Меню

Как проходит саммит стран

Тонкая нить надежды: как прошел климатический онлайн-саммит с участием Путина и Байдена

Одно из важных событий прошедшей недели – саммит по климату, к участию в котором президент Джо Байден лично пригласил Владимира Путин. При всей важности проблемы, основное внимание было приковано не к вопросам потепления или похолодания, а к тому, согласится ли вообще Путин, после всего того, что было сказано в его адрес Байденом, участвовать в этом мероприятии.

В саммите приняли участие лидеры сорока государств – даже формат G20 таким широким составом похвастать не может. Именно на полях климатического саммита, пусть и виртуально, впервые встречаются президенты России и Америки. Вместо Байдена крупнейший международный саммит открывает вице-президент США Камала Харис.

Организацией онлайн-саммита занимаются лучшие айтишники США, но чем дальше, тем больше накладок: связь с Кремлем появляется не сразу. Американский госсекретарь Энтони Блинкен растерянно надевает маску. Однако Владимир Путин невозмутим. Он быстро переходит к делу и дает понять: проблемы экологии, климата, глобального потепления для России важны.

«Вчера у меня было ежегодное обращение к Федеральному Собранию Российской Федерации, и в числе важнейших, в контексте социально-экономического развития, была поставлена задача существенно ограничить к 2050 году накопленный объем чистой эмиссии в нашей стране», – подчеркнул президент России.

Главное внимание на саммите, конечно, к ним, – лидерам России и США, стран, которые сейчас переживают не лучшую фазу отношений. Байден на Путина почти не смотрит: то отводит глаза, то опускает взгляд на свои документы.

Казалось бы, климатический саммит далек от геополитики, но если присмотреться, то на своей первой встрече Байден и Путин обсуждают одну из немногих тем – глобальное изменение климата.

За 30 лет Россия сократила вдвое только выбросы СО2. В основном, за счет ввода в эксплуатацию новых атомных станций. У нашей страны немало собственных экологических проектов, но открыта она и для международных.

После выступления Владимира Путина к онлайн-саммиту присоединяется спецпредставитель президента по вопросам климата Руслан Эдельгериев. Он уже детальнее объясняет: если мы будем теми же темпами сокращать выбросы, то уже к 2050 среднемировая температура снизится на 0.2 градуса, это и есть главное средство от глобального потепления.

Уже на следующий день после этой встречи Байден говорит то, чего в Белом доме от него едва ли ожидали.

«Меня воодушевило вчерашнее выступление Путина по поводу мирового сотрудничества в отношении углекислого газа. И США надеются на работу с Россией и другими странами над этим стремлением, над этим обещанием», – сказал президент США.

В эпоху, когда все вспоминают о временах Карибского кризиса, эти слова как тонкая нить надежды на то, что отношения двух держав все-таки удастся реанимировать. Косвенно это подтверждает и помощник американского президента по национальной безопасности Джейкоб Салливан. На этой неделе он созвонился с секретарем Собеза России Николаем Патрушевым и обсудил подготовку встречи Владимира Путина и Джозефа Байдена. Встреча лидеров пройдет уже в офлайн-формате. Предположительно летом, в Европе.

Источник

Путин не оставил камня на камне от позиций США и ЕС на климатическом саммите

Участие президента России Владимира Путина в климатическом саммите, организованном с подачи США, долгое время было под вопросом. Хозяин Белого дома Джо Байден еще 26 марта пригласил Путина на форум, но Москва подтвердила свое согласие только 19 апреля — за три дня до начала саммита и гораздо позже других глав государств.

Эта драматическая пауза наглядно показала, что Россия не спешит присоединяться к климатическому урегулированию в «американском формате». Ведь сама по себе повестка нынешних переговоров предполагала трибуну именно для президента Байдена. Он и организовал-то саммит для того лишь, чтобы иметь возможность заявить о политическом лидерстве США в борьбе с изменением климата и реанимировать этот процесс. Особенно после того, как Штаты вернулись в Парижское соглашение — договор между странами о мерах по снижению выбросов углекислого газа в атмосферу.

