, общественно полезные работы, возмещение причиненного ущерба, предупреждение. Для несовершеннолетних преступников наиболее строгим является лишение свободы сроком от 6 месяцев до 5 лет. Данное наказание назначается только в случае, когда судья пришел к выводу о наличии у несовершеннолетнего «вредных наклонностей», и в случае неэффективности ранее назначенных других видов исправительных мер.

К указанной области следует также отнести: Закон об ответственности за воинские преступления (Wehrstrafgesetz) в редакции 1974 г. с изменениями 2001 г., Закон о предотвращении и преодолении конфликтных ситуаций, возникающих во время беременности (Gesetz uber Vorbeugung und Bewaltigung der Schwangerschaftskonflikte) в редакции 1992 г. с изменениями 1995 г., Закон о дорожном движении (Strafienverkehrsgesetz) в редакции 2003 г., Закон о правонарушениях (Ordnungswidrigkeitengesetz) в редакции 1987 г. с изменениями 2004 г. и др.

Общая часть УК ФРГ состоит из пяти разделов, которые в свою очередь (кроме четвертого раздела) делятся на главы.

Раздел первый «Уголовный закон» включает две главы — «Сфера действия закона» и «Объяснение терминов». В первой главе закреплен принцип, согласно которому «нет наказания без закона», содержатся предписания о действии Кодекса во времени и в пространстве, о месте совершения деяния и предписания о действии УК в отношении несовершеннолетних. Во второй главе разъясняются некоторые термины, используемые в УК ФРГ. К примеру, в § 11 определяются понятия лиц и вещей, в частности понятия родственника, должностного лица, судьи, лица, специально уполномоченного на выполнение публичных обязанностей, противоправного деяния, мер и др. В § 12 данной главы содержится формальное определение преступления и проступка.

Раздел второй УК «Деяние» содержит пять глав «Принципы наказуемости», «Покушение», «Соучастие (исполнительство, подстрекательство и пособничество)», «Необходимая оборона и крайняя необходимость», «Ненаказуемость парламентских сообщений и высказываний».

Раздел третий посвящен правовым последствиям деяния, носит одноименное название и является самым крупным разделом в Общей части УК ФРГ. Он состоит из семи глав, которые содержат предписания о применении наказаний и мер безопасности. Глава первая «Наказание» закрепляет систему наказаний. Главы 2-5 содержат соответственно нормы о назначении наказания, о мерах наказания при нескольких нарушениях закона, об условной отсрочке наказания, о предостережении под условием наказания и отказе от наказания. Глава шестая включает предписания о мерах исправления и безопасности, а глава седьмая — нормы о конфискации имущества и изъятии предметов преступления.

Раздел четвертый «Жалоба по делам частного обвинения, разрешение на уголовное преследование, требование уголовного преследования» не делится на главы и содержит нормы уголовно-процессуального права.

Раздел пятый состоит из двух глав: «Давность уголовного преследования» и «Давность исполнения приговора».

Традиционные источники мусульманского права имеют религиозное происхождение. Исследователи мусульманского права обычно делят их на три основные группы. К первой, наиболее значимой, группе источников относятся Коран и сунна.

Коран — главная священная книга мусульман, содержащая высказывания пророка Мухаммеда, обрядовые и правовые предписания, молитвы и притчи, им произнесенные и записанные его ближайшими сторонниками. Сунна — сборник преданий о решениях пророка. Таким образом, первая группа источников мусульманского права включает религиозные нормы, имеющие священный характер.

Вторая группа источников представлена нормами, сформулированными мусульманской правовой доктриной. К этой группе относятся иджма и кияс. Иджма — это единодушное мнение наиболее авторитетных знатоков ислама по вопросам, не регламентированным Кораном и сунной. Кияс представляет собой толкование Корана и сунны, или так называемые суждения по аналогии.

Третья группа источников включает обычаи — урф. К таким обычаям, действующим до сих пор в Судане, Йемене и других мусульманских государствах, относится, например, обычай кровной мести.

Наряду с традиционными источниками мусульманского права — священными книгами, доктриной и обычаем — действует уголовное законодательство. Однако в последние десятилетия уголовное законодательство ряда мусульманских стран все чаще и чаще связывается с нормами шариата. Так, в Саудовской Аравии действуют законы об ответственности за употребление спиртных напитков, о половых извращениях, об установлении выкупа за кровь, принятие которых было непосредственно связано с предписаниями шариата. В Судане действует УК 1983 г., основанный на шариатских законах. Кодекс устанавливает уголовную ответственность за прелюбодеяние, религиозные проступки, злоупотребление спиртными напитками и др. В числе уголовных наказаний можно встретить телесные наказания (забрасывание камнями, членовредительство, порку), легализованную кровную месть и др. УК Йемена 1994 г. в большинстве своих установлений основывается на религиозных нормах. В качестве наказаний широко применяется смертная казнь с ее квалифицированными видами, воздаяние равным, плата за кровь.

Понятие преступного деяния

Понятие преступного деяния является основным в любой правовой системе, однако большинство зарубежных законодателей в УК их не дает. В этих случаях понятие и признаки преступления разрабатываются уголовно-правовой доктриной.

Нормативные определения существуют, например, в Австрии, ФРГ, США, Испании, Швейцарии, Швеции, Китае и некоторых других государствах. Такие определения имеют, как правило, формальный характер и помещаются в разделы о толковании терминов. Согласно УК штата Нью-Йорк преступление представляет собой «поведение, за которое наказание тюремным заключением на срок или штрафом предусмотрено любой нормой права данного штата или, вообще, любой нормой права, местным правом либо ордонансом органа государственной власти данного штата или любым приказом, правилом или инструкцией, которые приняты каким-либо правительственным учреждением в соответствии с предоставленными ему для этого полномочиями» (§ 10.00).

Преступлением, согласно такому определению, является деяние, запрещенное «любой нормой права». Главный признак преступного посягательства — наказуемость деяния специфичным уголовным наказанием (тюремным заключением), а также штрафом. Вопрос о том, что представляет собой запрещенное уголовным правом поведение, какова его социальная направленность, в приведенном определении не решается.

Примером формального определения может служить и ст. 40-1-104 УК штата Колорадо, согласно которой «преступление означает нарушение любого закона штата или описанное таким законом поведение, за которые могут быть назначены штраф или тюремное заключение». В отличие от предыдущего определения здесь речь идет о нарушении нормы закона, а не нормы прецедентного права, что имеет позитивное значение.

В УК Калифорнии «публичное уголовное правонарушение» определено как деяние, «которое совершено или не совершено в нарушение какой-либо нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также по осуждении за которое назначается одно из следующих наказаний: 1) смертная казнь; 2) тюремное заключение; 3) штраф; 4) отстранение от должности; 5) лишение права занимать в данном штате должность, пользующуюся почетом, доверием или приносящую прибыль» (ст. 15). Аналогичное определение закреплено в ст. 15—109 УК штата Айдахо.

УК ФРГ также закрепляет формальное определение преступного деяния: «Противоправное деяние — только такое, которое образует состав деяния, предусмотренный уголовным законом» (п. 5 § 11).

Доктринальные определения отличаются многообразием. В традиционной англо-американской доктрине преступление характеризовалось двумя признаками, которые обозначались латинскими словами actus reus (преступное деяние) — материальный признак, характеризующий объективную сторону преступления, и mens rea (виновное состояние ума) — признак, характеризующий субъективную сторону совершенного. Учение об этих элементах имеет такое же значение в уголовном праве Англии, США и некоторых других стран «общего права», как понятие «состав», например, в германском праве. Ссылки на эти признаки встречаются даже в судебных решениях. Actus reus трактуется доктриной как поведение, выразившееся в добровольном действии или бездействии, причинившем определенный вред или создавшем угрозу его причинения. Умысел на совершение преступления, не выразившийся в конкретных материальных действиях, в принципе ненаказуем. В теории выработано понятие «явное действие», наличие которого обязательно для признания лица виновным в совершении преступления.

Определение mens rea (буквально — «виновный дух») более сложное. Это психологический элемент преступного поведения, который обозначается в нормативных актах словами «с намерением», «умышленно», «злонамеренно», «неосторожно», «обманно» и т.п. Таким образом, понятие mens rea близко к понятию виновности.

В последние десятилетия XX в. в ряде стран общего права наметился отход от традиционной теории, признающей конститутивными признаками преступного деяния actus reus и mens rea. Примерный УК США 1962 г. предложил законодателям штатов иную трактовку элементов преступного деяния. Так, объективная характеристика преступления предполагает три «материальных» элемента: поведение, сопутствующие обстоятельства и результат. Положения статей, в которых описывается субъективная сторона того или иного вида преступного деяния, формулируются применительно к названным трем элементам, поскольку психическое отношение виновного, по мнению составителей Примерного УК США, к своему поведению, сопутствующим ему обстоятельствам и результату может быть различным. Такой «элементный анализ» преступного деяния был воспринят законодателями ряда штатов.

