Меню

Примеры стран правовых семей

Основные правовые семьи мира

Словами диспуты ведутся, из слов системы создаются.
Гете

Основные черты правовых семей

На процесс формирования системы права значительное влияние оказывает принадлежность государства к определенному виду правовой семьи.

Под правовой семьей понимается совокупность национальных правовых систем, обладающих определенной общностью характерных признаков и отличительных особенностей, проявляющихся как в порядке их формирования, так и в процессе регулирующего воздействия на общественные отношения.

Следует сделать оговорку о том, что среди современных компаративистов отсутствует единство мнений на подходы к классификации правовых систем. Предлагаемые подходы к их классификации в значительной степени носят относительно условный характер. Это объясняется тем, что в силу динамизма развития общественных отношений «не может быть законченной правовой или любой иной классификации».

В мировой литературе выделяются четыре родовых теории: французская; германская; американская; современная российская теория. Несмотря на условность критериев при подходе к их объединению в правовые семьи это позволяет исследовать процесс проявления определенных признаков и тенденций, выявить закономерности развития и связей.

Романо-германская (континентальная) правовая семья

Одной из основных правовых систем современности считается романо-германская правовая семья. Система отличается нормативной упорядоченностью и структурированностью источников, устойчивыми демократическими правовыми принципами, обеспечением строгой юридической техники. «Носителями» и двигателями данной системы были наиболее мощные государства: сначала Римская империя, а затем государства Европы (Франция, Германия и др.).

Исторические корни начала формирования континентальной правовой системы проистекают из правовых воззрений и права Древнего Рима. Римское право — «совершеннейшая, какую мы только знаем, форма права, имеющая своей основой частную собственность» (Ф. Энгельс). «По существу, римляне впервые разработали право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абстрактной личности» (К. Маркс). Трудно добавить что-либо к сказанному более ста лет назад основоположниками марксизма-ленинизма.

Романо-германская правовая семья, являясь самой древней западной правовой системой, имеет ряд отличительных родовых особенностей:

  • содержит многие атрибуты римского частного права (институты, концепции, приемы, лексика, структура материального права. );
  • доктринальный характер и логичность;
  • кодифицированность основных отраслей материального и процессуального права;
  • разделяет материальное право на частное и публичное, признавая принцип дуализма частного права;
  • соблюдается принцип первичности частного права по отношению к публичному, а также материального права по отношению к процессуальному;
  • основным источником права признается нормотворчество государства, а судебный прецедент рассматривается лишь как вспомогательный источник;
  • наряду с соблюдением принципа верховенства закона действует и принцип этатизма — признание и усиление ведущей роли государства в обществе;
  • в государствах, относящихся к этой правовой системе, имеется несколько видов судов высшего звена (во Франции три — Верховный суд общей юрисдикции, Верховный административный суд, Верховный конституционный суд; в Германии шесть. );
  • действует система административного контроля министерства юстиции над судами (аттестация судей, контроль за кадровой политикой судов, осуществление программ по повышению квалификации судей. );
  • структура юридической профессии предполагает деление на восемь горизонтальных ветвей: судья, адвокат, юрисконсульт, частнопрактикующий юридический советник, прокурор и подчиненные ему следователи, ученые и преподаватели.

Начало романо-германской правовой семьи юристы-исследователи и историки ведут с XIII в. До этого времени право в Европе представляло собой сумму норм обычного права. Большая заслуга в рецепции римского права принадлежит ученым эпохи Возрождения. Научные идеи глоссаторов (IX в., Болонский университет) распространились по всей Европе. Считается, что именно они на основе римского права создали европейскую правовую науку, сделали римскую правовую терминологию общей для юристов всех стран. Понятие собственности, деление права на частное и публичное, вещных и личных прав, договоров были восприняты, поддержаны и усовершенствованы применительно к достигнутому уровню общественных отношений.

Постепенно сформировавшаяся система романо-германского права (Италия, Франция, Испания, Португалия, Германия, Австрия, Швейцария, сюда можно отнести и нашу страну и др.) при всех исторических, национальных и религиозных особенностях обладает целым рядом общих черт, признаков.

Во-первых, деление права на частное и публичное — «опорная ось» всей правовой системы. Публичное право регулирует отношения субординационные, базирующиеся на власти и подчинении, на механизме принуждения обязанных лиц. В нем доминируют императивные нормы, которые не могут быть изменены, дополнены участниками правоотношений. Частное право опосредствует отношения между равноправными, независимыми субъектами. Здесь преобладают диспозиционные нормы, действующие лишь в той части, в которой они не изменены, не отменены их участниками. К сфере публичного права относятся конституционное, административное, уголовное, финансовое, международное право, процессуальные отрасли и т.д. В сферу частного права входят: гражданское, семейное, торговое, международное частное право, институты трудового права и некоторые другие.

Выдвижение на передний план прав и свобод человека, свойственное этой правовой системе, не означает противопоставления прав и интересов человека и гражданина интересам общества и государства. Устойчивость общества, его жизнедеятельность, функционирование институтов политической, экономической, социальной сфер служат условием и гарантией реализации частного права. Следовательно, публичное и частное право органически связаны и взаимодействуют между собой. Публичное право находит свое выражение в построении правовых систем, отраслей законодательства, в законах и других источниках права, в методах правового регулирования. Частное право регулирует преимущественно отношения, связанные с правами и свободами человека и гражданина. Для частного права характерно установление четкого статуса физических и юридических лиц, обеспечение их равенства в отношениях между собой, договорное регулирование, свобода экономической и другой деятельности, творчества.

Во-вторых, для континентальной правовой системы характерно деление на отрасли: конституционное, гражданское, административное, уголовное, гражданско-процессуальное, уголовно-процессуальное. В рамках отраслей существуют подотрасли и институты. Так, конституционное право РФ включает в себя подотрасли: избирательное право, федеральное право, институт прямой демократии и др. Отрасли законодательства поименованы в современных конституциях. Это чаще всего свойственно федеральным государствам, чтобы разграничить законодательную компетенцию федерации и ее субъектов.

В-третьих, для системы континентального права характерна единая иерархия источников писанного права. Верховенствующее положение занимает конституция, за нормами которой признается высшая юридическая сила. Она закрепляет основы статуса личности, политического, экономического и социального строя, атрибуты государства.

В системе источников права, урегулированной конституцией, выделяются прежде всего законы. Законы принимаются парламентами стран системы, обладают высшей юридической силой и распространяются на всю территорию государства, всех его граждан. Отметим их приоритет по отношению ко всем остальным источникам права. Они могут запрещать или легализировать обычаи, отдельные положения судебной практики, внутригосударственные договоры.

Согласно романо-германской доктрине обычные законы подразделяются на кодексы, специальные законы (текущее законодательство) и сводные тексты норм. Во всех странах системы закреплены принципы приоритета конституционных законов над обычными.

Кроме законов в странах романо-германской системы принимается множество подзаконных актов: декреты, регламенты, инструкции, циркуляры, другие документы, издаваемые исполнительной властью.

В-четвертых, главная роль в формировании права отводится законодателю (орган государственной власти), который создает общие юридические правила поведения. В связи с этим он должен осмыслить общественные отношения, обобщить социальную практику, проанализировать повторяющиеся ситуации и сформулировать в нормативных актах общие модели прав и обязанностей для граждан и организаций. Правоприменитель (судья, административные органы и должностные лица) призван лишь точно реализовать эти общие нормы в конкретных правоприменительных актах.

Своеобразно положение обычая в системе источников романо-германского права, который выступает в качестве дополнения к закону. Кроме того, обычай выполняет функцию сглаживания противоречий, несправедливости законодательных решений. Сегодня за редким исключением обычай потерял характер самостоятельного источника права.

По вопросу о судебной практике как источника романо-германского права позиция доктрины весьма противоречива. Несмотря на это можно сделать вывод о возможности отнесения судебной практики к числу вспомогательных источников. В первую очередь это касается «кассационного прецедента». Кассационный суд — это высшая инстанция. Поэтому в сущности и «простое» судебное решение, основанное, например, на аналогии или на общих принципах, благополучно пройдя «кассационный этап», может восприниматься другими судами при решении подобных дел как фактический прецедент. Здесь можно говорить о судебном прецеденте как о некотором исключении, не затрагивающем исходные принципы господства закона. Является принципиально важным, что суды не превращаются в законодателя.

Для континентальной правовой системы характерны следующие основные теоретические концепции государственной власти и демократических институтов, получившие широкое распространение в мире:

  • знание доктрины и принципов мирового государства;
  • закрепление принципов разделения властей;
  • обеспечение системы конституционного контроля (конституционное правосудие);
  • регулирование административной юстиции;
  • гарантии развития многопартийной системы;
  • обеспечение местного самоуправления.

Страны, относящиеся к романо-германской правовой семье, объединены единой концепцией, согласно которой первостепенная роль принадлежит закону. Тем не менее между правовыми системами этих стран наблюдаются и существенные различия, которые касаются таких аспектов, как конституционный контроль, кодификация, различная роль регламента и толкования закона.

