Меню

Как россии не стать страной третьего мира

Новое в блогах

5 признаков того, что Россия — страна третьего мира. И такой она стала при сегодняшнем президенте.

Пропагандисты всячески стараются нам доказать, что Россия — сверхдержава. Действительно, если бы все ресурсы вкладывались в Россию, то мы обогнали США и Китай вместе взятые по уровню развития. Но власть работает на вывоз ресурсов и денег из страны. И Россия, по уровню жизни давно скатилась до уровня вечно воюющей Африки.

Я выделил пять признаков того, что страна не развивается, а стагнирует. И превращается в страну третьего мира…

ПРИЗНАК 1. Обнуление президентских сроков.

После знаменитых «терешковских» поправок, мы вошли в «престижный» клуб стран, в которых уже обнуляли президентские сроки. Это Буркина-Фасо, Бурунди, Перу, Сенегал, Боливия, Венесуэла, Египет, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Надо отметить, что чаще всего ничего хорошего после этих «обнулений» страны не ждало, а строй всё больше начинал напоминать феодальный. По целому ряду признаков Россия куда ближе к странам Латинской Америки, чем к развитым странам, с которыми запутинцы так любят нас сравнивать.

ПРИЗНАК 2: Высокий уровень коррупции.

В России коррупция стала едва ли не главной государственной скрепой. Никому кроме гражданских активистов и ФБК, похоже, не интересно, откуда у российских чиновников все эти миллиарды, зарубежная недвижимость, майбахи и яхты. Чиновники даже не считают нужным что-либо опровергать. Ведь всё это «какой-то компот». Наглядно этот факт иллюстрирует позиция России в рейтинге наименее коррумпированных государств от Transparency International. Наша страна делит 137-ую строчку рейтинга с Доминиканской Республикой, Кенией, Либерией, Ливаном, Мавританией, Папуа—Новой Гвинеей, Парагваем и Угандой.

ПРИЗНАК 3: Слабая экономика.

Несмотря на все планы и заверения властей, фразы о том, что «нет времени на раскачку» и прочие бодрящие моменты, экономика России остаётся преимущественно сырьевой. Есть вероятность того, что коронакризис сильно пошатнет позиции малого и среднего бизнеса. При этом государство помогает преимущественно так называемым «системообразующим компаниям», которые нередко являются госмонополиями. Россия занимает 50-ую строчку в мировом рейтинге конкурентоспособности, составленном Международным института управленческого развития. За год наша страна опустилась в рейтинге на 5 пунктов. Всего в рейтинге 63 страны, на последнем месте в нем Венесуэла. Выше России в этом рейтинге даже Казахстан — он занимает 42 строчку рейтинга. Не говоря уже о Эстония (28), Литве (31) и Латвии (41).

ПРИЗНАК 4: Все ресурсы у чиновников и силовиков.

За двадцать лет своего правления Владимир Владимирович рассадил по всем ключевым постам своих друзей, соратников по работе в питерской мэрии и дрезденской резидентуре. Крайне редко эти люди оказывались компетентными специалистами, куда чаще основные их достоинства — личное знакомство с президентом и бесконечная ему преданность. По-крайней мере, они всячески её проявляют. Практически все госконтракты заключаются с перспективой обогащения людей со связями в высоких кабинетах. Но баснословные прибыли идут не на развитие, как в бизнесе, а на яхты и дворцы. Правда, из-за необдуманных действия нацлидера сейчас даже сырьевые компании умудряются быть убыточными, так как вынуждены кормить тысячи «своих людей» и страдать от экономических санкций.

ПРИЗНАК 5: Продукция для стран третьего мира.