Вместе с тем действующее законодательство и судебная практика не считают вину обязательным элементом преступления. В уголовном праве Англии, США и ряда других стран существует так называемая абсолютная, или строгая, ответственность, для наступления которой вовсе не требуется устанавливать вину правонарушителя, достаточно констатации совершения им «материальных» действий. По существу это объективное вменение, закрепленное в законе. Так, согласно § 15. 10 УК штата Нью-Йорк минимальным требованием доя привлечения лица к уголовной ответственности является такое его поведение, которое включает «добровольное действие или несовершение действия, которое оно в состоянии физически совершить». Здесь же указывается, что, «если такое поведение — это все, что требуется для совершения конкретного посягательства, или если посягательство или какой-либо его материальный элемент не требует виновного психического состояния со стороны деятеля, такое уголовное правонарушение является посягательством «строгой ответственности». Если виновное психическое состояние со стороны деятеля требуется в отношении каждого материального элемента уголовного правонарушения», последнее является посягательством «психической виновности».

К преступлениям строгой ответственности по УК штатов, в частности, относятся: торговля недоброкачественными или фальсифицированными продуктами питания, многие нарушения законодательства о борьбе с распространением и хранением наркотиков, некоторые нарушения правил дорожного движения, нарушения полицейских постановлений о соблюдении тишины, санитарных правил и т.п. Некоторые американские юристы выступают против данного института, считая его противоречащим положениям Конституции США.

В действующем УК Франции, как и в двух предыдущих французских кодексах 1791 и 1810 гг., понятие преступного деяния отсутствует. В современных курсах уголовного права преступное деяние определяется как «всякое действие или бездействие, которое общество запрещает под угрозой уголовной санкции» (Ж. Прадель), либо как «нарушение фундаментальных групповых норм» (М. Грапэн). Многие авторы к основным признакам преступного деяния относят: а) материальный (действие или бездействие), б) легальный (предусмотренность и наказуемость уголовным законом), в) психологический (вменение в вину) и г) так называемый признак «неоправданности». Последний означает, что отсутствуют причины для оправдания такого поведения (правомерная защита, состояние необходимости и т.п.).

В Германии преступным деянием признается противоправное, виновное, соответствующее признакам состава закона и находящееся под угрозой наказания поведение. Указанные признаки (кроме третьего) вытекают из § 12 УК ФРГ, а признак «соответствие составу закона» — из § 13. Деяние рассматривается как человеческое поведение, которое может быть выражено как в действии, так и в бездействии. Неосознанное поведение не считается деянием в уголовно-правовом смысле (например, рефлекторные телодвижения, поведение, вызванное действиями третьих лиц или действием сил природы). Кроме того, действие должно находиться в причинной связи с наступившим или желаемым результатом. Что касается бездействия, то оно может быть как осознанным, так и неосознанным. Бездействие признается деянием в уголовно-правовом смысле тогда, когда бездействующее лицо: а) имеет возможность активно действовать и б) осознает эту возможность либо на основании закона обязано активно действовать. Признак противоправности трактуется широко и предполагает не только уголовную противоправность, но и противоречие содеянного правопорядку в целом. Другими словами, деяние должно содержать состав преступного деяния или нарушения общественного порядка. Ошибка в уголовном запрете (т.е. ошибка лица относительно того, что оно действует противоправно), как правило, влечет за собой оправдание лица. Если же лицо заблуждается в фактических обстоятельствах дела (т.е. его заблуждение относится к определенным признакам конкретного состава), то считается, что такая ошибка исключает совершение умышленного деяния и лицо наказывается за совершение деяния по неосторожности (абз. 1 § 16).

Итак, понятие преступного деяния по уголовному праву зарубежных государств, как правило, включает два взаимосвязанных признака: противоправность и угрозу наказанием. Определение уголовного правонарушения через названные признаки, по мнению зарубежных правоведов, исключает его спорность. При этом в некоторых правовых системах противоправность понимается не только как уголовно-правовая, но и как другая противоправность (например, в Германии). В отдельных государствах преступным признается такое поведение, которое запрещено как уголовным законом, так и иными источниками уголовно-правовых норм (в Англии, США и др.). Что касается вины, то она не всегда включается в число обязательных признаков преступления. Это объясняется существованием в ряде зарубежных государств уголовной ответственности вне зависимости от вины (строгая ответственность в США; во Франции ответственность за нарушения, для наступления которой достаточно констатации самого факта совершения деяния). Признак общественной опасности, или вредоносности, в системе признаков, определяющих преступное деяние, нередко вовсе отсутствует.

Классификации преступных деяний

В зарубежном праве существуют двух- или трехчленные классификации преступных деяний в зависимости либо от тяжести правонарушения, либо, что чаще всего, от вида и размера предусмотренного в уголовном законе наказания. Так, по уголовному праву США все преступления делятся на две основные группы: 1) опасные преступления — фелонии и 2) менее опасные — мисдиминоры. Ко второй группе относятся те преступления, за которые может быть назначено лишение свободы на срок до одного года и (или) штраф, к первой — все остальные. Из второй группы законодатели штатов обычно выделяют подгруппу незначительных мисдиминоров (или нарушений). Согласно § 10.00 УК штата Нью-Йорк фелония — это посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение на срок свыше одного года; мисдиминор — посягательство, за которое предусмотрено тюремное заключение на срок от 15 дней до одного года. Фелония и мисдиминор относятся к категории преступлений. Нарушение — посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение сроком до 15 дней, — преступлением, согласно УК штата Нью-Йорк, не является.

В отдельный класс выделены преступления против интересов государства. Так, ответственность за измену государству предусмотрена в Конституции США. Согласно еще английской традиции государственная измена не относилась ни к фелонии, ни к мисдиминорам, а составляла свой собственный класс преступлений.

В свою очередь законодательство большинства штатов делит и фелонии, и мисдиминоры на несколько категорий, в зависимости от которых устанавливаются пределы наказаний. Соответствующие преступные деяния называются фелониями классов А, В, С и т.д. (обычно в пределах 3-5 классов) и мисдиминорами классов А и В или А, В и С. В УК некоторых штатов, например Техаса, сохранилось традиционное деление фелонии на караемые смертной казнью и фелонии 1-й, 2-й и 3-й степеней.

Читайте также:  Какие страны признают тайвань государством

Различия между фелониями и мисдиминорами имеют процессуальное значение и играют важную роль при квалификации преступлений, а также значимы для отбывания наказания и для правовых последствий осуждения. Совершение фелонии или даже цель ее совершения рассматриваются как отягчающее обстоятельство (напр., при убийстве или при проникновении в чужое помещение). Осужденные за фелонию, как правило, отбывают наказание в учреждениях строгого режима, а после этого, в отличие от осужденных за мисдиминор, лишаются права занимать публичные должности. В случае совершения мисдиминора арест подозреваемого возможен только в ограниченном числе случаев, а по законодательству некоторых штатов по делам о таких преступлениях необязательно участие защитника, а иногда даже обвиняемого.

По УК Франции преступные деяния в зависимости от их тяжести делятся на три категории: преступления, проступки и нарушения. Эта классификация имеет практическое значение. Она предопределяет систему наказаний: уголовных — для преступлений, исправительных — для проступков и «наказаний, назначаемых за нарушения» («полицейских»), — для нарушений. Ею определяется возможность привлечения к уголовной ответственности при покушении: покушение на преступление по общему правилу наказуемо, покушение на проступок — только в случаях, предусмотренных законом, покушение на нарушение — никогда. Соучастие наказывается в случае совершения преступления и проступка, в случае совершения нарушения только тогда, когда это прямо предусмотрено нормативно-правовым актом, определяющим признаки нарушения. Сроки давности привлечения к уголовной ответственности и исполнения наказания зависят от категории деяния. Реабилитация как специальная процедура возможна только в области преступлений и проступков.

В УК ФРГ с учетом минимального размера наказания выделяются два вида преступных деяний: преступление и проступок. Преступлениями являются противоправные деяния, за которые предусмотрено как минимум лишение свободы на срок не менее одного года или более строгое наказание. Проступки — это противоправные деяния, за которые как минимальное наказание предусмотрено лишение свободы на более краткий срок или денежный штраф. При этом отягчающие или смягчающие обстоятельства, предусмотренные Общей частью УК для «особо тяжких» или «менее тяжких» случаев, не имеют значения для данной классификации. Если же за совершенное деяние предусмотрен денежный штраф, то оно является нарушением общественного порядка (Ordnungswidrigkeif) и предусмотрено в так называемом дополнительном уголовном праве.