Англосаксонская правовая семья (общего права)

Зародившаяся много веков назад в Англии, эта система получила широкое распространение в мире. Колонизаторская деятельность Британской империи, а впоследствии мягкий, но устойчивый режим Британского Содружества Наций способствовали тому, что не менее трети человечества живет под влиянием принципов, норм и методов общего права. Крупные компаративисты, исследуя семью общего права, первостепенное внимание уделяют английскому праву как «идеологической и источниковедческой базе» всей правовой семьи.

Возникновение общего права в Англии связано с периодом англо-саксонского права как права местного, локального, действовавшего на ограниченных территориях и очень скупо, сжато регулировавшего отдельные стороны жизни. После нормандского завоевания (1066 г.) начинается период развития общего права. Оно создавалось королевскими судами, которые обращали главное внимание на вопросы, требующие решения, процедуру и доказательства. Частные лица, как правило, не могли обращаться непосредственно в королевский суд. Они должны были просить у короля выдачи приказа, позволяющего перенести рассмотрение спора в королевский суд. Первоначально даже приказы издавались в исключительных случаях.

Постепенно список тяжб, по которым они издавались, расширялся. В ходе деятельности королевских судов сложилась сумма решений, которыми и руководствовались в последующем эти суды. Сложилось правило прецедента. Однажды сформулированное судебное решение в последующем становилось обязательным и для всех других судей. «Английское общее право образует классическую систему прецедентного права или права, создаваемого судьями». Отсюда некоторая стихийность и необозримость правового массива, отсутствие логики в его построении.

Развитие товарно-денежных отношений, рост городов, упадок натурального хозяйства привели к необходимости выйти за жесткие рамки закрытой системы уже сложившихся прецедентов. Эту роль взял на себя королевский канцлер, решая в порядке определений процедуры споры, в связи с которыми их участники обращались к королю. Так рядом с «общим правом» сложилось «право справедливости».

На этой почве возник дуализм судопроизводства: помимо судов, принимающих нормы «общего права», существовал суд Лорда-канцлера. «Право справедливости», как и «общее право», является составной частью прецедентного права, но прецеденты здесь созданы иным путем и охватывают иные отношения, чем «общее право». Несмотря на сходные черты «общего права» и «права справедливости», прецеденты их судов фиксировались раздельно. Это привело к дуализму английской правовой системы, который продолжался более двух веков вплоть до судебной реформы 1873 — 1875 гг. Она объединила «общее право» и «право справедливости» в единую систему прецедентного права.

Судебный прецедент — судебное решение по конкретному юридическому делу, которому придается общеобязательное юридическое значение.

В истории «общего права» выделяются три этапа: формирование «общего права», дополнение его «правом справедливости» и толкование статусов. Общее право, как и римское право, развивалось, руководствуясь принципом: «право там, где есть и защита».

В англосаксонской правовой семье различают группу английского и американского права. В группу английского права входят Англия, Северная Ирландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия и др.

Английское право, в отличие от континентального, развивалось не в университетах, не учеными-юристами, а юристами-практиками.

Это «право судебной практики», когда в решениях судов не только применяются, но и создаются нормы права. Последовательность их применения способствует устойчивости правовой системы и судебной практики. Правила прецедента означают обязанность судов придерживаться ранее принятых судебных решений. Но не все суды обладают таким правом.

Структура права в англосаксонской правовой семье (деление на отрасли и институты права), сама концепция права, система источников права, юридический язык совершенно иные, чем в романо-германской правовой семье. В английском праве отсутствует деление на публичное и частное, безусловный приоритет отводится процедурному праву, а не материальному. Формы исков, доказательства, процедурные правила, преимущественно устное и непрерывное судопроизводство, кратность мотивации, строгий ритуал вынесения решений — такова специфика английского права.

Отрасли английского права выражены не столь четко, как в континентальных правовых системах. Отсутствие резко выраженного деления права на отрасли обусловлено преимущественно двумя факторами. Во-первых, все суды имеют общую юрисдикцию, т.е. могут разбирать разные категории дел: публичные и частноправовые, гражданские, торговые, уголовные и т.д. Во-вторых, английское право развивалось постепенно путем судебной практики и законодательных реформ по отдельным вопросам. В Англии нет кодексов европейского типа, поэтому право представляется однородным. Английская доктрина не знает дискуссий о структурных делениях права. Она вообще предпочитает результат теоретическому обоснованию.

Основной принцип, соблюдающийся при отправлении правосудия, состоит в том, что сходные дела решаются сходным образом. Доктрина прецедента отличается сугубо принудительным характером. Нередко английские суды обязаны следовать более раннему решению. Прецедентное право состоит из норм и принципов, применяемых судьями в процессе вынесения ими решений. Но это не значит, что правило прецедента полностью сковывает судью. Поскольку полное совпадение обстоятельств разных дел бывает не так уж часто, то усмотрением судьи решается, признать обстоятельства сходными или нет, от чего зависит применение той или иной прецедентной нормы. Судья может найти аналогию обстоятельств и тогда, когда на первый взгляд они не совпадают. Наконец, он вообще может не найти никакого сходства обстоятельств и тогда, если вопрос не регламентирован нормами статутного права, судья сам создает правовую норму, становится как бы законодателем. Судебные решения имеют традиционную структуру, которая включает: анализ доказательств, мнение судьи по поводу спорных фактов; мотивы, которыми руководствовался суд при вынесении решения; правовые выводы. Но прецедентом здесь является только правоположение, на котором основано решение. Лишь оно носит обязательный характер.

Англия не имеет писаной конституции, ее заменяют акты парламента. Таковых ежегодно принимается около 80. Парламент делегирует исполнительному органу власти подзаконное нормотворчество.

Законодательство как источник права находится в менее выгодном положении, так как акт парламента требует судебных толкований, которые сами становятся судебными прецедентами. Что касается делегированного законодательства, то суд официально имеет право его отмены.

Несмотря на это, в последнее время английское законодательство приобретает все более систематизированный характер. В результате осуществления ряда последовательных реформ крупными консолидированными актами ныне регулируется подавляющее большинство правовых институтов, хотя до сих пор ни одна отрасль английского права не кодифицирована полностью. Классификация ее составных частей такова: уголовное и гражданское право; публичное и частное право; материальное и процессуальное право; муниципальное и публичное международное право. И все же, в отличие от отраслевого построения, характерного для континентального права, английское право рассматривается как право институтов — право лиц (национальность, место жительства, брак и т.д.), право контрактов (договоров), право причинения вреда (ущерб), отношения траста, право собственности, право приобретения, уголовное право, процедуры (гражданское, уголовное, в магистратских судах и др.).

В английском праве много своеобразия, повлиявшего на структуру общего права. Сталкиваясь с чем-то незаконным, «англичане прежде всего инстинктивно оглядываются на прецедент». Если новое приводит их в смятение, то «пример прошлого дает им чувство опоры».

Другим источником англосаксонского права является закон (статут). Он появился позднее прецедента, но постепенно приобрел одно из ведущих положений в процессе правового регулирования общественных отношений. Классификация английских законодательных актов осуществляется по различным основаниям: по сфере действия — публичные (распространяются на неопределенный круг субъектов и действуют на всей территории государства) и частные (распространяют свое действие на отдельный круг лиц и отдельные территории).

Иногда парламент страны делегирует свои полномочия по принятию нормативных актов другим субъектам — королеве, правительству, министерствам. Принимаемые ими нормативные акты получили название «делегированное законодательство», юридическая сила которых определяется характером передаваемых полномочий. Они считаются частью закона и обязательны для исполнения. Высшей формой делегированного правотворчества считается «приказ в Совете» — это фактически нормативный акт правительства страны, а формально — приказ Тайного совета (монарха и тайных советников).

В системе английского права выделяется автономное законодательство, представляющее собой совокупность нормативных актов местных органов власти, а также некоторых учреждений и организаций (профсоюзы, коммерческие компании, церковь).

Американское право, развиваясь в рамках общего права, имеет и свои особенности. Первые английские колонии на территории Америки в начале XVII в. принесли с собой и принципы общего права, но они плохо приживались на новой исторической родине. Поселенцы жили под влиянием идеи свободы личности, которой не находили в общем праве. Поэтому действовали акты местных властей, религиозные нормы, примитивные кодексы.

Американская революция выдвинула на первый план идею самостоятельного национального американского права, порывающего со своим «английским прошлым». Принятие писаной федеральной конституции в 1787 г. и конституций штатов, вошедших в состав США, — было первым и важным шагом на этом пути. Предполагался полный отказ от английского права, а вместе с ним от правила прецедента и других характерных черт «общего права». В ряде штатов были приняты уголовные, уголовно-процессуальные и гражданско-процессуальные кодексы, были запрещены ссылки на английские судебные решения, вынесенные до провозглашения независимости. Однако перехода американской правовой системы в романо-германскую правовую семью не произошло. Лишь некоторые штаты, бывшие ранее французскими или испанскими колониями (Луизиана, Калифорния), приняли кодексы романского типа, которые, однако, в дальнейшем постепенно оказались как бы поглощены «общим правом». В целом же в США сложилась система, сходная с английской — прецедентное право во взаимодействии с законодательством.

