Меню

Этнические отношения японии со странами соседями

Этнические отношения японии со странами соседями

Принято считать, что Япония является одной из самых однородных по населению стран мира: основная нация – японцы – составляет более 99 процентов жителей. Подавляющее большинство японцев считает свою расовую однородность, «чистоту» нации главным достоянием. Многие фразы начинаются со слов: «Мы, японцы…». Островное положение, долгое время служившее естественной географической изоляцией, легло в основу комплекса национально-психологических особенностей, получивших название японского этноцентризма. Одним из основополагающих элементов этого понятия является идеологическая школа «когаку«, которая оказала большое влияние на мировоззрения и ценностные ориентации японцев. Все это заложило фундамент веры в превосходство японской нации над другими (вне зависимости, проживают ли их представители в самой Японии либо за её пределами). В результате в японском обществе сложилось представление об иностранцах как о чужеродном элементе, не способном понять её культуру и особенности.

Японский этноцентризм наиболее наглядно представлен в понятиях «ýчи» (свой) и » сóто» (чужой). На поведенческом уровне психологические установки проявляются в снисходительно-пренебрежительном отношении к иностранцам, с которыми японец может вести себя так, как никогда не поступит с «ýчи» – то есть со своим. В настоящее время в Японии проживает полтора миллиона иностранцев, не имеющих японского гражданства. К ним относятся две наиболее крупные этнические общины – корейцев и китайцев, в основной своей массе перевезенных в страну в качестве чернорабочих в годы второй мировой войны, а также прибывшие в период экономического бума выходцы из стран АТР: филиппинцы, вьетнамцы, тайцы, бирманцы. Значительную часть неграждан Японии также составляют потомки японцев, которые вернулись на историческую родину после эмиграции в страны Латинской Америки. Причиной послужил кризис перенаселенности в Японии в первой половине двадцатого столетия.

Несмотря на откровенную дискриминацию в отношении лиц, не имеющих японского гражданства, занятых, как правило, на работах «трех К» (кицуй – тяжелая, китанай – грязная, кикен – опасная), их статус определен постоянным или временным пребыванием в стране. Для них издается более 40 периодических изданий на 11 языках, имеются специальные радио- и телепрограммы.

Положение 14-й статьи японской конституции гласит, что «все люди равны перед законом и не могут подвергаться дискриминации в политическом, экономическом и социальном отношениях по мотивам расы, религии, пола, социального положения, а также происхождения». В то же время другие законодательные акты закрепляют их положение на уровне «людей второго сорта», фактически противоречив Конституции. В соответствии с Законом о статусе резидентов, постоянно проживающие на территории Японии этнические корейцы, китайцы, и другие меньшинства, даже те из них, которые были привезены в страну на принудительные работы в период второй мировой войны, не имеют японского гражданства и вынуждены ежегодно проходить перерегистрацию по месту жительства в так называемом списке резидентов. До настоящего времени ни они, ни их дети не принимали участия в выборах, несмотря на то, что платят налоги наряду с гражданами Японии.

Официальная политика японского руководства отмечена традиционным стремлением к ограничению иммиграции. Одной из причин подобного ограничения обозначена затруднительность поддержания общественного порядка в стране.

Средствами массовой информации искусственно насаждается идея о том, что «гайдзин» (иностранцы) агрессивны по своей природе и поэтому склонны к совершению преступлений. Эта теория подкрепляется данными официальной статистики, причем информация заведомо искажается не в пользу иностранных мигрантов. Так, по данным Белой книги Главного полицейского управления Японии., в течение последних 10-ти лет преступность среди иностранцев, приехавших в Японию на заработки, возросла в 7 раз. Зачастую, преступления, совершаемые иностранцами, сводятся к нарушению правил визового режима. Так, несмотря на заявления некоторых японских официальных лиц об угрозе китайской организованной преступности, исследования дают другие результаты: из общей численности китайских иммигрантов 77 тыс. являются студентами и 2 тыс. – профессура и представители научной интеллигенции. Показательно также, что судьи склонны выносить более строгие приговоры неяпонцам.

Читайте также:  Таможенный союз как форма экономической интеграции стран

Положения семейного кодекса также ущемляют права неяпонцев. Так, этнические корейцы и китайцы не имеют право проходить регистрацию под своей (неяпонской) фамилией, жены обязаны взять фамилию мужа, хотя это не соответствует корейской национальной культурной традиции. Даже вступление в брак с японцем не меняет статуса резидента.

В Японии все члены семьи заносятся в бланк регистрации резидента, где имена супругов-неяпонцев и их детей не указываются. В соответствии с японским законодательством иностранцы обязаны зарегистрироваться индивидуально. Они получают документы, которые служат официальным удостоверением личности с регистрацией места жительства. В них содержится упоминание о браке с гражданином Японии, но отсутствует ссылка на состав семьи. Недавно министерство общественного управления, внутренних дел, почт и телекоммуникаций Японии выпустило циркуляр, в котором местным властям рекомендуется по запросу заинтересованной стороны включать имя супруга-иностранца в раздел дополнений бланка регистрации. Однако руководство многих префектур отказывается следовать рекомендациям этого министерства, предпочитая использовать раздел дополнений по собственному усмотрению.