Таким образом, в уголовном законодательстве зарубежных государств нашли свое закрепление классификации преступных деяний на две или три самостоятельные категории. При этом деление уголовных правонарушений в зависимости от тяжести или предусмотренного в санкции наказания (что в конечном счете также определяется тяжестью посягательства) имеет немаловажное значение для решения ряда уголовно-правовых и уголовно-процессуальных вопросов (для определения порядка расследования и судебного разбирательства, давности, наказуемости и проч.). Вместе с тем в некоторых правовых системах классификация уголовных правонарушений на категории имеет сугубо технико-кодификационный характер и не имеет никакого значения для судебной практики (например, в ФРГ). Отметим, что уголовное законодательство некоторых стран вообще не делит преступные деяния на категории. К примеру, по УК Индии все преступления охватываются единым понятием «посягательство».

Субъекты преступного деяния

В уголовном законодательстве зарубежных стран, как правило, отсутствуют нормы об основных признаках субъекта преступления. Это объясняется тем, что такие признаки нередко рассматриваются в качестве необходимых условий виновности лица либо его вменяемости.

Возраст уголовной ответственности в уголовном праве зарубежных государств устанавливается по-разному. Большинство государств возрастом «уголовного совершеннолетия» считает 18-летний возраст. Однако нижняя граница возраста уголовной ответственности колеблется между 10 и 16 годами. Обычно низкий возраст уголовной ответственности компенсируется запретом применять к несовершеннолетним обычное уголовное наказание (Италия, Швейцария, Англия, Канада и др.).

По английскому общему праву лицо, не достигшее 7-летнего возраста, не подлежит уголовной ответственности, поскольку не обладает надлежащим психологическим признаком — mens rea. Ребенок в возрасте от 7 до 14 лет также презюмируется не способным совершить преступление, однако в этом случае презумпция может быть опровергнута доказательством того, что лицо указанного возраста в момент совершения преступления понимало, что поступает «неправильно», т.е. осознавало противоправность своего поведения. И наконец, лицо, достигшее 14-летнего возраста, способно нести уголовную ответственность.

В США возраст уголовной ответственности, как правило, устанавливается непосредственно в действующем законодательстве, хотя и существуют штаты, по-прежнему использующие формулу общего права о презумпции неспособности совершить преступление лицами определенного возраста.

Штаты, закрепившие в тексте закона возраст уголовной ответственности, обычно устанавливают его на уровне 14—16 лет. По УК штата Миннесота «дети, не достигшие 14-летнего возраста, не способны совершить преступление, в возрасте от 14 до 18 лет могут преследоваться за уголовно наказуемое деяние. ». Наиболее низкий возраст уголовной ответственности установлен в штатах Колорадо и Луизиана: 10 лет. Вместе с тем преступления несовершеннолетних обычно рассматриваются специальными юрисдикционными органами — судами по делам несовершеннолетних, хотя в некоторых, наиболее серьезных случаях могут рассматриваться и судами общей юрисдикции.

Во Франции уголовная ответственность может быть возложена на лицо, достигшее возраста 13 лет. Однако подсудимому, не достигшему возраста 16 лет, суд назначает сокращенное наполовину наказание. Несовершеннолетнему, достигшему 16-летнего возраста, может быть назначено обычное наказание, предусмотренное для взрослых преступников, хотя суд имеет право с учетом личности обвиняемого и обстоятельств совершения преступления назначить сокращенное наказание.

В ФРГ «возрастное начало» уголовной ответственности определяется не УК, а Законом о судах по делам несовершеннолетних 1974 г. с изменениями 2003 г. и устанавливается на уровне 14 лет. В УК ФРГ содержится лишь предписание о том, что невменяемым является тот, кто при совершении деяния еще не достиг возраста 14 лет (§ 19). В германском праве различается несколько категорий молодых правонарушителей: от 14 до 16 лет, от 16 до 18 лет и от 18 до 21 года. Последняя группа представляет собой категорию «молодых взрослых». Для несовершеннолетних первой категории действует принцип «уголовной неответственности». Если они совершают общественно опасные деяния, к ним применяются воспитательные меры по Закону об общественной помощи 1961 г. Вторая категория несовершеннолетних подлежит уголовной ответственности по названному выше Закону 1974 г., который может быть применен и к третьей категории лиц, если судом будет установлено, что во время совершения преступного деяния такое лицо по своему умственному и нравственному развитию соответствовало возрастной группе 14—18 лет, либо если правонарушение по своему характеру является типично молодежным (§ 105-112 Закона 1974 г.).

В Англии, США и раде других стран общего права понятие невменяемости нередко определяется в соответствии с «правилами Макна-тена» 1843 г. Суть правил состоит в том, что лицо, страдающее душевным заболеванием или дефектом психики, не привлекается к уголовной ответственности, если оно лишено способности знать «природу и качество» совершаемого деяния и то, что это деяние является вредным. Для своего времени правила были достаточно прогрессивными, однако их недостатком было то, что акцент в них делался на интеллектуальный признак психологического критерия невменяемости (способность осознавать), а волевой признак (способность руководить своими действиями) упускался из виду.

В некоторых североамериканских штатах правила Макнатена были дополнены доктриной «непреодолимого импульса», согласно которой лицо должно быть признано невменяемым, если оно под воздействием непреодолимого импульса, вызванного дефектом психики, не могло контролировать свои действия, хотя и сознавало, что поступает «неправильно». В действительности сложно отграничить «непреодолимый» импульс от сознательно «не преодоленного».

Еще одна доктрина получила название правил Дурхэма: лицо признается невменяемым, если совершенное им деяние явилось «продуктом» его психического заболевания или дефекта. В данном случае законодатель отказался от учета юридического критерия и решил вопрос исключительно на медицинском уровне. Эта доктрина закреплена лишь в двух штатах, поскольку порождала на практике бесчисленные трудности и путаницу.

В Примерном УК США 1962 г. сформулировано следующее определение невменяемости: «Лицо не несет ответственности за преступное поведение, если во время осуществления такого поведения оно вследствие психической болезни или неполноценности лишено в существенной степени способности отдавать себе отчет в преступности своего поведения или согласовывать свое поведение с требованиями закона» (п. 1 ст. 4.01).

С приведенным определением перекликается определение невменяемости в УК штата Нью-Йорк: «Лицо не несет уголовной ответственности за поведение, если во время его осуществления оно вследствие психической болезни или неполноценности лишено в существенной степени способности знать или оценивать: а) характер и последствия такого поведения либо б) что такое поведение было неправильным» (§ 30.05). В последнем определении предпринята попытка совместить правила Макнатена, пользующиеся наибольшей популярностью у законодателей штатов, с формулировкой невменяемости, содержащейся в Примерном УК США.

Что касается медицинского критерия невменяемости, судебная практика Англии и США к душевному заболеванию относит самые разные формы психических заболеваний и отклонений: амнезию, слабоумие, алкоголизм, идиотизм, манию, паранойю, сексуальную психопатию, сомнамбулизм и др. Бремя доказывания невменяемости по американскому праву возлагается на самого обвиняемого. Вынесение вердикта «Не виновен по причине невменяемости» влечет направление лица в психиатрическое учреждение закрытого типа, режим которого практически не отличается от тюремного. В связи с этим ссылка обвиняемых на невменяемость — достаточно редкое явление в судебной практике США.

В уголовном праве Франции и ФРГ существует законодательное определение невменяемости. Французская формулировка этого понятия наиболее точно отражает два критерия невменяемости: медицинский — наличие психического или нервно-психического расстройства и психологический — отсутствие способности осознавать или контролировать свои действия (ст. 122-1). Вместе с тем в УК Франции не только не раскрывается содержание терминов «психическое» и «нервно-психическое расстройство», но и не дается перечень таких расстройств. Судебная практика к подобным расстройствам относит как хронические, так и временные расстройства психики, в том числе «пограничные состояния».

В Германии вменяемость рассматривается как предпосылка вины и, следовательно, наказуемости субъекта преступного деяния. О вменяемости можно говорить с момента достижения лицом 14-летнего возраста (§ 19). УК ФРГ содержит нормы о невменяемости вследствие психических расстройств. Так, § 20 раскрывает понятие медицинского критерия невменяемости: болезненное психическое расстройство, глубокое расстройство сознания, слабоумие или другое тяжелое психическое отклонение. Глубокое расстройство сознания существует, например, в состоянии гипноза, аффекта, наркотического опьянения и на практике трактуется широко. Эта же норма устанавливает, что лицо действует без вины, если оно при совершении деяния вследствие указанных психических расстройств не способно было осознавать противоправность деяния или действовать с сознанием их противоправности. Таким образом, в § 20 УК ФРГ раскрыто основное содержание невменяемости: невменяемое лицо, совершая деяние, выполняет состав, но в силу указанных причин действует без вины.

В уголовном праве зарубежных государств выработано понятие «уменьшенная вменяемость». Нормы о ней существуют в уголовных кодексах Франции и ФРГ. Согласно УК ФРГ об уменьшенной вменяемости можно говорить тогда, когда «по указанной в § 20 причине способность лица осознавать противоправность деяния или действовать в соответствии с этим была существенно уменьшена». Такое состояние, в отличие от состояния, указанного в § 20, не исключает вменяемости. В соответствии с этим положением наказание лицу может быть лишь смягчено.