Читайте также:  Духовные традиции страны устанавливаются ответ

Появление оригинальных школ права сопровождается развитием новых правовых идей и понятий, сначала обеспечения свободы личности и предпринимательства, позднее усиления регулирующей роли государства. Социологические и иные школы права раскрыли спектр его социальных связей. Оно прошло свой путь развития за два столетия.

Некоторые исследователи выделяют четыре типа американского права — формальное и публичное (акты Конгресса и т.п.); публичное, но не формальное (ограничение скорости движения по дорогам и т.п.); формальное и частное (процедура рассмотрения исков, жалоб и т.п.); частное и неформальное (правила жизни в семье).

Но в то же время американское право отличается от английского большей степенью структурированности, систематизации, громадной ролью Конституции, двухуровневой государственной и правовой системой, многообразной правовой культурой, свойственной федеративному государству.

Штаты, входящие в состав США, наделены весьма широкой компетенцией, в пределах которой они создают свое законодательство и свою систему прецедентного права. Суды штатов осуществляют свою юрисдикцию независимо один от другого. Нередки случаи, когда они принимают по аналогичным делам противоположные решения. Это создает коллизии, усугубляющиеся расхождением в решениях судов штатов с решениями федеральных судов, которым подведомственны определенные категории дел.

Еще больше, чем суды, различий и расхождений в право страны вносит законодательство штатов. Им представлена достаточно широкая законодательная компетенция и они активно пользуются ею. Отсюда значительный по масштабам массив законодательства — статутного права на штатном уровне.

Американское право отличается от английского более свободным действием правила прецедента.

Высшие судебные инстанции штатов и Верховный Суд США никогда не были связаны своими собственными прецедентами. Отсюда их большая свобода и маневренность в процессе приспособления права к изменяющимся условиям общественной жизни. Особое значение среди правомочий американских судов (неизвестных английским судам) имеет контроль за конституционностью законов. Верховный Суд штата и Верховный Суд США могут отказаться от прецедента конституционного толкования. Право конституционного контроля, особенно активно используемое Верховным Судом, подчеркивает роль судебной власти в американской системе правления.

Централизация, которой характеризуется развитие американской федерации, усиление государственного вмешательства привели к значительному увеличению объема федерального законодательства, а также к росту нормотворчества высших звеньев исполнительной власти: президента, федеральных служб и т.д. В статутном праве США имеются кодексы, которые, как было сказано выше, не знает английское право.

Как и в Англии, значение обычного права в США велико в области функционирования государственной власти. Конституция США не всегда охватывает многие существенные стороны государственной жизни. Этот пробел восполняется не только с помощью текущего законодательства, но и путем признания сложившихся обычаев, устоявшихся традиций.

В рамках семьи общего права есть немало специфичного в развитии правовых систем государств, находившихся прежде всего под эгидой Британской империи, а ныне — в Содружестве наций. Канада, Индия, Австралия, ряд африканских государств при сохранении общеправовой преемственности внесли в свои правовые системы немало новелл, связанных с особенностями развития и географическим положением, влиянием новых международных структур.

Религиозно-традиционные правовые семьи

В этих семьях различают так называемые религиозные (еврейское право, мусульманское право, индусское право) и традиционные (право стран Дальнего Востока, ряда стран Африки, Мадагаскара) правовые группы.

Еврейское право

Древнейшее право еврейского народа заслуженно занимает достойное место в мировой истории права. Общие законы и конкретные правила, отраженные в священных книгах, получили свое распространение практически по всему миру. Одной из характерных особенностей еврейского права является то, что несмотря на значительный исторический срок, в течение которого государство Израиль не существовало — право было сохранено.

С потерей государственного центра у еврейского народа оставался единый духовный центр, но затем и он был утерян. Поэтому вполне естественным является то обстоятельство, что в истории еврейского права, насчитывающей многие столетия (более трех тысяч лет), периоды подъема чередуются с периодами упадка, а стадии интенсивного использования источников для развития еврейского права — со стадиями застоя.

Наиболее интенсивно процесс рассеивания израильского народа происходил в конце X и начале XI вв. В память об этом в современном Израиле (один из воскресных дней августа) отмечается День траура еврейского народа (в еврейском календаре эта дата обозначена как День девятого Ава). Считается, что именно в этот день в древние времена были разрушены Первый и Второй иерусалимские храмы, а в средние века в этот день евреев изгнали из Англии и Испании.

Основная роль в объединительном процессе стала принадлежать многочисленным еврейским диаспорам, расположенным на всех континентах. Они стали выполнять роль духовных центров, поддерживая между собой письменную и личную связь. Знатоки Галахи во всех этих центрах изучали и комментировали одни и те же законы. Однако делали это с учетом реальных жизненных условий, в которых находились.

Жизнь общества, законы государства местонахождения диаспоры, особенности торгово-экономических отношений, порядок формирования органов управления общин, характер отношений с местным населением и с органами власти — все это не могло не отражаться на содержании еврейского законодательства, внося в него новые черты и придавая ему более универсальный характер.

Специалистами отмечается, что по уровню правового регулирования общественных отношений древнееврейское право уступало вавилонскому и египетскому. Оно отражало особенности и требования времени становления ранней государственности. Особое воздействие на содержание формирующегося права оказали религиозные предписания иудаизма с его приверженностью идее богоизбранности израильского народа, а также необходимости подчинения социального поведения людей священным заветам, отраженным в Торе, Талмуде и многочисленных религиозно-нравственных нормах. Однако в последующем, в силу изменившихся обстоятельств, древнееврейское право не на все преподносимые жизнью вопросы могло дать ответ.

С учетом отмеченных особенностей получили дальнейшее развитие многие отрасли еврейского права. Интенсивно стало развиваться гражданское право. Степень развития уголовного права определялась мерой судебной автономии конкретного еврейского центра. Значительное внимание уделялось развитию публичного права.

Ранее публичное право определяло характер отношений между правителями (цари, главы государств, главы общин) с рядовыми гражданами. Позже к этим правоотношениям стали добавляться другие, которые возникали между гражданами и общинными органами; общинными органами и их работниками. При этом правовой регламентации стали подвергаться вопросы: избрания руководящих органов; содержания их правомочий; формирования системы налогообложения и эффективности ее действия. Большое внимание уделялось разработке проблем юридических коллизий.

Знатоки еврейского права считали необходимым объединить различные законы, применяемые в общинах, в нечто единое и незыблемое, безотносительно исторических эпох. Подобные задачи время от времени возникают перед каждой национальной правовой системой. По своей сути право обязано обслуживать интересы и потребности конкретных субъектов права в рамках исторического времени. С другой стороны, оно должно опираться на опыт предыдущего времени.

В истории еврейского права специалисты, с нашей точки зрения вполне логично и обоснованно, предлагают выделить следующие два основных этапа, которые, в свою очередь, подразделяются на периоды. Характерной особенностью всех периодов развития еврейского права является безусловная аутентичность правовых предписаний; нормативный характер содержащихся в них указаний; непререкаемый авторитет всех установлений Талмуда среди еврейского населения — они не подлежат сомнению и ни кем не могут быть оспорены.

Первый этап начинается с Письменного Учения и завершается окончанием составления Талмуда. Он включает в себя Библейский период (приблизительно середина V в. до н. э.); период от Эзры и Нехемьи до периода пар (160 г. до н. э.); период пар, включающий в себя имена пяти пар ученых (от 160 г. до н. э. и до начала новой эры); период Танаим (от поколения, жившего во время гибели Второго Храма и до 220 г. н. э.); период амараши (от 220 г. и до V в.); переходный этап к периоду савораши (до VII в.).

Второй этап продолжается с периода завершения Талмуда и продолжается в настоящее время. Он включает в себя следующие периоды: период гаонов (до середины XI в.) — так назывались выдающиеся ученые; раввинский период, который, в свою очередь, делился на три этапа — этап первых раввинов (до XVI в.), этап последних раввинов (до конца XVIII в.), этап потери еврейской судебной автономии (с конца XVIII в.). В последнем этапе выделяют временные периоды, связанные со следующими обстоятельствами: начало национального возрождения (до начала XX в.); период, предшествующий образованию государства Израиль (до конца 40-х годов XX в.); от образования Израиля и до настоящего времени.