В Японии отсутствует система, при которой иностранец получает статус резидента автоматически по прошествии определенного срока, невзирая на семейный статус. По действующему законодательству, судебного разбирательства можно избежать если иностранец подает заявление на право постоянного проживания в Японии до развода. Так, неяпонцы, прожившие в стране более 10 лет или свыше 3-х лет состояли в браке с японцем имеют право на получение статуса резидента, проживающего на постоянной основе, при условии, что они не совершали преступлений и могут содержать семью. Однако в действительности прошения подобного рода многих выходцев из стран Азии отклоняются.

Жесткие законодательные ограничения распространяются также на систему социального обеспечения неяпонцев. Иностранцы не имеют права отстаивать свои интересы в органах соцобеспечения и по защите прав человека. Чтобы получить общенациональную медицинскую страховку, иностранец должен проживать в Японии не менее 1 года, что не распространяется на нелегальных иммигрантов. Иностранцы с просроченной визой и не имеющие средств к существованию не могут получать социальные пособия на случай болезни.

Неприятие японцами граждан других стран проявляется и на уровне межличностного общения. Коренные японцы считают интернациональные браки незаконными, а детей – незаконнорожденными.

Решение о депортации противоречит положению конституции, которое запрещает разделение членов семьи. Однако японская система такова, что супруги равны в браке, но не после развода, что фактически служит препятствием для вступления в интернациональный брак. Имеются прецеденты, когда в суд обращались женщины-иностранки, состоявшие в браке японцами, в отношении которых иммиграционные службы первоначально принимали решение о депортации.

Особый интерес представляет социально-правовое положение коренной народности японских островов – áйнов. Несмотря на то, что айны законно проживают на своей исторической родине, эта малочисленная народность фактически утратила свой язык и культуру, значительно более древние, чем собственно японские.

Предметы материальной культуры дают основания предполагать, что древнейшее население японского архипелага в основной своей массе составляли айны. Хозяйство их базировалось на охоте, рыболовстве, лесном и прибрежном собирательстве. На острове Хоккайдо к айнам примешивались выходцы с восточного побережья азиатского материка. Предки современных японцев проникли на японские острова через Корейский пролив с юга Корейского полуострова.

Читайте также:  Конфликты россии с другими странами за все время

Вытеснение айнов на север архипелага проходило в течение многих веков. К 7-му столетию между народами сложился некий рубеж, гарантировавший равновесие двух цивилизаций. В дальнейшем по мере укрепления мощи японского государства все бóльшее значение приобретали освоение новых территорий и покорение аборигенов, и к 16-му веку айны оказались вытеснены на остров Хоккайдо, куда со временем стали проникать и японцы. В 1604 г. на юге этого острова было образовано княжество Мацумáэ, а спустя некоторое время был издан указ о политике по отношению к местному населению. Аборигенов следовало обучать японскому языку, приобщать к японским обычаям. Тем, кто хорошо работал, разрешалось брать японские фамилии и жить в домах японского типа, рекомендовалось заниматься сельским хозяйством. Во второй половине 19-го века был введен ряд запретов на традиционные обычаи айнов. Мужчинам не разрешалось носить серьги, а женщинам наносить татуировку на лицо.

В настоящее время айны живут в основном на юго-востоке острова Хоккайдо, занимаясь рыболовством и лесозаготовками. По укладу жизни и обычаям эта народность напоминает нанайцев, ульчей и других аборигенов материка. Сведения об их реальной численности фактически отсутствуют. По некоторым данным, айнов насчитывается не более 20 тысяч. Они отличаются от японцев, в том числе и внешне. Еще в 19-м — начале 20-го веков русские и европейские путешественники уделяли в путевых заметках особое внимание развитому волосяному покрову айнов, длинным густым бородам и усам, не характерным для японцев. Споры о происхождении айнов ведутся этнографами до сих пор.

В результате вытеснения айнов с лучших угодий, заселенных японскими колонистами, и вынужденного перехода к новому незнакомому типу хозяйства, айнская культура начала утрачивать свою самобытность. Еще в древности айны были знакомы с гончарным искусством, умели мумифицировать покойников и изобрели рецепт смертельного растительного яда, способного мгновенно умерщвлять медведя, но совершенно безопасного при употреблении мяса в пищу. Айнская мифология передавалась изустно, поскольку айны не имели своей письменности. Устные пересказы айнских мифов были впервые записаны европейскими миссионерами в конце 19 – 20-го веков. Тогда же и позднее был зафиксирован фольклор айнов и проведена его классификация. Однако до настоящего времени ни рассказы, ни поучения не издавались.