Возможно, вы могли заметить, что при почти полном отсутствии собственного производства, к нам завозится, мягко говоря, не самая качественная продукция. Очень наглядный показатель в этом плане — модельный ряд мировых автобрендов, имеющих представительства в Россию. К нам не зачастую не привозят многие интересные модели, зато у нас прекрасно продаются автомобили, разработанные специально для стран третьего мира. Например, у нас бешено популярны седаны Dacia Logan и кроссоверы Dacia Duster, продаваемые в России с шильдиком Renault. Сюда же множество бюджетных автомобилей от GM. Нередко эти модели даже не продаются в развитых странах. Но будут встречать вас в аэропорту практически каждой банановой республики…

Читайте также:  Экологические проблемы других стран

Мои оппоненты постараются возразить — у нас говорят крутое оружие, его покупают. Ну во-первых, не у нас, а у СССР, а разные поздние модификации не в счёт. А во-вторых, наличие перспективного вооружения почему-то не мешает развитым странам иметь развитую экономику и процветающий потребительский рынок. А у нас, уже толком армии нет. Курс же условно нашего правительства понятен — мы потихоньку сползаем в феодальный строй…

И абсолютно не понятно, что с этим делать…
Ваши варианты.

Красный комиссар

Источник

Без иллюзий: Россия превратилась в страну Третьего мира

По уровню социально-экономического неравенства мы находимся на уровне африканских государств

Уровень социально-экономического неравенства в России снижается, но все еще остается недопустимо высоким. Об этом в ходе дискуссии «Неравенство как барьер экономического роста» на Всемирном экономическом форуме в Давосе в среду, 22 января заявил бывший министр экономического развития Максим Орешкин. По его словам, богатые в России имеют на руках в 15,6 раза больше средств, чем бедные.

Орешкин считает, что глобальная ситуация с неравенством между странами за последнее время улучшилась за счет активного роста таких развивающихся экономик, как Китай и Индия. При этом глобальное неравенство сейчас находится на максимуме с 1930—1940-х годов. На сегодняшний день очень мало стран, в которых бы снижался внутренний уровень неравенства.

«Россия, слава богу, является одной из таких стран. Несмотря на то что у нас сохраняется недопустимо высокий уровень неравенства, начиная с 2012 года коэффициент Джини (измеряющий неравенство — ред.) в России плавно сокращается», — цитирует экс-министра РБК.

Хотя это происходит «недостаточно быстро и недостаточно сильно», но движение в правильном направлении есть, констатировал он.

Орешкин также выразил мнение, что исправить ситуацию помогли принятые в 2012-м майские указы президента по зарплатам в сфере образования и здравоохранения.

Напомним, 21 января стало известно, что Орешкин и еще 13 чиновников, входивших в предыдущий состав кабмина, покинут состав правительства. На давосском форуме, по словам самого экс-министра, он участвует «в качестве члена российской делегации». Модератор сессии Фёдор Лукьянов, открывая дискуссию, представил Орешкина как просто экономиста.

— Вообще существуют разные методики определения неравенства, — поясняет экономист, редактор телеграм-канала Politeconomics Хазби Будунов.

— Если рассматривать неравенство с точки зрения потребления, то в нулевые годы и до 2015 года потребление нижних слоев российского населения росло за счет роста доходов и потребительского кредитования. С точки зрения распределения доходов, неравенство нарастает. В целом реальные доходы россиян, по данным Росстата, падали несколько лет подряд. Свыше 70% финансовых и нефинансовых активов страны находится в собственности 5% граждан.

«СП»: — Орешкин считает уровень неравенства недопустимо высоким? Согласны? Где вообще границы допустимости?

— Действительно, неравенство доходов в нашей стране находится на очень высоком уровне, сравнимом со странами Африки. По индексу Джини неравенство в России находится на уровне в 38%-40%, считается, что такой уровень негативно влияет на экономический рост. В социальных европейских государствах индекс Джинни находится на уровне 20%-25%.

«СП»: — Орешкин отметил, что этот показатель в мировом масштабе достиг максимальных значений с 30−40-х годов XX века. Как на этом фоне можно говорить об улучшении?