В начале XX в. создается система раввинских судов, которые постепенно на правовой основе формируют и упорядочивают процесс судопроизводства. Заметным событием стало опубликование в 1943 г. Главным раввинатом разработанной им судебной процедуры (порядка подачи заявления в суд, порядка судебного разбирательства, порядка предоставления доказательств, порядка обжалования судебных решений и т.д.). Часть процедурных вопросов решалась на основе положений Галахи, а часть — на основе общепринятых судебных процедур. Такой подход позволил сохранить исторически сложившиеся правила и традиции, соединив их с современными нормами международного права. К новшествам, имеющим радикальный характер, следует отнести узаконенный раввинским судом способ раздела имущества, получаемого в порядке наследования. Он предусматривал уравнивание в правах дочерей и сыновей, а также женщин и мужчин.

В 1944 г. устанавливается минимальная сумма брачного контракта («кетуба»). Затем принимается постановление об обязанности отца содержать своих детей до 15-летнего возраста. В 1950 г. постановлением раввинского суда было запрещено вступление в брак лиц, не достигших возраста 16-ти лет. Было определено, что согласно еврейскому законодательству в судопроизводстве показания свидетелей имеют более существенное, нежели только процедурное, значение.

Реальная роль современного еврейского права в системе израильского законодательства определяется в процессе законотворческой деятельности Кнессета. В целом его позиция сводится к следующим требованиям. Закон прежде всего должен учитывать существующие в стране отношения. Он должен базироваться на положениях существующих в стране юрисдикционных норм, еврейском праве и международном праве. При возникающих юридических коллизиях предпочтение в большей степени отдается положениям еврейского права.

Каноническое (церковное) право

Как самостоятельная специфическая разновидность и подвид конфессионального права, распространяющего свое действие на верующих, оно имеет обособленный характер. Это определяется высокой степенью ее разработанности как системы норм права. Их функционирование непосредственно связано со специальными органами церковной юрисдикции, в том числе и церковным судом.

В основе формирования канонического права лежат многочисленные источники (как древние, так и современные). А.В. Поляков отмечает специфику проявления канонического права в том, что среди методов правового регулирования в определенном сочетании им используются акривия и икономия. Такой подход вытекает из самого духа евангельского Благовестия.

«Акривия представляет собой способ решения вопросов с позиции строгой определенности, не терпящей отступления от основных начал христианского учения, и применяется в тех случаях, когда речь идет об основополагающих догматических началах церковной жизни, о самой сущности и целях существования Церкви и христианства».

Икономия означает метод правового регулирования, допускающий «снисхождение к человеческим немощам и слабостям в церковно-практических и пастырских вопросах, не носящих догматического характера».

Первоначально каноническое право возникло как право христианской церкви. В свою очередь, христианство возникло как религия бедных и рабов. В начале оно было гонимо и жестоко преследовалось со стороны властей римского государства. В этот период христианские общины связывались между собой приходящими проповедниками, называвшимися пророками. При императоре Антонине Пие зарождающейся религии были сделаны некоторые послабления. Только в начале IV в. император Константин официально признал христианство, которое, несмотря ни на какие препятствия, быстро завоевывает популярность. Постепенно создается строго иерархическая организационная система христианской религии.

Роль и место пророков стали занимать епископы (хранители, наблюдатели), просвитеры (старейшины) и дьяконы (служители). Епископы возглавляли округ, состоящий из нескольких общин. Им принадлежала не только религиозная, но и судебная власть. Они обладали правом «истолковывать» вопросы Писания и церковных обрядов. Возникают синоды (собрания епископов). Формируется клир — организация наделенных особыми религиозными и священными правами служителей церкви.

В V в. возникли более крупные объединения — патриархии и митрополии. В это же время римские епископы получили особый статус наместника самого Бога, обладающего и светской и церковной властью — статус папы. Руководство делами церкви в других государствах доверялось особым папским посланцам — нунциям. Стала создаваться христианская литература, основу которой составили четыре Евангелия. Законами римских императоров Аркадия и Гонория за христианскими епископами стала признаваться роль арбитров не только в церковных делах, но и в тех, где затрагивались нематериальные, моральные стороны межчеловеческих отношений. Таким образом, церковь делали реальной участницей процесса государственного управления.

Получив официальное признание, христианская церковь не смогла удержаться от искуса и переняла далеко не самые лучшие методы действий своих врагов. Первый вселенский собор, состоявшийся в 325 г. в Нике, объявил христианскую церковь «вселенской» и «ортодоксальной» (непогрешимой), осудил инакомыслие, провозгласил принцип нетерпимости. Впоследствии будут запрещены олимпийские игры и сожжена знаменитая александрийская библиотека. Будет и жестокий период инквизиции.

В IX в. началось догматическое и административное обособление восточной (греческой) церкви. Этот процесс завершился к середине XI в. В основе раскола лежат несколько причин, в том числе и их нежелание признавать верховенство римских пап.

В эпоху средневековья церковь представляла уже практически независимую, автономно управляющуюся не только духовную, но и политическую организацию. В своей деятельности она руководствовалась выработанными на основе библейских преданий и христианских традиций правилами. В силу значимости христианские правила постепенно приобрели черты канонического права и стали распространять свое действие не только на священнослужителей и работников церкви, но и на всех верующих.

С утверждением феодальных отношений в Европе церковь, монастыри и епископы приобрели полномочия сеньориального суда в отношении вассалов, подвластного населения и зависимых сословий. Процедура канонического судопроизводства имела более сложную систему, нежели обычные феодальные суды. Безусловное предпочтение отдавалось соблюдению чисто письменной процедуры (подача жалобы, возражения ответчика, показания свидетелей, решение суда). Считалось, что «того, чего нет в документах, не существует вообще». Суд должен был не устанавливать правоту одной стороны и осуждать другую, а выяснять истину, даже если это идет в ущерб интересов обратившегося.

Основателем ставшей официальным учением католической западной церкви доктрины исключительной «единоспасающей роли церкви» был крупнейший политический и духовный мыслитель святой Августин (IV в.). Согласно этой доктрине только церковь обладала посредническими полномочиями по пути человека от земной жизни к небесному житию, помогая ему преодолевать греховные дела и помыслы. Для выполнения этой великой миссии церковь изначально наделялась не только правами духовного воздействия, но и правом принуждения и обязывания.

Современное каноническое право отличается универсальным и экстерриториальным характером, оно действует там, где проживают его сторонники — католики. Для него характерна широта регулируемых отношений, включающих вопросы духовной и светской жизни. Ее корни уходят в античность, в греческую философию и в римскую правовую культуру. Первоначальные источники складывающегося канонического права были одинаковыми для западных и восточных (греческой) церквей, а именно: Священное писание, включающее Ветхий и Новый заветы; труды выдающихся мыслителей церкви (отцов церкви) — Василия Великого, Григория Богослова, святого Августина; постановления церковных соборов; римское право. Началом признания канонического права имеющим юридический характер считаются Апостольские конституции — сборник правил, составленных в IV в. первыми апостолами. Он включал в себя сначала 50, а затем 85 правил. После разделения церквей действие сборника стало распространяться только на западную церковь. В этот и последующие периоды среди источников канонического права стали играть декреталии — издаваемые папами постановления.

В период «папской революции» (XI — XII вв.), послужившей началом изменения характера взаимоотношений между церковью и государством, начинает формироваться новое каноническое право как самостоятельная часть правовой системы западноевропейского общества. Более четким становится его юридическое содержание. Основными источниками становятся папские конституции (буллы, бреве, энциклики, рескрипты. ). В этот же период времени каноническое право начинает изучаться в университетах. Предпринимается попытка его кодификации (монах Грациан). На этой основе возникает собственная церковная школа систематизаторов права — канонистов.

С 1583 г. все дополнения вместе с Декретом Грациана получили официальное название — единый Свод церковного канонического права (по аналогии с Кодификацией Юстиниана). Он стал единственным источником норм канонического права, разрешенным к применению в церковных делах и церковной юстиции. Его значение приравнивалось к основополагающим богословским церковным доктринам. Начиная с 1918 г. сборники канонических законов стали выходить под названием «Кодекс канонического права».

Крупнейшим идеологом католицизма является доминиканский монах Фома Аквинский (1225 — 1274 гг.), который одним из первых среди средневековых философов Западной Европы стал широко использовать труды Аристотеля. Взяв у него деление законов на естественные и положительные (писаные), Фома Аквинский дополнил их делением на законы человеческие (определяют порядок в общественной жизни) и божественные (предназначены указывать пути достижения «небесного блаженства»). Из сочетания классификаций законов, предложенных Аристотелем, и своего варианта он сформулировал следующие их виды:

  1. Вечный (божественный естественный) представляет собой «сам божественный разум, управляющий миром», который лежит в основе всего мирового порядка, природы и общества.
  2. Естественный (человеческий естественный) понимается как отражение вечного закона человеческим разумом и выражается в определении законов общественной жизни, а также в стремлении к сохранению и продолжению рода.
  3. Человеческий (человеческий положительный) — феодальное право, рассматриваемое им как выражение требований естественного закона, подкрепленное возможностью принуждения и наличием штрафных санкций. Необходимость такого закона объяснялась тем, что люди вследствие грехопадения имеют извращенную волю, свобода которой сводится к возможности творить зло. Поэтому для обеспечения незыблемости требований естественного закона необходимо принуждение людей к добродетели путем применения силы и страха возможного наказания.
  4. Божественный (божественный положительный) — это положения, изложенные в Библии.
Читайте также:  Торговые войны между странами причины

Говоря о справедливости принимаемого закона, Фома Аквинский отмечал: «чтобы воля, выраженная в поведении, могла иметь свойства права, она должна быть в согласии с разумом. . Поскольку закон, главным образом, повелевается для общего блага, любые другие предписания, индивидуально произведенные, не могут обладать правовой природой». Под правовой природой он понимал то, что составляет существо человеческих действий, «потому что оно есть их правило и мера».