В статутном праве Англии и США нет норм, в которых прямо говорилось бы об уменьшенной вменяемости, однако, к примеру, по английскому закону об убийстве 1957 г. ответственности не за тяжкое, а за простое убийство подлежит лицо, страдающее такой «ненормальностью» умственного развития, которая «существенно уменьшает его ответственность за совершение убийства». Обязанность доказывания такого состояния лежит на обвиняемом. В некоторых североамериканских штатах суды используют концепцию уменьшенной вменяемости тогда, когда обвиняемый представляет доказательства нахождения в таком психическом состоянии, при котором он не мог совершить преступное деяние, требующее специального умысла, предумышленности и т.д. Если доказательства принимаются и факт уменьшенной вменяемости считается установленным, преступление квалифицируется как менее тяжкое, например простое убийство, а не тяжкое.

В ряде государств, например в Англии, США, Канаде, Шотландии, Китае, Ирландии, Люксембурге, Дании, Нидерландах, Португалии, Франции, Финляндии и некоторых других государствах, предусматривается уголовная ответственность юридических лиц.

В Англии вопросы уголовной ответственности юридических лиц регулируются преимущественно прецедентным правом. По мнению английских юристов, «общее правило состоит в том, что корпорация, будь то компания с правами юридического лица, государственная корпорация или орган местной власти, может быть признана уголовно ответственной в тех же пределах, что и физическое лицо». Представляют интерес положения английского Закона «О корпоративном простом убийстве и корпоративном убийстве» 2007 г., согласно которому юридическое лицо в случае несоблюдения определенных обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья определенной группы людей, повлекшего гибель человека, может быть привлечено к ответственности за простое убийство.

В США в 1909 г. состоялось знаменитое решение Верховного суда США, признавшее конституционным положение, согласно которому «действие агента (представителя), осуществляющего делегированные ему полномочия. может контролироваться в интересах публичной политики, посредством вменения его действия в вину его работодателю и назначения наказания корпорации, в интересах которой он действует».

Составители Примерного УК США предложили штатам следующие условия уголовной ответственности юридических лиц: 1) преступные действия совершены представителями юридического лица в рамках и при исполнении их служебных обязанностей, при этом закон предусматривает привлечение к уголовной ответственности именно юридических лиц; 2) преступным является бездействие в случае, если принятие юридическим лицом тех или иных мер предусмотрено законом; 3) преступное бездействие было санкционировано или «неосторожно допущено» представителями юридического лица из числа руководителей («управляющими высокого ранга») (ст. 2.07). В ряде штатов институт уголовной ответственности юридических лиц имеет ограничения. Тем не менее в отношении юридических лиц в США выносятся обвинительные приговоры за различные виды преступлений — от краж до убийств.

Наиболее четкий, завершенный вид институт уголовной ответственности юридических лиц получил во Франции, несмотря на то, что первенство в установлении такой ответственности принадлежит государствам англосаксонской системы права. Согласно УК Франции к ответственности может быть привлечено любое юридическое лицо, за исключением государства: коммерческие общества, различные ассоциации, фонды и другие гражданско-правовые объединения, а также профсоюзы и юридические лица публичного права. При этом перечисленные юридические лица могут быть привлечены к уголовной ответственности как наряду с физическими лицами, так и самостоятельно (ст. 121-2 УК). Ответственность юридических лиц обусловлена наличием двух условий: 1) преступное деяние совершено в пользу юридического лица и 2) его руководителем или представителем. Во Франции юридические лица отвечают не за все преступные деяния, а только за специально указанные в законе, а именно: за преступления против человечества, неумышленные посягательства на жизнь, посягательства на неприкосновенность человека, незаконное распространение наркотиков, дискриминацию, сводничество и пр. УК Франции предусматривает ответственность юридического лица не только за оконченное деяние, совершенное в его пользу руководителем или представителем, но и за покушение названных лиц, не только за исполнительство физического лица или соисполнительство, но и за соучастие — пособничество или подстрекательство.

Итак, в зарубежном праве субъектами преступного деяния и уголовной ответственности могут быть и физические, и юридические лица. Последние подвергаются уголовной ответственности как за экономические, экологические и тому подобные правонарушения, так и за преступления против личности.

Ряд государств, не решившихся в силу разных причин (правовых традиций, несовместимости уголовно-правовых институтов и т.д.) на прямое введение уголовной ответственности юридических лиц, тем не менее предусматривает возможность вовлечения таких субъектов в сферу действия уголовного права в связи с совершением преступных деяний либо в их пользу (в их интересах), либо от их имени, либо их представителями, руководителями и некоторыми другими физическими лицами, вменяя юридическим лицам в обязанность исполнения наказания (обычно — штрафа) вместо физического лица — непосредственного виновника преступного деяния (ФРГ, Швеция, Бельгия)1.

Вина и ее формы

В зарубежном уголовном праве выделяют от двух до четырех самостоятельных форм вины. При этом их общее понятие, как правило, отсутствует.

В английском уголовном праве упоминаются три формы: намерение, неосторожность и небрежность. Намерение (intent) предполагает лишь волевой момент: деяние считается намеренным, если оно является результатом воли исполнителя и если последний ожидает наступления определенных последствий. Факт намеренности действий или бездействия не нуждается в специальном доказывании в силу сложившейся в английском праве презумпции того, что неправомерные действия, совершаемые вменяемым и «разумным человеком», всегда являются актом его воли. Опровержение такой презумпции возлагается на обвиняемого, который в случае неудачи будет осужден независимо от желания или нежелания вредных последствий.

Неосторожность (recklessness) в английской уголовно-правовой доктрине трактуется как сознательное игнорирование возможности наступления преступного результата. К неосторожным относятся как те деяния, при которых лицо предвидит вредные последствия, так и те, при которых оно не предвидит, но должно их предвидеть, поскольку это способен сделать среднестатистический «разумный человек».

Понятие небрежности (negligence) — наименее определенная категория Общей части уголовного права Англии, устанавливаемая судами применительно к конкретным ситуациям. «Обычная» небрежность приобретает характер уголовно наказуемой в случае «безответственности», «грубости» и т.п. В целом границы неосторожности и небрежности весьма размыты.

В уголовном праве США выделяют четыре формы вины: с целью, с сознанием, неосторожно, небрежно. Такая классификация была разработана составителями Примерного УК США. Каждая из названных форм может быть определена либо ко всем, либо к некоторым «материальным» элементам преступления (поведению, сопутствующим обстоятельствам или результату).

Применительно к результату четыре формы выглядят следующим образом: 1) с целью действует тот, кто стремится достичь именно этого результата; 2) с сознанием действует тот, кто не преследует цели достижения данного результата, но осознает «высокую степень вероятности» того, что его поведение приведет к этому (или — по другой формуле — практически убежден, что такой результат наступит); 3) неосторожно действует тот, кто сознательно игнорирует «существенный и неоправданный риск» наступления результата; 4) небрежно действует тот, кто не сознает наличия «существенного и неоправданного риска» наступления результата, о чем он должен был знать.

В уголовном праве Франции конструкция вины строится на основе понятия «общей» вины, характеризующей любое преступное деяние и состоящей в простом волевом моменте: поскольку любое деяние вменяемого лица при отсутствии непреодолимой силы является волевым актом, постольку в самом деянии, как таковом, содержится не только материальный, но и психологический признак. Этот «минимум» психологического признака в «чистом» виде присутствует в нарушениях. Для преступлений и проступков требуется установить более развитый психологический признак, который может состоять в умышленной или неумышленной вине, и в этом аспекте вина — это психическое отношение лица к совершаемому деянию и его последствиям.

При умышленной вине лицо осознает незаконный характер своего деяния (общая вина) и желает совершить такое деяние и достичь его вредных последствий. По УК Франции все преступления — только умышленные деяния. Большая часть проступков также совершается умышленно. Французские юристы выделяют различные степени умышленной вины, в частности предумысел и специальный умысел. В УК Франции предумы-сел определяется как умысел, сформировавшийся до действий по совершению определенного преступления или проступка (ст. 132-72), и признается квалифицирующим признаком ряда преступлений. О специальном умысле говорят тогда, когда в диспозиции уголовно-правовой нормы указывается на совершение деяния с определенной целью.