— Вероятно, Орешкин имеет в виду снижение неравенства в 20 веке после Второй мировой войны. Благосостояние большинства народов мира, несомненно, увеличилось по сравнению с прошлыми эпохами. Однако после Великой рецессии 2008 года темпы роста мировой экономики даже не приблизились к докризисным. Неравенство усугубляется, нарастает социальное напряжение по всему миру.

Читайте также:  Европейские страны не имеющие морских границ

«СП»: — А насколько, по-вашему менялась ситуация в России за 30 лет капиталистического эксперимента?

— О результатах капитализма в России недвусмысленно говорят данные Bloomberg и NBER об изменении реальных доходов населения с 1989 по 2016 годы: реальные доходы нижних 50% населения упали за этот период на 20%, реальные доходы 1% увеличились на 429%.

«СП»: — Орешкина говорит, что в России ситуация потихоньку меняется, что переломить негативную тенденцию помогли принятые в 2012-м майские указы президента. Но они же по многим позициям не выполнены, и по некоторым данным, именно это стало причиной ухода медведевского правительства. Кстати, сам Орешкин в новое правительство не вошел, каким видится его будущее?

— Думаю, в какой-то мере национальные проекты оказали положительное влияние на экономику, по крайней мере, в период до 2015 года, когда цены на нефть были высокими. Выступая на Гайдаровском форуме 15 января, Максим Орешкин продемонстрировал приверженность прогрессивным экономическим взглядам. Но, конечно, не стоит ожидать от человека, занимавшего высокий пост, критику работы правительства. Скорее всего, как уже писали в СМИ, Орешкин станет помощником президента по экономическим вопросам вместо Белоусова. Думаю, он и дальше будет заниматься вопросами экономического развития страны.

— Орешкин является достаточно влиятельным представителем так называемых «системных либералов», поэтому за его будущее можно не беспокоиться, — продолжает разговор политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

«СП»: — Он утверждает, уровень социально-экономического неравенства в России снижается. Как-то не очень вяжется с тем, что мы видим вокруг.

— Орешкин говорит исключительно о коэффициенте Джини, который характеризует главным образом неравномерность распределения доходов. В этом отношении ситуация, скорее всего, действительно несколько улучшилась, поскольку части бюджетников подняли заработную плату, а доходы многих представителей малого бизнеса упали.

Но для социальной стабильности в России наибольшую угрозу представляет не неравенство доходов (хотя оно, как верно заметил Орешкин, остается недопустимо высоким), а концентрация национального богатства в руках относительно небольшой группы лиц, тесно связанных друг с другом.

Согласно тому же коэффициенту Джини, на который ссылается Орешкин, социально-опасными принято считать значения свыше 0,8. Если брать не распределение доходов (здесь у России коэффициент около 0,45), а неравномерное распределение богатства, то реальные показатели в России, скорее всего, близки к критическим значениям.

«СП»: — Можно ли согласиться с тем, что майские указы по зарплатам в сфере образования и здравоохранения помогли снизить уровень неравенства?

— Они помогли не исправить, а несколько улучшить ситуацию, снизив неравномерное распределение доходов. При этом, если брать не отдельные социальные группы, а население страны в целом, то доходы, как вынуждена была признать власть, даже несколько упали.

«СП»: — Каков ваш прогноз на будущее? Новому правительству удастся что-то изменить?

—Нет, принципиальные изменения возможны только в случае смены социально-экономического курса и системы распределения социальных благ. Добиться каких-то временных улучшений, может быть и удастся, но я бы не слишком полагался на это.

Политик, член Федерального Политического Совета «ПАРТИИ РОСТА», управляющий партнер инвестиционной группы «К5» Дмитрий Тарасов считает, что рост процента финансового распределения государственного бюджета, полученного с налогов, должен происходить сбалансировано. Тогда расслоение удастся сгладить.