Специалисты отмечают, что даже римское право в средние века не имело такого влияния на общественные отношения в европейских государствах, какое имело каноническое право. Брачно-семейные отношения каноническое право долгие столетия рассматривало как свою вотчину. Брачный возраст для мужчин определялся 16 лет, а для женщин — 14 лет. Бракосочетание могло быть только добровольным (по взаимному согласию), в том числе и тайным, но при свидетелях. Внебрачные сексуальные отношения сурово карались.

В сфере влияния канонического права находились и вопросы наследования. Чтобы завещание имело юридическую силу, необходимо было, чтобы оно было составлено в присутствии приходского священника, нотариуса или двух свидетелей. Канонисты создали новый институт исполнителя завещания — душеприказчик. Он брал на себя владение всей собственностью, подлежащей в дальнейшем перераспределению, т.е. осуществлял права завещателя и выполнял его обязательства.

В области уголовного права (XII — XIII вв.) ересь (инакомыслие — другая позиция, нарушающая точку зрения церкви), считавшаяся ранее духовным проступком, стала рассматриваться как правонарушение, приравниваемое к измене. Для ее выявления стала применяться инквизиционная процедура и применяться смертная казнь. Собственность осужденных подлежала конфискации.

Для искоренения в обществе ереси предусматривалось создание системы инквизиционного трибунала, в состав которого входили:

  1. Инквизиторы — члены доминиканского или францисканского монашеских орденов не моложе 40 лет. Они играли главную роль в ходе производства следствия и судебного процесса. Наделялись неограниченными правами и подчинялись только римскому папе, который являлся главой инквизиции.
  2. Эксперты — юристы выступали в роли квалификаторов. Они формулировали обвинение и сам приговор, а также определяли степень вины подсудимого без права его ознакомления с делом.
  3. Прокурор — представлял на уголовном процессе обвинение.
  4. Обслуживающий персонал — нотариусы и понятые (скрепляли своей подписью показания обвиняемых и свидетелей), врач (следил за тем, чтобы обвиняемый не скончался под пыткой преждевременно), палач (приводил приговор в исполнение).

Основной задачей в уголовном процессе, основывающемся на нормах канонического права было не чтобы потерпевший добился справедливости, а чтобы подвергнуть виновного государственному наказанию.

Канонический процесс предусматривал и другие меры уголовного наказания, такие, например, как:

  1. Интердикт — в отношении церковной общины (запрет на богослужение, лишение священника права на осуществление таинств или похорон в наказанном приходе) или отдельного человека (лишение права носить оружие, отлучение от церкви).
  2. Епитимия — церковные наказания, обладавшие широким спектром в виде обязывания совершать поклоны, посты, длительные молитвы, бичевание.
  3. Тюремное заключение.
  4. Ссылка на галеры гребцами.

Влияние канонического права на характер развития долговых и торговых правоотношений выражалось в том, что церковь идеологическими средствами пыталась воздействовать на содержание торговой жизни с целью достижения справедливых договоренностей между сторонами.

В последующем многие юридические конструкции, применяемые в каноническом праве, оказали большое влияние на разработку правовых институтов национальных правовых систем (например, понятие вины в уголовном процессе).

В России активное развитие церковного права как науки и особой правовой системы началось с конца XVIII в. Вопрос о необходимости преподавания церковного права был поднят митрополитом Платоном в его «Инструкции», написанной в 1776 г. для Московской славяно-греко-латинской духовной академии, в последующем преобразованную в Московскую духовную семинарию. При Александре I церковное право вошло в курс богословских наук и стало преподаваться в духовных академиях, а с 1835 г. было введено в университетах.

Церковные каноны оказывали серьезное влияние на развитие системы права Российской империи. В первой главе Соборного уложения (1649 г.), называвшейся «О богохульниках и церковных мятежниках», были помещены различные виды религиозных преступлений. При составлении Свода законов Российской империи один из разделов назывался «О преступлениях против веры». В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) религиозные преступления также были объединены в отдельный раздел, который назывался «О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих веру оную постановлений». Исследуя природу религиозных преступлений, профессор Таганцев Н.С. пришел к выводу о том, что сущностью таких преступлений является воззрение еврейского законодательства, отождествлявшего понятия «преступление» и «грех».

Заметное влияние церковное право оказало и на систему наказаний. Это выразилось в следующем. Церковное право способствовало постепенной трансформации цели наказания от устрашения к перевоспитанию преступника. Церковные наказания (отлучение, церковное покаяние, лишение церковного погребения и др.) активно использовались государством. Например, церковное покаяние являлось дополнительным наказанием в случае наказания виновных к лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в Сибирь, а также ко всем исправительным наказаниям, за исключением заключения в крепости.

Революционные события, произошедшие в России в 1905 г., повлекли за собой реформирование государственного строя. Практически неограниченная самодержавная власть трансформировалась в конституционную монархию. С учреждением Государственной Думы политические партии различного толка стали активно лоббировать интересы тех или иных слоев населения, в том числе и интересы религии.

Министерству внутренних дел, обладавшему среди других министерств наиболее широкими полномочиями, было поручено разработать законопроекты, определяющие начала веротерпимости и свободы совести. Органы государственной власти склонялись к тому, чтобы законодательно закрепить ведущую роль Православной церкви. Авторы вероисповедальческих реформ предпринимали неоднократные попытки повлиять на судьбу разрабатываемых законопроектов. В конечном счете правовая неопределенность религиозных вопросов так и не была устранена.

Под веротерпимостью понималось терпимое отношение государства и Русской православной церкви ко всем существовавшим в стране конфессиям. Под свободой совести понималась: свобода выхода из вероисповедания и избрание такового; свобода проповеди с целью обращения; свобода осуществления исповедания; отсутствие ограничений по религиозным мотивам.

С отделением церкви от государства (1917 г.) в России потеряли свою юридическую силу и церковные преступления. Однако ранее применявшиеся принципы (наличие вины, возможность раскаяния преступника, определение цели наказания и др.) стали исходной позицией для дальнейшего развития советского уголовного права.

Особенностью современного канонического права является то, что оно действует в светских государствах (в основном это страны Западной Европы) и не имеет юридических последствий. Однако нельзя отрицать того очевидного факта, что при принятии юридически значимого решения граждане и должностные лица принимают во внимание его нормы и соотносят с ним свои возможные действия. Вобрав в себя тысячелетние культуру, язык, положения норм римского права и опыт предшественников, каноническое право в полной мере соответствует следующей формуле: «церковь живет по римским законам».

Общепризнанным лидером западноевропейской католической религии по давно установившейся традиции является Папа Римский. Это выражается не только в высочайшем моральном авторитете, но и в перечне его званий и должностей, регулярно публикуемых в ежегодниках Римско-католической церкви Annuario pontificio. В 2006 г. у Папы Римского Бенедикта XVI их было семь: епископ Рима; викарий Иисуса Христа; Преемник князя Апостолов; Верховный понтифик Вселенской церкви; примас Италии; архиепископ и митрополит Римской провинции; суверен города-государства Ватикан и раб рабов божьих. С 1466 и по 2005 гг. римских понтификов также называли патриархами Запада, т.е. очередными наследниками святого Петра. В 2006 г. от этой традиции решили отказаться.

До II Ватиканского собора (1962 — 1965 гг.) каких-либо отношений между Римско-католической и Русской православной церквами практически не существовало. Впервые желание посетить Россию по приглашению сначала Президента СССР М.С. Горбачева, а затем и Президента России В.В. Путина — изъявлял папа Иоанн Павел II. Однако первый в истории визит ныне покойного понтифика в Россию не состоялся, так как приглашения от предстоятеля Русской православной церкви (РПЦ) не последовало. РПЦ обвиняет Ватикан в прозелитизме (переманивание верующих из одной конфессии в другую) на канонической территории РПЦ. В 2004 г. для разрешения имеющихся разногласий в Москве встречались представители этих конфессий, однако многовековой спор до конца не закончен.

Мусульманское право

Наиболее яркой чертой мусульманского права является его откровенно религиозное содержание. Оно влияет на природу и источники этой правовой семьи, на способы регулирования общественной жизни. Мусульманское право является совокупностью норм, порожденных религиозно-этническими постулатами и ценностями. К странам с мусульманской правовой системой относят Иран, Ирак, Саудовскую Аравию, Египет, Сирию, Ливан, Турцию, Пакистан, Судан и др.