Неумышленным, согласно уголовно-правовой доктрине Франции, считается сознательное и волевое поведение исполнителя, при котором он не стремится ни к какому вредному последствию. Эта форма вины определяется в нормах Особенной части УК Франции через перечисление различных вариантов поведения. Так, неумышленным причинением смерти признается лишение жизни другого человека «по оплошности, неосторожности, невниманию, небрежности или погрешности в отношении обязанности по безопасности или предосторожности, возложенной законом или регламентами» (абз. 1 ст. 221-6). При неумышленной вине уголовная ответственность наступает только тогда, когда действия лица повлекли тяжкие последствия (смерть человека, телесные повреждения, пожар и т.п.) либо совершены специальным субъектом. Неосторожные деяния, какой бы вред они ни причинили, являются, согласно УК Франции, проступками.

В науке уголовного права ФРГ вина определяется как внутреннее отношение исполнителя к своему деянию, характеризующееся упречностью. Упрек выносит суд в адрес виновного, определяя в каждом конкретном случае, осознавало ли лицо противоправность своего поведения. Различаются две формы вины: умысел и неосторожность. Под умыслом понимается наличие у лица осознания противоправности своего поведения и наличие воли, направленной на совершение данного противоправного деяния. Неосторожность имеет место тогда, когда лицо пренебрегает осмотрительностью, которую он был в состоянии и обязан в данном случае проявить в силу своих личных способностей и знаний. Умысел делится на прямой и косвенный. Первый вид умысла устанавливается при наличии у субъекта определенного намерения (цели). При косвенном умысле лицо лишь допускает возможность нарушения закона и даже соглашается с наступлением последствий, которых он не желает. Согласно § 15 наказывается только умышленное деяние, если закон прямо не предусматривает наказание за неосторожность.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

В зарубежном праве, как правило, отсутствует четкая система обстоятельств, исключающих уголовную ответственность. Они называются оправдывающими обстоятельствами (защитами) — в Англии и США, оправдательными фактами, освобождающими от уголовной ответственности, — во Франции либо обстоятельствами, исключающими противоправность или вину, — в ФРГ. Оценка природы этих обстоятельств качественно иная, нежели в российском праве.

В уголовном праве Англии выделяют следующие виды «защит», служащие основанием для освобождения от уголовного преследования: 1) необходимая оборона и предупреждение преступления; 2) необходимость; 3) исполнение приказа начальника; 4) согласие потерпевшего; 5) принуждение женщины к совершению преступления со стороны ее супруга; 6) физическое или психическое принуждение; 7) фактическая ошибка.

Институт необходимой обороны частично регламентирован английским Законом об уголовной юстиции 1967 г. В ст. 3 Закона предусмотрено, что лицо может применить «разумную силу» для предупреждения совершения другими лицами преступления либо для производства законного ареста преступника или подозреваемого. Как видно, данная норма весьма ограниченно регламентирует этот правовой институт, что является специфической особенностью английского уголовного права.

Причинение вреда в условиях крайней необходимости в уголовном праве Англии считается обстоятельством, освобождающим от уголовной и гражданско-правовой ответственности. Условиями крайней необходимости являются: 1) предотвращенное зло больше, чем вред, который причиняется для его предотвращения, и 2) зло не может быть предотвращено другим путем.

В США к «защитам» относятся обстоятельства, при которых: 1) исключается уголовная ответственность, 2) исключается виновность либо 3) исключается наказуемость деяния. УК штата Нью-Йорк к первой группе обстоятельств относит недостижение определенного возраста и психическую болезнь (неполноценность). Ко второй группе отнесены физическое или психическое принуждение к совершению преступного деяния, провокация, добровольный отказ. К третьей группе относятся различные случаи применения физической силы: при защите себя самого или третьих лиц, недвижимости, другого имущества, при законном аресте и т.д.

В законодательстве США детально регламентируются условия правомерности применения физической силы, в том числе причинения телесных повреждений вообще (при проведении хирургических операций, при использовании силы в целях воспитания родителями, опекунами, должностными лицами пенитенциарных учреждений и т.д.) и применительно к случаям необходимой обороны, крайней необходимости, задержания преступников и др.

Так, согласно § 35.05 УК штата Нью-Йорк «поведение, которое в противном случае составляло бы посягательство, является оправданным, а не уголовно наказуемым», если имеет место какое-либо из обстоятельств, перечисленных далее в указанном и других параграфах УК. К таким обстоятельствам отнесены: 1) предписание или санкционирование правом либо исполнение публичным должностным лицом своих официальных функций «при разумном исполнении» (п. 1 § 35.05); 2) крайняя необходимость (п. 2 § 35.05); 3) необходимая оборона (§ 35.15); 4) физическое принуждение (§ 40.00).

Вопрос о необходимой обороне в американском праве решается в рамках проблемы о правомерности применения физической силы. К примеру, в УК штата Нью-Йорк использование такой силы регламентируется применительно к случаям: 1) защиты себя самого или третьих лиц; 2) защиты помещений и недвижимости, а также для защиты от бёрглэри; 3) предотвращения или пресечения кражи (причинения уголовно наказуемого ущерба); 4) производства ареста или предотвращения бегства из-под стражи.

К условиям правомерности применения физической силы при защите себя самого или третьих лиц УК штата Нью-Йорк относит: 1) наличие или угрозу применения противоправной физической силы со стороны другого физического лица; 2) поведение нападающего не спровоцировано обороняющимся; 3) обороняющийся не напал первым (за исключением случаев, когда он «вышел» из конфликта, известив другое лицо о своем «выходе», но другое лицо продолжает применять физическую силу); 4) физическая сила не является «поединком по соглашению» и не санкционирована нормами права (согласие на применение физической силы может иметь место, например, в некоторых видах спорта: боксе, регби и др., при проведении хирургической операции и т.п.).

УК штата Нью-Йорк определяет возможные случаи причинения смерти нападающему. Это возможно, если нападающий применяет или «вот-вот начнет применять» смертельную физическую силу. Но и в этом случае законодатель устанавливает преимущество других способов реагирования на посягательство, если лицо, подвергшееся нападению, может избежать посягательства, не причиняя смерти нападающему, без серьезной опасности для себя или других лиц, оно должно использовать эту возможность. Безоговорочное право на причинение смерти (т.е. даже при возможности избежать посягательства, не причиняя смерти нападающему) допускается в случаях, когда лицо, подвергшееся нападению: а) находится в своем жилище, при этом оно не напало первым; б) является служащим полиции, должностным лицом, наблюдающим за соблюдением общественного порядка, или лицом, оказывающим первым помощь. Применение смертельной физической силы допускается и против лиц, совершающих или пытающихся совершить похищение человека, изнасилование, насильственное извращенное половое сношение, ограбление и бёрглэри.

Нормы о защите имущества в уголовном праве США дифференцированы на две группы: 1) нормы о защите помещений и недвижимости и 2) нормы о защите другого имущества. Такая дифференциация имеет принципиальное значение: в первом случае допускается причинение смерти (конечно, при соблюдении некоторых условий, например при начавшемся или угрожающем поджоге, в ходе совершения или при попытке совершения бёрглэри, но не в случае иных посягательств на собственность), во втором она исключена полностью.

Вопрос о причинении вреда при крайней необходимости достаточно разработан в уголовно-правовой доктрине США и регламентирован в действующем законодательстве. Согласно п. 2 § 35.05 УК штата Нью-Йорк поведение не наказуемо, если оно является необходимым как чрезвычайная мера, чтобы избежать угрозы причинения публичного или личного вреда, при соблюдении следующих условий: 1) ситуация не создана по вине самого лица; 2) угроза настолько серьезна, что в соответствии с «обычными стандартами интеллекта и морали желательность и срочность недопущения такого вреда несомненно перевешивают желательность недопущения вреда, на предупреждение которого направлен закон, определяющий соответствующее посягательство»; 3) необходимость и оправданность такого поведения не могут основываться на «соображениях, имеющих отношение только к морали и целесообразности, вытекающей из закона как в плане его общего применения, так и в отношении его применения к определенной категории дел».

Читайте также:  Не родные мы стране родной те сердцем нищие калеки

В УК Франции обстоятельства, служащие «основаниями освобождения от уголовной ответственности», систематизированы, помещены в одну главу и расположены в определенной последовательности (см. гл. 2 разд. II кн. II УК Франции). К названным обстоятельствам относятся: 1) невменяемость; 2) принуждение к совершению преступного деяния; 3) ошибка в праве; 4) исполнение предписания закона или приказа законного органа власти; 5) правомерная защита; 6) состояние необходимости (крайняя необходимость); 7) недостижение 13-летнего возраста. Таким образом, в одну группу объединены не только обстоятельства, которые, с точки зрения российского юриста, относятся к числу обстоятельств, исключающих преступность деяния (в этом случае отсутствуют все его элементы), но и те, при которых отсутствует субъект (первое и последнее обстоятельства). С точки зрения французского права это положение также не логично, поскольку в действительности наличие того или иного обстоятельства влияет на правовые последствия поведения лица. Так, в случае невменяемости или недостижения установленного в законе возраста уголовное преследование хотя и прекращается, но лицо может быть признано представляющим опасность для общества и подвергнуто каким-либо мерам, не являющимся наказанием: мерам воспитательного или медицинского характера. В остальных же случаях такие меры не применяются, поскольку ни лицо, ни его действия не могут расцениваться как опасные для общества.