Читайте также:  Страны со статусом кво

Ситуация с Парижским соглашением в чем-то напоминает судьбу Договора о сокращении наступательных вооружений СНВ-III: без участия России в обсуждении климатической повестки неизбежно повисает вопрос: «А с кем мы вообще говорим?». Ведь без Москвы, а также Пекина ни вопрос ядерного разоружения, ни климатическая повестка никак не могут считаться глобальными — это будет лишь локальный «междусобойчик» западных стран.

С другой стороны, неучастие нашей страны в таком саммите явно обрадовало бы противников России, для которых полная внешнеполитическая изоляция Москвы — самый желаемый сценарий. К счастью, здесь наши антагонисты ошиблись — Москва пошла на спокойный диалог по вопросам изменений климата и борьбы с ними. Как следствие, в итоге восторжествовала идея, которую продвигает в последние годы именно наша страна: необходимо восстановить хотя бы минимальную степень доверия между главными державами, после чего разработать правила, которые позволят избежать как мелких региональных конфликтов, так и сползания к глобальной войне — холодной или горячей.

Столь взвешенный подход определяет необходимость переговоров о «неизбежных» вопросах: климатическая повестка, ядерное разоружение, борьба с международным терроризмом, контроль над ОМП и обычными вооружениями, насущные проблемы мирового экономического развития. Но переговоров со своих позиций — без некритичного принятия навязанной кем-либо повестки.

Что было сказано на саммите

Выступление Владимира Путина на климатическом саммите началось со смешного курьеза — президента России вывели на главный экран еще до окончания выступления президента Франции Эммануэля Макрона, прервав последнего.

Впрочем, несмотря на эту накладку, выступление Путина было встречено предельно благожелательно как участниками саммита, так и экспертами по климату. Все комментирующие отмечали, что российский президент осветил гораздо более широкую повестку для обсуждения, нежели была изначально предложена организаторами саммита — американцами.

В частности, российский президент подчеркнул, что на климат влияет множество факторов и что ставить во главу угла лишь узкую проблему выбросов углекислого газа, на чем изначально настаивал Вашингтон, — неправильно.

«Следует учитывать все без исключения факторы, вызывающие глобальное потепление. К примеру, на долю метана приходится 20% антропогенных выбросов. И каждая его тонна создает парниковый эффект в 25–28 раз больший, чем тонна СО2. Если бы, скажем, в предстоящие 30 лет удалось сократить эмиссию метана в два раза, то, по мнению экспертов, глобальная температура к 2050 году снизилась бы на 0,18 градуса», — отметил Путин.

Такое заявление российского президента не оставляет от подхода США камня на камне. Действительно, в отличие от углекислого газа, метан представляет собой ценное углеводородное сырье — и процесс снижения его антропогенных выбросов может быть организован без сложной и несправедливой системы «углеродных квот и налогов», за которую сегодня критикуют США развивающиеся страны. Улавливание метана разумно организовывать за счет ценности самого сохраненного природного газа — ведь его, опять же в отличие от углекислого газа, можно вновь легко запустить в экономический оборот.

Вторым важным заявлением российского президента стали слова о поддержке атомной энергетики. Говоря о существующем энергобалансе России, Путин отметил:

«Как результат, сейчас 45% нашего энергобаланса составляют низкоэмиссионные источники энергии, включая атомную генерацию. Уровень эмиссии парниковых газов атомными электростанциями на всем их жизненном цикле, как известно, почти нулевой».

Такой подход также практически полностью противоположен подходу стран Евросоюза и США, которые либо не имеют планов по развитию атомной энергетики, либо вовсе настаивают на полном запрете АЭС.