«В наше время все преференции отдаются силовому сектору. К примеру, финансирование органов прокуратуры и следствия выросло на 20 миллиардов, почти на 20 процентов. На 6 процентов было повышено финансирование Росгвардии, на целых 242 миллиарда рублей. Суммарно на силовиков, госаппарат и скупку иностранной валюты правительство потратило 9,396 триллиона рублей, это 51% от расходов бюджета!».

Читайте также:  Профессиональная этика разных стран

«А теперь взглянем на социальные сферы: рост трат на образование с 2018 года составляет 0,2 процента, на медицину 0,7 процентов, на жилищную инфраструктуру 0,7 процентов. О чём это может нам говорить? О том, что правительству необходимо делать основной упор на ту сферу, где проблемы стоят острее всего», — говорит Дмитрий Тарасов.

Также Тарасов уверен, что: «ни одно государство и цивилизация в целом не придёт к процветанию, пока люди в нём не могут достойно пользоваться государственными благами».

Также и трансферы регионам попали под сокращение на 92 триллиона. Тарасов уверен, что сокращение происходит из-за того, что регионы не могут расходовать выделяемый бюджет по причине халатного отношения руководства к назначаемым проектам, распределению бюджетных средств, а также из-за отсутствия механизмов распределения бюджетных средств. На это, по мнению политика, влияют различные региональные особенности и практические трудности, которые не позволяют регионам должны образом выполнять свои обязанности.

По отдельным регионам показатели невыполнения «майского указа» о повышении заработных плат медицинским работникам оказались особенно высокими. «В пяти не самых отдаленных регионах в половине больниц вообще не выполнили майский указ о повышении заработной платы медицинским работникам, где заработная плата была ниже средней по региону. Это преступная халатность!», — считает Тарасов из «ПАРТИИ РОСТА».

Источник

Считается ли Россия страной третьего мира? Почему или почему нет?

На вопрос отвечает житель Евросоюза, поляк Nick Strusinski:

Самое первое и самое главное, что нужно усвоить, деление на страны 1-го, 2-го и 3-го мира давно изжило себя, ведь СССР больше не существует.

Тем не менее, чтобы дать ответ нужно четко разграничить и пояснить понятие каждого из «миров»:

Первый мир: богатые страны с высоким индексом человеческого развития – более 850 (считается очень высоким), развитыми политическими свободами, регулярно сменяющимися правительствами, обладающими как минимум двумя основными политическими силами, которые ведут борьбу за власть, а побеждает то решение, которое более всего подходит народу.

Страны первого мира могут похвастать прекрасной инфраструктурой, мощными социальными системами с большинством современных решений и технологий в большинстве своих сфер.

И последний важный фактор – уровень ВВП, который в среднем составляет порядка 14 000 $ в год.

Второй мир: страны с высоким или средним индексом человеческого развития – 700-850. Обладают как минимум базовой инфраструктурой, которая тем не менее находится не в идеальном состоянии. Обычно обладают не таким количеством политических свобод и «сильным» правительством, которые меняется не так уж и часто.

При этом население стран второго мира зарабатывает значительно меньше, чем даже самые бедные из стран первого мира.

Тем не менее, они все еще не имеют никакого риска для голода.

Средний заработок обычно в пределах 3 000 – 10 000 $ на душу населения.

Третий мир: в таких странах или полностью отсутствует или практически не развитая инфраструктура, крайне низкий ВВП, а индекс человеческого развития низкий или очень низкий, редко – средний.

С медицинской помощью все плохо, чаще всего базовой помощи попросту нет. Страх голода всегда нависает над населением. Экономический рост или крайне низок или отсутствует. Огромный уровень иммиграции.

Теперь, когда с этим разобрались, подводим итог: Россия – страна второго мира, которая предоставляет своим гражданам как минимум базовые блага, не боится голода, обучение доступно всем.

Тем не менее, с политическими свободами все не так уж и хорошо, уровень жизни ниже, чем в любой из стран первого мира, а огромные земли страны практически не развиты экономически.

Источник

Adblock
detector