Во Франции институт правомерной защиты имеет давнюю историю и в его современном виде предполагает достаточно четкую систему признаков. К условиям правомерности защиты относятся: 1) наличность и 2) необоснованность посягательства, 3) соответствие используемых средств защиты тяжести нападения, 4) своевременность защиты, 5) возможность защиты не только себя самого, но и других лиц, а также собственности (ст. 122-5).

Защита собственности правомерна при соблюдении дополнительных условий: 1) защита собственности допускается только при уже начавшемся посягательстве на собственность и не допускается при угрозе такого посягательства (в отличие от защиты личности), 2) начавшееся посягательство должно представлять собой преступление или проступок (но не нарушение), 3) при защите собственности не допускается причинение смерти нападающему, 4) защита должна быть «строго необходимой» (если же лицо имело возможность не причинять вреда нападающему, а обратиться к правоохранительным органам и т.п., оно должно было использовать такую возможность). Если в процессе защиты собственности возникает реальная угроза причинения вреда личности, защищающийся имеет право использовать общий институт правомерной защиты.

Во французском УК установлены и два специальных случая правомерной защиты. Согласно ст. 122-6 «действовавшим в состоянии правомерной защиты считается тот, кто совершает действия: п. 1. С целью отразить проникновение ночью в жилище, осуществляемое путем взлома, насилия или обмана; п. 2. С целью защитить себя от совершающих кражу или грабеж с насилием».

В этих случаях защита признается правомерной даже при непропорциональности отпора.

Институт крайней необходимости до принятия УК Франции 1992 г. законодательно не был закреплен. В 1958 г. Кассационный суд Франции, в обход законодателя, признал своим решением «состояние необходимости» обстоятельством, освобождающим от уголовной ответственности. Судебной практикой, нашедшей свое подтверждение в постановлениях Кассационного суда, были выработаны условия правомерности крайней необходимости. Эти положения впоследствии вошли в УК (ст. 122-7). Условиями правомерности крайней необходимости являются: 1) наличность опасности причинения вреда (реальная угроза или начало осуществления); 2) природа такой опасности может быть различной: опасность причинения физического вреда, морального, материального; 3) не существует иного способа избежать опасности, кроме как совершить деяние, запрещенное уголовным законом; 4) благо, принесенное в жертву, является менее ценным, чем спасенное благо; 5) лицо не поставило себя само в состояние необходимости совершения преступного деяния, до этого нарушив закон.

В уголовно-правовой доктрине ФРГ необходимая оборона рассматривается как основание, исключающее ответственность. Согласно абз. 1 § 32 УК «кто совершает деяние, находясь в состоянии необходимой обороны, действует не противоправно». Определение необходимой обороны содержится в абз. 2 указанной статьи: «Необходимая оборона есть защита, которая требуется для того, чтобы отразить наличное противоправное нападение на себя или кого-либо другого». Целью необходимой обороны является «соблюдение преобладающих интересов», к которым относятся как собственные интересы лица, так и интересы третьих лиц.

Юристы ФРГ под посягательством понимают действие человека, ставящее под угрозу интересы, защищаемые правом, или нарушающее их. Посягательством может быть признано и бездействие лица, обязанного совершить какое-либо действие. Кроме того, посягательство должно быть направлено на правоохраняемые интересы (жизнь человека, его свободу, собственность, права и свободы личности и др.). Такие интересы могут охраняться не только уголовным правом, но и другими отраслями права. Посягательство должно быть наличным, либо должна существовать реальная угроза такого посягательства, и противоправным. К условиям, характеризующим защиту, относят: а) защита может представлять собой ответное посягательство на посягающего; б) она должна состоять в причинении вреда посягающему; в) защита направлена на прекращение или предотвращение посягательства; г) соответствие защиты характеру и тяжести посягательства. В уголовно-правовой доктрине ФРГ выделяются такие признаки защиты, как пригодность и необходимость. Пригодной признается защита, выступающая средством прекращения посягательства, причем без угрозы своим интересам. Защита отвечает признаку необходимости тогда, когда она представляет собой самое щадящее средство для защиты от посягательства.

Согласно УК ФРГ лицо не подлежит наказанию в случае превышения пределов необходимой обороны «из-за замешательства, страха или испуга» (§ 33). При этом понятие превышения пределов необходимой обороны в законе не раскрывается, этот вопрос отнесен к компетенции суда. Субъективный признак необходимой обороны заключается в воле лица, направленной исключительно на защиту от посягательства.

Институт крайней необходимости в уголовном праве ФРГ имеет особенности. В УК содержатся две самостоятельные нормы: 1) о правомерной крайней необходимости (§ 34) и 2) о крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину (§ 35). Деление института крайней необходимости на два вида связано с тем, что осознание противоправности деяния является самостоятельным элементом состава наряду с виной. В обоих случаях крайняя необходимость понимается как состояние наличной опасности для правоохраняемого блага, предотвращаемое только посредством причинения вреда другому правоохраняемому благу.

В первом случае лицо совершает деяние, содержащее признаки состава, но действует в условиях правомерной крайней необходимости, поэтому противоправность отсутствует. Для этого требуется установление следующих условий: 1) наличность опасности для какого-либо правоохраняе-мого блага; 2) предотвращение опасности возможно только посредством причинения вреда другому правовому благу, т.е. совершением деяния; 3) защищаемый интерес должен значительно превосходить нарушенный; 4) деяние должно быть соразмерным средством устранения опасности.

Для крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину, установлены иные условия: 1) должна существовать опасность не для любого правового блага, а только для жизни, здоровья или свободы самого лица или его родных и близких; 2) предотвратить опасность можно только посредством совершения противоправного деяния; 3) от лица нельзя требовать учета опасности (это касается прежде всего случаев, когда лицо само создает опасность).

Итак, во всех правовых системах существует более или менее оформленная система обстоятельств, при которых наступление уголовной ответственности исключено. Несмотря на различие в терминологии и особенности регламентации таких обстоятельств, все же основу данной системы составляют необходимая оборона и крайняя необходимость. Дополнительно к этому выделяют исполнение закона, юридическую ошибку, проведение эксперимента (риск), выполнение профессиональных обязанностей, согласие потерпевшего на причинение вреда и некоторые другие обстоятельства. Наряду с перечисленными к числу обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, законодатели зарубежных государств нередко относят такие, как недостижение возраста уголовной ответственности и невменяемость, рассмотренные нами в отдельном параграфе.

Понятие и цели наказания

В зарубежном уголовном законодательстве статьи о понятии и целях наказания, как правило, отсутствуют. В доктрине же существует множество разных концепций наказания — от теории воздаяния по принципу талиона до новейших теорий ресоциализации преступника.

В английской доктрине наказание нередко определяется как «властное причинение страдания лицу за совершенное им преступление». Здесь имеют хождение три основные теории наказания: наказания как возмездия, как средства устрашения и как средства исправления преступника. Каждая из этих теорий распадается на ряд толкований. В настоящее время преобладает мнение о том, что применение средств уголовной репрессии должно преследовать одновременно все три цели — воздаяния, устрашения и исправления, хотя в каждом конкретном случае назначения наказания их соотношение может быть различным.

В США под наказанием понимается определенное лишение (страдание), налагаемое решением суда за нарушение уголовного запрета. Существуют и развернутые определения наказания, в частности данное Дж. Холлом: «Во-первых, наказание — это лишение (зло, муки, обесценивание). Во-вторых, оно является принудительным. В-третьих, оно налагается от имени государства; оно «санкционировано». В-четвертых, наказание предполагает наличие правил и их нарушение, а также более или менее формальное установление в судебном решении этого факта. В-пятых, оно налагается на правонарушителя, который причинил вред, а это предполагает наличие совокупности правил, с учетом которых как вред, так и наказание являются существенными с этической точки зрения. В-шестых, размер и тип наказания определенным образом зависят от причиненного вреда, т.е. они пропорциональны серьезности вреда, а также отягчаются или смягчаются с учетом личности правонарушителя, его мотивов и соблазнов».

В Примерном УК США 1962 г. сформулированы цели применения положений о вынесении приговоров, среди которых названы: а) предупреждение совершения новых преступлений, б) содействие исправлению и социальному восстановлению личности правонарушителей и др. (п. 2 ст. 1.02). Косвенное упоминание об основных целях наказания можно встретить и в разд. 18 Свода законов США. Среди «факторов, учитываемых при определении наказания», названы: содействие уважению закона, адекватное сдерживающее воздействие в отношении преступного поведения, обеспечение защиты общества от совершения виновным преступления в дальнейшем, предоставление виновному возможности в дальнейшем получить необходимое образование, профессиональную подготовку, медицинское или другое исправительное обслуживание наиболее эффективным образом (§ 3553). УК штата Нью-Йорк среди общих целей уголовного закона называет необходимость «обеспечить публичную безопасность, предупреждая совершение посягательства посредством устрашающего воздействия налагаемых наказаний, социального восстановления личности осужденных, а также их изоляции, когда это требуется в интересах охраны общества» (п. 6 § 1.05).