Мусульманское право — это система норм, выраженных в религиозной форме и основанных на мусульманской религии — исламе. Ислам исходит из того, что существующее право произошло от Аллаха, который в определенный момент истории открыл его человеку через своего пророка Мухаммеда. Основными источниками мусульманского права являются Коран, сунна, иджма, кияс.

Коран — священная книга ислама, состоящая из высказываний пророка Мухаммеда, произнесенных им в Мекке и Медине. Его текст содержит основные понятия, лежащие в основе цивилизованного общества. Прежде всего это сострадание, честность и доверие в коммерческих отношениях, неподкупность правосудия. Наряду с общими духовными положениями, проповедями там есть и установления вполне нормативно-юридического характера. По оценкам специалистов из 6219 стихов, содержащихся в тексте Корана, около 80 содержат законодательные положения.

Сунна — мусульманское священное предание, рассказывающее о жизни пророка, представляет собой сборник норм-традиций, связанных с поведением и высказываниями пророка, которые должны служить образцами для мусульман.

Иджма — комментарии ислама, составленные его толкователями (крупными мусульманскими учеными). Эти комментарии восполняют пробелы в религиозных нормах.

В иджме дается окончательное толкование ислама. Практики ссылаются на сборники норм, соответствующие иджме.

Кияс — четвертый источник права — рассуждение по аналогии о тех явлениях жизни мусульман, которые не охватываются предыдущими источниками права. Таким суждениям придается законный, общественный характер.

Обычно мусульманское право рассматривается как синоним шариата, в котором религиозное начало принципиально не отделено от правового. Интересным фактом является то, что нормы шариата (надлежащего пути) выполняются населением мусульманских стран как обязательные нормы поведения. Для мусульман шариат является «совокупностью обязанностей людей». Его действие распространяется на все сферы общественной жизни, проявляясь в форме моральной теологии, этического кодекса, источника высоких духовных чаяний, детально определенной ритуальной схеме и наборе формальных требований.

Мусульманское право имеет долгую историю развития. Оно формировалось в период разложения родоплеменной организации и становления феодального общества в Арабском халифате в VII — X вв.

С самого начала ислам определял не только религиозный ритуал, догматические и культовые особенности, но социальные институты, формы собственности, особенности права, философии, политического устройства, этики, морали и социальной психологии, хотя духовная сторона стояла все же на первом месте. В отличие от христианства, которое отделилось от государства еще в XVI — XVII вв. после буржуазных революций, ислам и по сей день является государственной религией. Ислам как система общественно-религиозных взглядов соединяет в себе следующие элементы: религиозный культ и свод духовно-этических определений; систему норм, регулирующих социально-экономическую структуру общества; общие принципы государственного устройства.

В странах с мусульманским правом конституция не считается основным законом. Таковыми являются Коран, сунна, принципы консенсуса (иджма) и аналогии (кияс). Шариат определяет все аспекты публичного и частного права. Мусульманские юристы и богословы считают, что эти нормы, освященные волей Аллаха, гораздо сильнее по своему действию, чем конституционные нормы, написанные человеком. С этим как раз и связано то, что в Саудовской Аравии нет писаной конституции, а ее место занимает Коран.

Многие исследователи придерживаются мнения, что поведение мусульманина получает прежде всего религиозную оценку. Главным средством обеспечения норм мусульманского права является религиозная санкция за их нарушение. Наказание за нарушение норм мусульманского права, даже если оно исходит от государства, воспринимается в конечном счете как «Божественная кара», поскольку важнейшей задачей мусульманского государства «есть исполнение воли Аллаха на земле».

Все граждане мусульманских государств имеют одинаковые права в выборах правителя. Однако основным принципом выборов является принцип «достойных представителей», т.е. выборы — это привилегия «особо одаренных». Только особая категория знатных вправе советовать правителям и решать, является ли их политика законной по отношению к нормам шариата. Законотворческая функция этой группы заключается в том, что они выносят решения о соответствии законов главы государства, постановлений правительства и иных нормативных актов принципам шариата. Их деятельность схожа с деятельностью Государственного Совета во Франции, Верховного Суда в США или Конституционного Суда РФ, в функции входит конституционный надзор.

В середине XIX в. в положении мусульманского права произошли существенные изменения. В наиболее развитых странах оно уступило главенствующие позиции законодательству, основанному на заимствовании буржуазных правовых моделей. Начинаются кодификационные работы. Принимаемые торговые кодексы, кодексы торгового мореплавания, гражданско-процессуальные кодексы формируются по модели французского гражданского законодательства. И здесь колониальный тип отношений предопределял соответственно влияние системы континентального и реже общего права. В конституциях некоторых стран мусульманское право считается основой законодательства. Оно применяется по многим вопросам, но особенно в гражданских отношениях. До сих пор сохраняются шариатские суды, которые функционировали и в Чеченской республике (вторая половина 90-х годов). В ряде стран Центральной и Восточной Африки мусульманское право используется как обычное право. Хотя мусульманское право и оказывает огромное влияние на правовые системы мусульманских государств, все равно сейчас наблюдается тенденция к применению таких источников права, как правовой обычай или законодательство.

Египет был первым государством, отказавшимся еще в конце XIX в. от мусульманского права как от единственного источника права. В Саудовской Аравии, считающейся страной традиционного ислама, все больше применяются в судопроизводстве и законодательстве «двойные стандарты», а в коммерческом праве приоритет уже отдается англосаксонскому праву.

В настоящее время ни в одной из рассмотренных стран мусульманское право не является единственным действующим правом. Но в то же время ни в одной мусульманской стране оно не потеряло своих позиций в качестве системы действующих правовых норм. Исключение составляет лишь Турция, где в 20-е годы мусульманское право во всех отраслях было заменено законодательством буржуазного типа, составленным на основе западноевропейских моделей.

В конечном счете направление и глубина воздействия мусульманского права на современные правовые системы той или иной страны обусловлены достигнутым ею уровнем экономического и культурного развития.

По масштабу применения норм мусульманского права и степени их влияния на действующие законодательства можно предложить следующую классификацию современных правовых систем стран Востока.

Первую группу составляют правовые системы (Саудовская Аравия, Иран), где мусульманское право продолжает применяться максимально широко. Прежде всего его нормы и принципы оказывают глубокое влияние на конституционное законодательство и сложившуюся здесь форму правления (например, обязательное соответствие шариату всех принимаемых законов).

Вторую группу составляют правовые системы (Ливия, Пакистан, Судан), где действие мусульманского права не столь всеобъемлюще, но все же весьма существенно. Здесь мусульманское право продолжает регулировать отношения «личного статуса».

К третьей группе можно отнести правовые системы таких стран, как Египет, Сирия, Ливан, Ирак, Сомали, Мавритания, Афганистан. Их конституционное право закрепляет особые положения ислама и мусульманского права. Так, конституции многих из них предусматривают, что главой государства может быть только мусульманин, а мусульманское право — источник законодательства.

В четвертую группу входят Тунис и Народно-Демократическая республика Йемен. Их брачно-семейные законодательства отказываются от ряда основополагающих институтов мусульманского права. Например, в Тунисе законодательно запрещена полигамия, а семейный кодекс НДРЙ в 1974 г. по существу наделил женщину равными правами с мужчинами в семейных отношениях.

Из всех современных мировых религий ислам, пожалуй, наиболее тесно соприкасается с политикой, государством и правом. Связывающим звеном между ними выступает мусульманское право.

Изучение современных источников мусульманского права, текстов законодательных актов свидетельствует о некотором сходстве их с европейским правом. Но внешнее сходство не устраняет внутренних, нравственно-религиозных источников, которые по-прежнему устойчиво определяют поведение людей. Правовые системы этих стран не обладают той степенью единства, которая свойственна ранее охарактеризованным правовым системам. Однако у них много общего по существу и форме. Все они основываются на концепциях, отличающихся от тех, которые господствуют в западных странах. Эти правовые системы в какой-то мере заимствуют западные идеи, но в значительной мере остаются верны взглядам, в которых право понимается совсем иначе и не призвано выполнять те же функции, что в западных странах.

В 2005 г. в мире насчитывалось 1,3 млрд. мусульман. Более чем в 40 государствах мусульмане составляют большинство населения, среди них: в Индонезии — 210 млн., в Пакистане — 150, в Бангладеш — 110, в Нигерии — 80, в Иране и в Турции — по 65, в Египте — 60, в Марокко и в Алжире — по 30, в Судане — 25, Саудовской Аравии — 20. В Индии (более 1,1 млрд. населения) проживает 140 млн. мусульман.

Создана Организация Исламская конференция (ОИК), объединяющая 57 мусульманских государств. В их число входят 6 стран — членов СНГ. Размер уставного капитала этой организации составил более 12 млрд. долл. Образована «большая исламская восьмерка», на долю которой приходится уже около 8% мировой торговли.