Это находит отражение и в новой климатической политике. В частности, в концепции водородной энергетики ЕС отдельно прописано, что водород, который будет получен с помощью энергии, произведенной на АЭС, будет иметь особую, «желтую» маркировку — отличающуюся от «зеленой», подразумевающей использование энергии солнца, ветра или ГЭС. Как следствие, атомная энергетика сознательно ставится в отдельный «загон», хотя, с точки зрения влияния на выбросы парниковых газов, атомные станции гораздо экологичнее, чем любые «зеленые» источники.

Читайте также:  Процент оправдательных приговоров по странам мира

Куда идут Россия, США и весь мир?

«Хотел бы еще раз подчеркнуть, что Российская Федерация искренне заинтересована в активизации международного сотрудничества с тем, чтобы продолжить поиск действенных решений проблемы изменения климата. Как, впрочем, и всех других острых глобальных проблем», — резюмировал свое выступление Владимир Путин.

Таким образом, ясно, что наша страна готова присоединиться к глобальному климатическому урегулированию, но только на своих условиях и с учетом нашего голоса. Ровно такие же условия, что было ожидаемо, высказали и другие незападные участники саммита. Например, Китай заявил, что пока он будет только наращивать выбросы парниковых газов: Пекин стремится достигнуть пика по ним к 2030 году, а так называемой углеродной нейтральности добиться лишь к… 2060 году!

Надо сказать, что понятие «углеродной нейтральности» также получило широкое обсуждение в выступлениях на саммите. Ряд развивающихся стран вслед за Россией подвергли критике формальный подход США, заключающийся в тривиальном учете выбросов углекислого газа той или иной страной без учета иных факторов, включая обратное связывание углерода, например, лесами или болотами. Такие страны прямо поставили вопрос о механизмах стимулирования развивающихся стран в вопросах охраны природы и развития «безуглеродной» экономики.

Между прочим, этот подход был представлен не только развивающимися странами. Скажем, президент Франции подчеркнул, что в рамках борьбы с климатическими изменениями необходима полная трансформация финансовой системы, а устойчивые достижения на этом пути невозможны без применения принципа социальной справедливости. А премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, который сегодня отвечает за проведение очередной конференции ООН по климату, заявил, что ведущие страны должны давать доступ к технологическим преимуществам всем желающим, поскольку это необходимо для защиты климата. По его словам речь должна идти не просто о красивой политкорректной картинке, а о реальной защите рабочих мест в странах, попавших в трудные экономические условия.

Словом, те, кто пытаются представить прошедший климатический саммит как «безусловный триумф» новой американской администрации, сильно ошибаются. Позиция России, Китая, стран «третьего» мира и части «диссидентов» в западных странах хотя и совпадает в главных целях с климатической декларацией США, однако отличается от нее в существенных деталях — вплоть до полной противоположности.

Как следствие, 26-я Конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата, которая пройдет этой осенью в Глазго, никак не будет прогулкой по «заранее проложенной дороге made in USA»: скорее она станет еще одним непростым разговором о климате.

Источник

Кто заказывает погоду

Климатическая повестка остается одним из главных внешнеполитических коньков, который прочно оседлала новая администрация США во главе с демократом Джозефом Байденом. Едва став президентом, Байден в первый же день подписал указ о возвращении Вашингтона в Парижское соглашение по климату, из которого его предшественник Дональд Трамп вышел в 2017 году (по его мнению, это соглашение вело к утрате 2,7 миллиона рабочих мест в США).