В целом уголовно-правовая доктрина США испытала на себе влияние основных теорий наказания, разработанных в английском праве. В курсах американского уголовного права, в документах министерства юстиции США и других источниках нередко называются четыре основные цели наказания: воздаяние, устрашение, лишение осужденного возможности совершать новые преступления, исправление.

Воздаяние понимается как наказание виновного для того, чтобы выразить осуждение его поведения обществом. Эта цель наказания, в отличие от трех остальных, является «неутилитарной», т.е. не сопряженной с извлечением из наказания какой-либо иной «пользы», помимо пока-рания преступника. «Устрашение», существующее в двух разновидностях — общее и индивидуальное, направлено на предупреждение преступлений со стороны либо неопределенного круга лиц, либо виновного, подвергнутого наказанию. Акцент в американском праве делается на общее устрашение. «Лишение возможности совершать преступления» предполагает изоляцию осужденного от общества с тем, чтобы хотя бы на время заключения в тюрьму оградить от посягательств данного лица тех, кто находится на свободе, либо, при назначении смертной казни, полностью лишить виновного такой возможности. «Исправление» означает такое изменение поведения осужденного, при котором он либо вообще отказывается от преступной деятельности, либо не столь часто совершает преступления, либо совершает менее тяжкие деяния.

В США предпринимались попытки создать единую теорию наказания, которая примирила бы сторонников всех традиционных концепций. В специальной литературе отмечается, что та или иная цель наказания может приобрести большее или меньшее значение в зависимости от периода времени и от того, какой орган исполняет наказание. Законодатель может отдать предпочтение одним целям, судьи — другим, уголовно-исполнительные органы — третьим.

Различное отношение американских юристов к целям наказания отражается в решениях по конкретным уголовным делам. Так, на заседании комиссии сената США по усовершенствованию судебного механизма приводился следующий пример: в пределах одного судебного округа были привлечены к уголовной ответственности два человека. Оба они обвинялись в подделке ценных бумаг стоимостью до 100 долларов, оба привлекались к ответственности впервые, оба совершили преступное деяние в связи с тяжелым материальным положением. Но один из них был приговорен к 30 дням лишения свободы, а другой — к 15 годам.

Такая ситуация имеет законодательное основание, однако различное отношение практики к целям наказания приводит к «размыванию» границ наказуемости одних и тех же деяний, к нарушению принципа справедливости, к существенному ограничению прав подсудимых.

Во Франции по проблеме наказания сталкиваются две основные концепции: современного неоклассицизма и новой социальной защиты. Представители первого направления настаивают на необходимости реализации двух основных целей наказания: воздаяния и устрашения. При этом тяжесть наказания должна соответствовать тяжести совершенного преступления. Указанные юристы считают также необходимым исполнять наказания в точном соответствии с приговором без какого-либо последующего смягчения режима содержания, условно-досрочного освобождения, других льгот, иначе наказание утратит свое устрашающее и возмездное значение. Представители другого направления выступают против такой трактовки наказания. В качестве его основных целей они называют исправление и ресоциализацию преступника.

УК Франции не содержит определения наказания и не формулирует его целей. О последних косвенным образом говорится в УПК Франции применительно к отдельным уголовно-правовым мерам. Так, осужденные за убийство несовершеннолетнего, не достигшего возраста 15 лет, либо за убийство, сопряженное с изнасилованием или другими преступлениями, указанными в ст. 718 УПК Франции, отбывают наказание в пенитенциарных учреждениях, позволяющих обеспечить последовательную медицинскую и психологическую адаптацию. Условное освобождение может быть предоставлено тогда, когда появились «весомые сведения о социальной реадаптации» осужденного (ст. 729 УПК). Меры содействия, сопровождающие запрещение проживать в определенных местах, «имеют целью облегчить социальное исправление осужденного» (ст. 763-3 УПК). О «социальной реадаптации» говорится и в других статьях УПК Франции (ст. 720-4, 721-1 и др.). Таким образом, французский законодатель приоритетной считает ресоциализацию преступника, хотя в УК нередко прибегает к достаточно суровым наказаниям. В этих случаях прослеживается стремление к «воздаянию» за причиненное зло, а цели исправления и ресоциализации отодвигаются на второй план.

УК ФРГ не содержит понятия наказания, доктрина же определяет наказание в зависимости от его целей. По этому признаку представители германской уголовно-правовой доктрины еще с начала XIX в. подразделялись на сторонников абсолютных и относительных теорий наказания. В абсолютных теориях главной целью наказания является возмездие, в относительных — устрашение. Большое значение имеют цели превенции и ресоциализации. Наибольшей популярностью среди практиков пользуются смешанные теории наказания.

Итак, в уголовном законодательстве зарубежных стран понятие наказания, как правило, отсутствует и исследуется лишь в доктрине. Однако законодатель нередко определяет цели применения отдельных уголовно-правовых мер, в особенности тех, которые представляют собой альтернативу традиционным и чаще других применяемым видам наказания: лишению свободы и штрафу. При этом законодатели многих государств, в особенности принявших в последние десятилетия новые уголовные кодексы либо новые редакции последних, делают акцент на ресоциализации преступников. Цель ресоциализации — «возвращение осужденного в общество» и его включения в социум в качестве правопослушного члена — рассматривается как прогрессивная, демократичная и в полной мере соответствующая концепции основных прав и свобод человека.

Система наказаний

Система наказаний в зарубежных государствах включает следующие основные виды: 1) лишение свободы, охватывающее различные виды тюремного заключения, и 2) штраф. В ряде государств сохраняется смертная казнь. Наряду с основными видами предусматривается большое число дополнительных наказаний, ограничивающих различные права осужденного (право на вождение автомобиля, на хранение или ношение оружия, на осуществление профессиональной деятельности и др.). К числу дополнительных наказаний во многих государствах отнесена и конфискация имущества. Однако приоритет отдается специальной конфискации, а не общей, что во многом связано с повышенным вниманием законодателей зарубежных стран к защите частной собственности.

В уголовном праве Англии выделяются санкции абсолютно определенные (смертная казнь и пожизненное тюремное заключение) и относительно определенные (тюремное заключение на срок от одного дня до 25 лет и штраф). Относительно определенные санкции предполагают указание только верхнего предела наказания. Санкции обычно носят альтернативный характер, однако, например, за умышленное убийство предусмотрено безальтернативно пожизненное лишение свободы. Предусмотренные в санкции тюремное заключение и штраф могут быть назначены вместе. Назначение максимального наказания, а также одновременно двух наказаний — лишения свободы и штрафа — возможно тогда, когда преступление имеет характер «наихудшего случая». К обстоятельствам «наихудшего случая» относятся преднамеренность, жестокость, крупный размер причиненного ущерба и т.п.

Помимо конфискации имущества в Англии существуют и другие виды наказаний вспомогательного характера: лишение активного и пассивного избирательного права, лишение водительских прав сроком до трех лет и др.

В США основные виды наказания представлены лишением свободы и штрафом. К этой подсистеме относится и смертная казнь, сохранившаяся в большинстве штатов. Многообразны дополнительные наказания: лишение избирательных прав; запрещение занимать некоторые должности или осуществлять определенную деятельность; конфискация имущества; запрещение пользования имуществом в течение установленного срока; арест или принудительная распродажа имущества; возложение обязанности загладить причиненный вред и др. По федеральному законодательству за измену государству, покушение на свержение силой правительства США или использование с этой целью оружия в качестве дополнительного наказания может быть назначено лишение американского гражданства.

В большинстве североамериканских штатов система наказаний строится с учетом деления преступлений на ряд категорий, каждой из которых соответствует своя подсистема уголовно-правовых мер. Так, в штате Нью-Йорк за фелонию класса А суд вправе назначить тюремное заключение в пределах от 15-25 лет до пожизненного. Для фелонии класса В максимум лишения свободы составляет 25 лет, класса С — 15 лет, класса О — 7 лет, класса Е — 4 года. Минимальный срок лишения свободы по общему правилу не может быть менее 1 года. В случае совершения фелонии класса В или Е суд вправе назначить определенный приговор со сроком лишения свободы в пределах до 1 года включительно, если сочтет, что вынесение неопределенного приговора — слишком суровая мера для данного подсудимого. За совершение мисдиминоров по УК штата Нью-Йорк суд должен вынести определенный приговор. При этом за мисдиминор класса А срок лишения свободы не может превышать 1 года, за мисдиминор класса В не может быть более 3 месяцев. За совершение нарушения по законодательству данного штата также выносится определенный приговор. Срок лишения свободы в этом случае не может превышать 15 дней. С категорией преступного деяния связаны и размеры штрафа, который может быть назначен вместе с лишением свободы.