Читайте также:  История древних стран ближнего востока

Увеличивается не только численность, но и влияние мусульман на общественные процессы (политические, экономические, идеологические, правовые и иные), происходящие в странах Западной Европы. В начале 2000 г. группа экспертов ООН разработала всемирный прогноз развития миграционных процессов на первую четверть XXI века. Из него следовало, что почти все развитые страны стоят перед угрозой исламизации, но сильнее всего этот процесс проявится в Европе. Пока этот прогноз оправдывается.

После окончания Второй мировой войны в Европе из-за неравномерного развития стран наблюдалась «внутренняя» миграция населения. На смену ей с начала 80-х годов XX столетия основные потоки рабочей силы стали поступать из бедных исламских стран. Они решали не только чисто экономические проблемы, но и демографические. Специалисты ввели в обращение новое понятие — «европейский ислам». Многие (более половины) из мусульман, натурализовавшихся в европейцы при сохранении исламской культуры, считают себя «верующими, но не практикующими».

Численность стран — членов Европейского Союза до его расширения за счет бывших социалистических государств составляла 379 миллионов, из них почти 14 млн. иммигрантов-мусульман, прибывших в основном из Турции, Магриба, Индийского субконтинента.

В Англии насчитывается 2000 имамов, 1600 мечетей, 4 частные мусульманские школы. Во Франции — 1500 имамов, 1685 мечетей и молельных мест. В ФРГ — 1500 имамов, более 1000 мечетей, примерно 2000 молельных мест и одна частная мусульманская школа. С 1 января 2000 г. германское гражданство стало определяться не только «по крови» (по национальности родителей), но и по месту рождения. В Дании — 90 имамов, 40 молельных мест, 12 частных мусульманских школ. В Голландии — 500 имамов, 450 мечетей, 20 частных мусульманских школ. В Италии — 2 мечети, 155 молельных мест. В Испании — 12 мечетей, 60 молельных мест, 4 частные мусульманские школы.

В России проживает более 26 (по другим оценкам — более 20) млн. мусульман. Ранее в Российской империи существовало четыре крупных региональных мусульманских центра. Главы двух из них, бухарский эмир и хивинский хан, входили в Госсовет и участвовали во всех важнейших государственных церемониях, в том числе в интронизации православного императора. Четыре крупных мусульманских центра сохранялись и в СССР. Теперь этих структур нет, а взамен образовалось более 40 духовных управлений. Фактически мусульманское сообщество России разобщено на региональные и этнические анклавы.

Одной из особенностей ислама в России является отсутствие (за исключением Северного Кавказа) «политического ислама». По большей части граждане, исповедующие эту религию, являются этническими мусульманами. Для них характерен бытовой ислам, выражающийся в исполнении небольшой части религиозных обрядов и предписаний. В различных регионах России также наблюдается заметное различие в религиозных традициях. В отличие от других стран решением Конституционного Суда Российской Федерации также запрещено создание политических партий на религиозной основе.

Индусское право

Другой распространенной системой религиозного права является индусское право (Индия, Сингапур, Бирма, Малайзия и др.). В содержание этой системы входят обряды, верования, идеологические ценности, мораль, философия. Они нормативно закрепляют определенный образ жизни и общественное устройство. Индуизм сформировался в глубокой древности, однако сохранил свое регулирующее значение до настоящего времени. В этом качестве он выступает непременным элементом государственно-правовых отношений современного, в частности индийского, общества.

Особую роль индусское право играет в тех сферах, где влияние религии до сих пор наиболее ощутимо: семейных, наследственных отношениях, кастовом статусе человека и т.п.

Индусское право отличается глубочайшими религиозно-нравственными истоками. Это не право Индии, а право общины, исповедующей индуизм. Их влияние на общественные отношения велико в Индии, Пакистане, Бирме, Сингапуре и Малайзии, а также в странах на восточном побережье Африки. (Преимущественно в Танзании, Уганде, Кении.) Как и ислам, индуизм обязывает своих последователей, помимо принятия на веру определенных религиозных догм, и к определенному миропониманию. Главная идея индуизма — учение о перевоплощении души, которое происходит в соответствии с кармой, т.е. живой облик в будущей жизни является воздаянием за хорошее или плохое поведение, за характер поступков в этой жизни. Поэтому для правоверного индуса главным является приверженность не к доктрине, а к традиционному общественному укладу.

Образ жизни каждого индуса должен соответствовать нравственному кодексу. Хотя и считается, что все индийцы равны, но на самом деле эти различия весьма ощутимы. Одним из убеждений индуизма является то, что люди разделены с момента рождения на социальные и иерархические категории, каждая из которых имеет свою систему прав и обязанностей и даже мораль. Оправдание кастовой структуры общества — основа философской, религиозной и социальной системы индуизма. При этом каждый человек должен вести себя так, как это предписано социальной касте, к которой он принадлежит. На протяжении длинного отрезка времени индийской истории великие люди не раз предостерегали против жречества и строгой кастовой системы. Время от времени против них возникали мощные движения. Тем не менее медленно и почти неощутимо касты росли и распространялись на все сферы общества.

Духовные книги служили важнейшими путеводителями людей и способствовали внедрению в их сознание и поведение представлений о справедливости, совести. Обычаи и решения каст, подкаст, общин служили разрешению споров. Послушание человека как части целого формировалось «изнутри», вследствие чего правовые нормы, судебные споры и прецеденты долгое время не играли заметной роли. Позитивное индусское право является обычным правом, в котором в той или иной мере преобладает религиозная доктрина. Она определяет нормы поведения, в соответствии с ней изменяются или толкуются обычаи. Обычаи весьма разнообразны. Каждая каста или подкаста следует своим собственным обычаям, располагает средствами принуждения. Наиболее строгим наказанием считается отлучение от той или иной группы. В случае если нет определенной правовой нормы по конкретному вопросу, судьи решают его по совести и справедливости.

Огромную роль среди индусов играет обрядовая чистота, отрицательным следствием которой является высокомерие, отказ есть вместе с представителями других каст.

Браки между представителями разных каст также запрещаются. В обычной индусской семье собственность общая, и все получают наследство на равных правах. Всем, как работающим, так и неработающим, гарантируется прожиточный уровень.

Не последнюю роль в настоящее время продолжают играть законы Ману. Несмотря на свой преклонный возраст (I в. до н. э.), в них современным языком говорится о праве, политике, религии, морали.

В период колониальной зависимости индусское право подверглось влиянию доктрины общего права, но полного его вытеснения не произошло. И после провозглашения независимости Индии (1947 г.) страна стала развивать свою правовую систему. Конституция 1950 г. отвергла систему каст и запретила дискриминацию по мотивам кастовой принадлежности.

Обновлению и унификации правовой системы препятствует наличие ряда религий и устойчивых территориальных традиций. Федерация, построенная по территориально-языковому принципу, развивается в пестром нравственно-правовом аспекте. И все же законодательная регламентация по линии штатов с их спецификой набирает силу.

Китайское право

Среди многочисленных философских идей, возникавших в многовековой истории Китая, наиболее важными являются даосизм, конфуцианство и легизм. Именно они оказали определяющее воздействие на китайское правопонимание, которое затем стало составной частью правовой культуры мировой цивилизации и пристальным объектом для его изучения.

Даосизм считает, что во Вселенной господствует принцип Дао (путь). Существует нечто, состоящее из самого себя. Оно возникло (родилось) раньше небес и земли. Оно спокойно и пусто, а также независимо и неизменно. Оно является матерью света, но никому не дано знать его имени. Именно поэтому оно получило такое название в силу того, что более точного и лучшего слова, выражающего почтение к нему, не имеется.

Основной смысл даосизма заключается в том, что если «человек следует в своих делах и мыслях этим великим путем, не побуждаемый волевым усилием, то все в порядке». Даосизму чуждо силовое решение возникающих проблем. Они предлагают плыть по течению. В их понимании диета — это не самоограничение, а здоровый образ жизни, позволяющий жить умеренной полноценной жизнью. Таким образом, учение даосизм проповедует «недеяние». Они выступают против использования норм права и традиций.

Конфуцианство как философское учение имеет прямо противоположные даосизму взгляды. Его представители занимают гораздо более активную жизненную позицию. Конфуцианство проповедует процесс самосовершенствования посредством «взятия себя в железные рукавицы». В Китае символом подобного метода является карп, плывущий против течения.

Великий китайский философ и просветитель Конфуций родился в 550 г. до н. э. в эпоху сражающихся царств и нескончаемых междоусобиц. Его учение отразило накопившуюся в народе жажду законности и порядка. Гуманистическая сущность конфуцианства вступила в противоречие с феодальным деспотизмом императора Цинь Шихуана — строителя Великой китайской стены. В 213 г. до н. э. он приказал сжечь все сочинения уже умершего Конфуция и живьем похоронить 420 его последователей.