Существует гипотеза, что японский синтоизм берет свое начало в айнских верованиях, подразумевающих большое число божеств, живущих во всех предметах и явлениях мира. Японская этнография отрицает такую теорию, как и игнорирует отличительные этнокультурные особенности айнов.

Насаждение японского языка в прошлом привело к тому, что лишь старшее поколение сохраняет в домашнем быту айнский язык и некоторые специфические предметы утвари. Отсутствие собственной письменности послужило предлогом для отказа в создании национальных школ айнов, несмотря на компактное проживание этого этноса. Начавшееся в 17-м веке присвоение айнам японских фамилий привело к частичной утрате айнами национальной идентичности, чему во многом способствовало приобщение к японским ритуалам и традициям. Для части айнов, живущих в городах или вблизи городов, демонстрация старинной обрядности, национальных костюмов, утвари, продажа изделий народных промыслов туристам стали одной из важных статей дохода.

В апреле прошлого года японская газета «Джапан таймс» поместила статью о независимом телепродюсере из Токио, которому удалось организовать выпуск книги и компакт-диска с айнскими сказаниями. Иллюстрированное издание содержит 5 рассказов-поучений на айнском языке (с использованием латинского алфавита) и их переложение на японский и английский языки, а также обширное послесловие и грамматический комментарий. Здесь же затрагиваются такие социальные проблемы, как дискриминация айнов и ущемление их национальных прав. Рассказы свидетельствуют об издевательствах над айнскими детьми в японских школах, о запрете на лов лосося айнскими рыбаками, для которых рыба – основной продукт питания. В книге содержится множество фактов о притеснении айнов, высокомерном отношении к ним со стороны японцев.

Читайте также:  Этимология названий стран африки

Автор столкнулся с определенными сложностями при издании книги, что свидетельствует о замалчивания проблемы айнов в японском обществе.

Следует отметить, что национальная политика Японии в отношении проживающих на территории страны этнических групп всегда носила откровенно дискриминационный характер. Это проявлялось и продолжает проявляться не только в вопросе предоставления им гражданских прав, но и на уровне обыденно-житейского общения. Одним из наиболее устойчивых стереотипов японского массового сознания остается идея о необходимости сохранения чистоты нации. Наиболее точно она была сформулирована премьер-министром Японии Ясухиро Накасонэ, который указал, что «интеллектуальный уровень Америки ниже японского, поскольку там любят черных, мексиканцев и пуэрториканцев. Одной из психологических основ бытующего пренебрежительного отношения японцев к неяпонцам является утверждение, что иностранец никогда не сможет понять японцев, а вот японцы способны изучить иностранцев – надо только хорошо потрудиться. В немалой степени формированию этого стереотипа способствовало успешное заимствование Японией передовых западных технологий под девизом: «Японский дух – западные технологии».

Сейчас в Японии все чаще говорит о необходимости консолидации общества. Однако снятие дискриминационных ограничений в отношении этнических меньшинств могло бы привести к росту их национального самосознания, что неизбежно вызовет всплеск межэтнических противоречий. Одной из причин сохранения нынешнего положения в отношении национальных групп, проживающих на территории Японии, является стремление политической верхушки использовать утверждение об «особой чистоте японской нации». Это, по мнению японских властей, крайне важно в условиях нынешней экономической депрессии и сопутствующих ей негативных социальных явлений (безработицы, аполитичности, кризиса доверия власти). Используя идею однородности японской нации, политики надеются избежать таких крайних форм социальной нестабильности, как межэтнические конфликты, антиправительственные выступления малоимущих групп населения, неконтролируемые националистические акции, направленные на изгнание из страны более дешевой иностранной рабочей силы.

Снятие дискриминационных ограничений в отношении айнов, восстановление их языка и культуры, открытие национальных школ способствовало бы росту их национального самосознания. Однако в таком случае это могло бы привести к созданию национальной автономии в местах компактного проживания этого этноса на острове Хоккайдо, необходимости представительства айнов в законодательных и исполнительных органах власти и т.д. Политическая элита Японии крайне не заинтересована в таком развитии событий, поскольку это означало бы отказ от тезиса о национальной идентичности японцев и однородности японского общества.

Стоит также отметить, что широкое проникновение в японское общество образцов массовой культуры Запада, в первую очередь через средства массовой информации, неизбежно послужило размыванию традиционной культуры Японии. Изменение многих сторон жизни на основе заимствованного извне опыта породило некоторую дисгармонию в социально-психологической сфере. Элементы ныне протекающего в Японии социально-культурного кризиса неизбежно вызвали негативную реакцию общества, что привело к росту национализма, который получает всё бóльшее распространение среди молодежи. Это, в свою очередь, сопровождается ростом уверенности в превосходстве японского общества и определенным презрением к другим этническим группам.

Все эти аргументы дают основание считать, что статус высокоразвитой и культурной державы не гарантирует отсутствие либо устранение уже имеющейся дискриминации в отношении национальных меньшинств. В настоящее время в Японии проблема налаживания межэтнических отношений откладывается на долгосрочную перспективу.

Источник

Adblock
detector