Некоторые штаты предусматривают кастрацию (стерилизацию) лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления. Согласно § 645 УК Калифорнии за половое сношение с девочкой младше 10 лет в качестве дополнительного наказания судом может быть предписана операция «с целью предупреждения производства этим лицом потомства». В последние годы распространение получила не хирургическая, а лекарственная стерилизация.

В США существует специальная система наказаний для юридических лиц (корпораций), основное место в которой занимает штраф. По законодательству ряда штатов организациям может быть предоставлена даже пробация (институт, сходный с условным осуждением) или назначено распространение в средствах массовой информации обвинительного приговора суда.

Система наказаний во Франции строится в соответствии с классификацией преступных деяний на три группы. Преступления караются уголовными наказаниями, проступки — исправительными, нарушения — полицейскими.

Наибольшей суровостью отличаются уголовные наказания, которые в зависимости от продолжительности делятся на срочные и бессрочные. К срочным относятся уголовное заключение и уголовное заточение на срок до 30 лет, к бессрочным — пожизненное уголовное заключение и пожизненное уголовное заточение. Минимум срочных уголовных наказаний УК Франции установил в 10 лет. Все названные виды лишения свободы могут быть назначены только в качестве основных наказаний. Смертная казнь во Франции отменена специальным законом в 1981 г.

За совершение преступления, наряду с уголовным заключением или заточением, физическим лицам может быть назначен штраф, максимальный размер которого составляет 7,5 тыс. евро, а также одно или несколько дополнительных наказаний.

Среди исправительных наказаний основными являются тюремное заключение и штраф. Максимальный срок тюремного заключения за совершение проступка составляет 10 лет. В качестве исправительных наказаний могут быть назначены штрафо-дни, бесплатные общественно полезные работы, лишение или ограничение некоторых прав.

Штрафо-дни и бесплатные общественно полезные работы образуют систему альтернативных наказаний и не предусмотрены в санкциях Особенной части УК. Их альтернативный характер связан с возможностью назначения вместо тюремного заключения, предусмотренного за совершение того или иного проступка.

Система полицейских наказаний представлена штрафом и наказаниями, лишающими определенных прав или их ограничивающими. Максимальный размер штрафа за нарушение для физических лиц составляет 3 тыс. евро.

В статьях Особенной части УК Франции фиксируются лишь основные наказания. Дополнительные наказания предусмотрены отдельно, применительно к целым группам преступных деяний, и даны в конце каждой главы.

Система наказаний для юридических лиц разработана с учетом специфики нового для Франции субъекта уголовной ответственности. Основное место в этой системе занимает штраф. Возможно назначение и других наказаний, затрагивающих имущественные интересы юридического лица: конфискации, включая общую, запрещения привлекать вклады населения или выдавать чеки, закрытия одного или нескольких заведений юридического лица, запрещения осуществлять какой-либо вид деятельности, лишения лицензии. Помимо имущественных наказаний предусмотрено наказание, касающееся репутации: распространение вынесенного судом приговора. Юридическое лицо может быть помещено под судебный надзор.

В Общей части УК ФРГ содержится разд. 3, определяющий правовые последствия преступного деяния. Здесь, в частности, предусмотрены два вида наказания, являющиеся по своей правовой природе основными, — лишение свободы (§ 38 и 39) и денежный штраф (§ 40—43). Согласно Основному закону ФРГ 1949 г. смертная казнь не применяется.

В УК ФРГ к дополнительным наказаниям отнесено одно: запрещение управлять транспортным средством (§ 44), назначаемое наряду с лишением свободы или денежным штрафом тогда, когда деяние было совершено в связи с управлением транспортным средством, на срок от 1 года до 3 лет.

Специфичным для уголовного права ФРГ наказанием является имущественный штраф (§ 43а), имеющий особую правовую природу. На практике имущественный штраф применяется крайне редко и по существу рассматривается как новый вид денежного штрафа.

В УК ФРГ предусмотрены так называемые дополнительные последствия совершения преступного деяния, которые наступают автоматически и специально в приговоре не назначаются. К ним относится лишение права занимать определенные должности, права пользоваться преимуществами, полученными в результате публичных выборов, права избирать или голосовать, права быть избранным (§ 45).

В уголовном праве ФРГ наряду с системой наказаний существует так называемая система мер (Massnahmen), не относящихся ни к наказаниям (основным или дополнительным), ни к дополнительным последствиям. Это «любые меры исправления и безопасности, конфискация имущества, изъятие предметов преступления, уничтожение орудий преступления и запрещенных к обороту вещей» (п. 8 § 11 УК ФРГ). В «дополнительном уголовном праве» ФРГ устанавливаются самостоятельные меры, в частности запрет содержания животного (§ 20 Закона о защите животных). Специфичные меры предусмотрены в «молодежном уголовном праве». К ним следует отнести воспитательные и исправительные меры, установленные Законом о судах по делам несовершеннолетних.

Отношение правоведов ФРГ к мерам исправления и безопасности неоднозначно. В специальной литературе отмечается, что «в основе УК лежит двухколейная (дуалистическая) реакционная система. В ней меры наряду с наказанием образуют второй основной тип правовых последствий. В то время как наказание ограничено принципом вины и преследует превентивные цели только в ограниченном объеме, меры служат защите общества от опасного преступника» (К. Лакнер). Высказываются предложения об упразднении «системы мер».

В мусульманском уголовном праве система наказаний отличается строгостью, наличием телесных (бичевание) и членовредительских (отсечение конечностей) наказаний, квалифицированных видов смертной казни. Здесь наказания делятся на категории в зависимости от вида преступления, предусмотренного шариатом. В соответствии с делением преступных деяний на три группы — «посягательства на права Аллаха», посягательства на права частных лиц и иные правонарушения -наказания также делятся на три категории. Первая категория преступлений, как самая тяжкая с точки зрения мусульманского уголовного права, влечет строго определенное в Коране наказание — хадд. При этом судья не вправе смягчить наказание или каким-либо образом его изменить или заменить. К примеру, кража, причисляемая к первой категории преступлений, наказывается отсечением руки, прелюбодеяние, совершенное состоящим в браке мусульманином, карается ста ударами палками и забиванием камнями до смерти.

Для второй группы преступлений предусмотрены наказания категории кисас, что буквально означает «воздаяние равным». Такие наказания тоже четко фиксированы в уголовном праве, однако возможна их замена другими мерами по желанию потерпевшей стороны. Убийство в силу принципа воздаяния равным должно влечь смертную казнь преступника, однако родственники и наследники убитого имеют право простить убийцу либо получить «плату за кровь» (дийа). В этом случае смертный приговор не выносится, поскольку судья связан волеизъявлением потерпевшей стороны. В последние годы шариатские суды чаще стали прибегать именно к мере «дийа», т.е. к назначению денежного возмещения вреда, причиненного преступлением. К примеру, в Судане полный размер возмещения составляет сто верблюдов или денежную сумму, эквивалентную их стоимости. Полное возмещение предусмотрено за убийство, за утрату всех пальцев на руках или на ногах, утрату всех зубов, за нарушение полностью функций мозга или органов чувств и т.п. Возмещение в половинном размере предусмотрено, например, в случае утраты одной из парных частей тела.

Третья группа преступлений влечет наказание категории тазир, назначаемое по усмотрению суда. Исследователи мусульманского права называют от 4 до 11 видов этого наказания. Среди них такие, например, как устное порицание, молчаливое проявление осуждения, бритье головы, чернение лица, распятие на 3 дня без лишения жизни, телесные наказания, лишение свободы и смертная казнь. Мусульманским правом допускается применение наказания этой категории даже превентивно, если того требуют публичные интересы.

Таким образом, в уголовном праве зарубежных государств система наказаний строится с учетом в первую очередь категорий преступных деяний. При этом во многих странах сохраняется дуалистичная система уголовно-правовых мер, включающая, помимо собственно наказаний, меры безопасности, применение которых не зависит от вины и основано на констатации «опасного состояния лица», которое может быть связано как с совершением преступления, так и с совершением общественно опасного деяния лицами, не являющимися субъектами преступления (малолетними, психически больными). Система наказаний формируется также с учетом их значения для реализации целей наказания (основные, дополнительные, вспомогательные, альтернативные), сущности и содержания этих мер (имущественные, телесные и пр.), субъектов уголовной ответственности (для физических, для юридических лиц) и с учетом других критериев. В зарубежном праве подсистема основных наказаний не отличается большим разнообразием видов. Напротив, дополнительных наказаний, или наказаний вспомогательного характера, чрезвычайно много, и они связаны с ограничением самых разных прав и свобод осужденного, включая личные, политические и социально-экономические права.

Источник

Adblock
detector