При следующей династии Хань конфуцианство было провозглашено государственной идеологией и оставалось ею двадцать веков, за исключением периода «культурной революции». Стать чиновником в Китае мог лишь человек, прошедший открытый конкурс на знание конфуцианских текстов и умение применять их идеи при решении жизненных проблем. Конфуцианцы считают, что выполнение норм и правил предписанного поведения должно быть видно со стороны. Они обозначают связанные с этим приметы иероглифом «ли» (ритуал), который служит отправной точкой образа жизни. Его координатами являются иерархия и гармония.

Стержнем конфуцианства являются проблемы управления государством, отношения между людьми в семье и обществе, нормы нравственности и морали. На упрек о том, почему он в своем учении ничего не говорит о загробной жизни, Конфуций отвечал следующим образом: пока люди не научились правильно относиться друг к другу в этом мире, то какой смысл рассуждать о мире потустороннем?

Согласно конфуцианству мир человека резко отличается от мира природы, в котором господствует строгая иерархия. По такому образу и подобию должен строиться и мир человека. Природные законы представители этого учения называют дао (божественный путь) или тиан дао. Непосредственно миром человека они не управляют. Поэтому разрабатываемые человеком правила поведения должны быть в гармонии с природными законами.

Конфуций и его последователи считали, что различия общественного положения людей в иерархически организованном обществе должны рассматриваться как проявление высшей в мире гармонии и потому должны неукоснительно соблюдаться.

Конфуцианцы по своей сущности являются рационалистами и прагматиками. В целом китайское право отличается своим мировоззренческим подходом к праву. Если весь мир является гармонией космоса, земли и человека, то люди должны следовать естественному порядку. Конфуцианство породило устойчивую веру в соблюдение нравственно-религиозных правил и пренебрежение к праву как «внешнему принуждению».

В понимании китайцев право не считалось фактором порядка и символом справедливости. Оно — орудие произвола, фактор, нарушающий нормальный порядок вещей. Добропорядочный гражданин не обязан был уважать право и даже думать о нем: его образ жизни должен был исключать любые правовые притязания и всякое обращение к правосудию. В своем поведении человек должен руководствоваться не столько юридическими мотивами, сколько стремлением к гармонии и миру. Согласительные процедуры ценнее правосудия. Конфликты следует гасить путем посредничества, а не решать правовым путем.

По этому поводу Конфуций утверждал: «Если люди управляются по правовым нормам и дисциплинируются наказанием, то они будут беззастенчиво искать пути, чтобы обойти и то, и другое. Если же они будут управляться добродетелью и дисциплинироваться традициями, то они познают стыд и будут вести себя по справедливости».

Организация ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) учредила Международную премию Конфуция. С 2006 г. она будет присуждаться государственным учреждениям, неправительственным организациям и отдельным лицам за выдающийся вклад в дело народного просвещения.

Легисты, в отличие от конфуцианцев, считали, что все люди равны перед законом. Правильного социального поведения нельзя добиться только одним философским учением. Оно должно обязательно регламентироваться суровым наказанием в виде применения мер принуждения со стороны государства. Поэтому общественная жизнь должна регулироваться нормами позитивного права. Если конфуцианцы считают, что порядок в обществе обеспечивается ритуальным правилам в силу добровольно признаваемой иерархии, то у легистов другая точка зрения.

Правила поведения действуют в отношении всех в одинаковой степени. Устанавливаемый государством закон не должен делать исключений в отношении избранных «как линейка не сгибается, чтобы измерить изогнутые предметы». Если монарх хочет, руководствуясь законом, эффективно и справедливо управлять страной, то для этого его необходимо обнародовать и исполнять. Закон должен «иметь ясный смысл» и быть обязательно известен всем. Правовые нормы должны быть стандартными и устойчивыми — считали легисты. Они не принимают конфуцианскую концепцию произвольного саморегулирования мира. В основе их идеологии возможность построения хорошо организованного общества при доминирующей роли государства.

Подчеркивая безусловную роль государства в регулировании общественных процессов, представители этого учения позволяли делать образные сравнения. «Мудрец может сразу же принять умное решение, но он всегда спросит мнение старцев. Можно ровно обтесать кривое полено, если линейка точная; можно выровнять землю, если уровень плоский; можно точно и правильно взвешивать, если есть весы; можно точно измерять объем, если очень хорошая мерка».

Провозглашение в Китае республики (1911 г.) дало толчок кодификации. Гражданский, Земельный и иные кодексы (20 — 30 гг.) готовились по образцам европейских законов. Следующий этап — провозглашение в 1949 г. КНР, когда отменяются ранее действовавшие законы и создаются новые, реорганизуется система судов. С конца 60-х годов наступает период «культурной революции», когда вновь отбрасывается принцип законности. С середины 70-х годов провозглашается и более двух десятилетий проводится курс на правовую регламентацию. Стратегия особого пути Китая выражается в сохранении многих институтов и норм традиционного права.

Япония

В Японии идеи права заменялись политико-этическими нормами: послушание низших слоев — высшим, вассалов — сюзерену, личным предписаниям феодалов и военных.

Особую роль играли и до сих пор играют правила «внешне-приличного» поведения — уступчивость, примирение, доброжелательность, патернализм. Саморегуляция и самоопределение почитаются очень высоко.

Японская правовая система испытала на себе влияние западного и американского права. Здесь существуют такие отрасли права, как конституционное, административное, гражданское, торговое, уголовное, гражданско-процессуальное, уголовно-процессуальное, право социального обеспечения и др. Законы, договоры и иные акты являются источниками права.

Социалистическая (российская) правовая семья

С начала 30-х годов и до конца 80-х годов XX столетия советское право, являясь по своей сути формой выражения советского законодательства, относилось к семье социалистического права. Взгляды на специфику современной правовой системы Российской Федерации в науке носят дискуссионный характер. Некоторые авторы считают, что правовая система России не является составной частью романо-германской правовой семьи, потому что у нее «больше своих собственных, свойственных только ей одной, специфических черт. «.

Такая позиция безусловно заслуживает одобрения. Она подчеркивает самобытность и обособленность путей дальнейшего развития российского законодательства в условиях рыночной экономики, ее направленность на создание необходимых предпосылок для формирования гражданского общества.

Высказывается и другая точка зрения о том, что современное российское право по своему содержанию в силу естественных причин пока носит двойственный характер. На сегодняшний день оно еще не до конца освободилось от характерных особенностей «социалистического прошлого» и не в полном объеме приобрело черты новой родовой принадлежности к романо-германскому праву.

По нашему мнению, отнесение национальной правовой системы к какой-либо конкретной правовой семье не исключает признания за ней права оставаться обособленной, уникальной и самостоятельно определяющей пути своего исторического развития в рамках складывающихся мировых тенденций.

Исследователи предъявляют 6 требований к членам романо-германской правовой семьи: методология права, инфраструктура права, структура процессуального права, правовая идеология, правовая культура, правовое государство.

Романо-германская правовая семья, являясь самой древней западной правовой системой, имеет ряд отличительных родовых особенностей:

  • содержит многие атрибуты римского частного права (институты, концепции, приемы, лексика, структура материального права. );
  • доктринальный характер и логичность;
  • кодифицированность основных отраслей материального и процессуального права;
  • разделяет материальное право на частное и публичное, признавая принцип дуализма частного права;
  • соблюдается принцип первичности частного права по отношению к публичному, а также материального права по отношению к процессуальному;
  • основным источником права признается нормотворчество государства, а судебный прецедент рассматривается лишь как вспомогательный источник;
  • наряду с соблюдением принципа верховенства закона действует и принцип этатизма — признание и усиление ведущей роли государства в обществе;
  • в государствах, относящихся к этой правовой системе, имеется несколько видов судов высшего звена (во Франции три — Верховный суд общей юрисдикции, Верховный административный суд, Верховный конституционный суд; в Германии — шесть. );
  • действует система административного контроля министерства юстиции над судами (аттестация судей, контроль за кадровой политикой судов, осуществление программ по повышению квалификации судей. );
  • структура юридической профессии предполагает деление на восемь горизонтальных ветвей: судья, адвокат, юрисконсульт, частнопрактикующий юридический советник, прокурор и подчиненные ему следователи, ученые и преподаватели.

Российскому праву, а значит, и законодательству еще предстоит пройти определенный отрезок пути по дальнейшему реформированию, направленному на очищение права от остатков правовой идеологии социалистического права, приближение уголовного процесса к современному континентально-европейскому стандарту, достижение уровня европейской правовой культуры и построение подлинно правового государства.

Представляется необходимым преодоление оставшейся части дистанции. Стремление России быть полноправным членом мирового сообщества обязывает ее соответствовать общепринятым международным стандартам во всех сферах жизнедеятельности. В первую очередь это относится к процессу формирования качественно нового законодательства, а значит, и реформирования правовой системы.

Источник

Adblock
detector