Организованный Вашингтоном в короткие сроки представительный саммит по климату с участием генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша — яркий пример далеко идущих устремлений новой администрации, хором пишут западные СМИ. «Байден стремится возвестить о том, что США вернулись на авансцену в международных делах — от вопросов окружающей среды до прав человека и глобальной безопасности», — отметила газета The Washington Post. Впрочем, продемонстрировать для этого лишь организаторские способности — установить круглый стол и по очереди выводить на огромный экран перед ним выступления мировых лидеров — явно недостаточно. Понимая это, Байден в четверг объявил о намерении США сократить выбросы парниковых газов вдвое к 2030 году, а к 2050 году и вовсе выйти на «нулевой уровень» загрязнения атмосферы. «Наш план по чистой энергии создаст миллионы хорошо оплачиваемых рабочих мест, входящих в профсоюзы, а также обеспечит экономическую конкурентоспособность и улучшит здоровье и безопасность населения по всей Америке «, — утверждал глава Белого дома. При этом комментаторы в самих США сразу выразили сомнение, что столь амбициозная цель достижима в условиях нынешней политической поляризации в стране: демократы контролируют лишь половину сената и настроенные преимущественно негативно к «зеленой повестке» республиканцы могут серьезно осложнить законодательные инициативы Байдена по радикальной декарбонизации американской экономики.

Читайте также:  Молдова кто правит страной

С другой стороны, в памяти международного сообщества жив не только волюнтаристский пример Дональда Трампа, покинувшего Парижское соглашение по климату. Еще раньше, в 2001 году, другой президент-республиканец Джордж Буш-младший отказался исполнять условия Киотского протокола от 1997 года (сенат США также не стал ратифицировать этот ограничивающий выбросы парниковых газов документ из-за возможного ущерба национальной экономике). С учетом таких зигзагов Вашингтона, а также двух непредсказуемых электоральных циклов в США до 2030 года, к пафосным обещаниям 78-летнего Байдена следует отнестись с известной долей скепсиса.

Между тем именно США и Китай являются двумя ведущими странами мира, больше всего загрязняющими атмосферу углекислым газом. В этой связи от принявшего участие в саммите председателя КНР Си Цзиньпина также ждали заявлений о конкретных шагах Поднебесной (на которую приходится около 30 процентов мировых выбросов CO2) по пути декарбонизации. Однако китайский лидер в своем выступлении ограничился выражением приверженности «зеленому развитию» и заявил о необходимости обеспечения «гармонии человека и матери-Земли». «Развитые страны должны усилить свои планы и действия по борьбе с изменением климата, а также принять конкретные меры по оказанию помощи развивающимся странам в ускорении их перехода к зеленому и низкоуглеродному развитию», — отметил Си Цзиньпин.

К слову, буквально на минувшей неделе спецпосланник президента США по климату Джон Керри, изрядно поколесивший за последний месяц по миру (побывал в Индии, Южной Корее, Бангладеш и ОАЭ), доехал и до Китая. И из Шанхая заявил о сотрудничестве двух стран по климатической повестке. «Соединенные Штаты и Китай привержены взаимодействию друг с другом и другими странам для борьбы с изменением климата», — отмечается в распространенном 17 апреля совместном американо-китайском заявлении. Правда, помимо общих деклараций о приверженности основным целям Парижского соглашения никакой конкретики в этом документе нет. Между тем согласно западным оценкам для достижения «углеводородной нейтральности» Китаю необходимо в ближайшие годы закрыть почти 600 работающих на угле электростанций, и пойдет ли Пекин на такие чувствительные для своей экономики шаги, — вопрос открытый. В целом же проходящий 22-23 саммит апреля не предполагает ни принятия на себя его участниками каких-либо новых обязательств, ни проведения главами государств двусторонних встреч.

Стартовавший климатический саммит совпал по срокам с отъездом американского посла Джона Салливана из Москвы, которому ранее российские власти рекомендовали отправиться домой на консультации. «Надеемся, что американский посол с пользой проведет время в Вашингтоне и будет сфокусирован на консультациях со своими административными структурами, которые курируют вопросы двусторонних отношений с Россией для того, чтобы каким-то образом сформировать позицию, которая позволит далее не заводить двусторонние отношения в тупик», — заявила в этой связи официальный представитель МИД России Мария Захарова

Источник

Adblock
detector