Меню

Энергетическая безопасность стран экспортеров

9. Международная энергетическая безопасность

Самым прочным элементом международных соглашений по-прежнему остаётся бумага.
— Питер Устинов

Рассказывают интересную историю про маршала Луи Лиоте, первого французского генерал-резидента в Марокко. Однажды он обратил внимание своих подчинённых на то, что люди будут гораздо меньше страдать от жары, если вдоль дорог посадить деревья. Те возразили, что результат от этого будет только лет через 30 или 50. На что маршал ответил: «Именно поэтому начинать сажать деревья нужно немедленно».

Проблема энергетической безопасности возникла, хотя и не в столь глобальном масштабе, как сегодня, достаточно давно. Ещё накануне Первой мировой войны Уинстон Черчилль принял историческое решение о замещении угля нефтью в качестве топлива для кораблей Британских ВМС, опираясь на импортные поставки нефти из Персии. Со времени принятия Черчиллем этого решения тема энергетической безопасности неоднократно возникала в качестве важнейшей проблемы, а в последние десятилетия она находится в центре внимания мирового сообщества.

Сейчас человечество потребляет в год 4*1017 кДж энергии, а население Земли составляет более 6.7 миллиардов человек. Энергетические потребности покрываются за счёт невозобновляемых ресурсов, запасы которых рано или поздно будут исчерпаны. Энергетика при сохранении существующих темпов роста и с учётом возможного открытия новых месторождений обеспечена рентабельными энергоресурсами всего на 70-100 лет.

Мир движется к острейшему энергетическому кризису, который начнёт ощущаться уже в 2010 году и может помешать восстановлению мировой экономики. Об этом заявил главный экономист Международного энергетического агентства доктор Фатих Бироль в интервью газете Independent. По его словам, большинство крупных нефтяных месторождений мира прошли пик производства, и их запасы быстро истощаются. Разведанные месторождения содержат в себе 1186 миллиардов баррелей, а мировая добыча нефти составляет в среднем 88 миллионов баррелей в день.

По мнению ведущих учёных, в настоящее время открытие новых значительных месторождений нефти невозможно. Ограниченность запасов нефти в совокупности с прогнозируемым ростом мирового потребления энергии приведут в ближайшие 20-30 лет к существенным структурным и технологическим изменениям в топливно-энергетической отрасли, а затем и во всей мировой экономике. По этой причине современное определение безопасности включает в себя не только политический, военный, экономический, информационный, экологический аспекты, но и энергетический.

Международная энергетическая безопасность

Международно-правовое сотрудничество в сфере обеспечения энергетической безопасности начало активно развиваться после энергетических кризисов 70-х годов ХХ века, ставших поистине шоком для промышленно развитых стран. Коллективные действия многих стран привели тогда к созданию Международного Энергетического Агентства (МЭА). В отличие от других институтов международного права, сотрудничество государств в сфере обеспечения энергетической безопасности не основывается на формировавшихся столетиями обычаях, кодифицированных международно-правовых актах.

Термин «энергетическая безопасность» употребляется более чем в 30 международно-правовых актах, однако в международном праве отсутствует его точное определение. Энергетическая безопасность принципиально различна для стран — импортёров и для стран — экспортёров энергоносителей. Существует необходимость расширения международно-правовой нормативной базы в области обеспечения международной энергетической безопасности путём формирования основных понятий, принципов и норм и их закрепление в международном акте.

Энергетическую безопасность можно определить как состояние защищённости субъектов международного права от внутренних и внешних угроз в энергетической сфере, направленное на обеспечение эффективного, надёжного, экологически безопасного энергоснабжения в целях устойчивого развития международного сообщества.

Международная энергетическая безопасность — защищённость международного сообщества от энергетических кризисов, позволяющая с учётом интересов стран-потребителей, стран-производителей энергетических ресурсов, а также транзитных стран не допустить, своевременно устранить, минимизировать внутренние и внешние угрозы самостоятельному, устойчивому существованию и развитию государств.

Обеспечение международной энергетической безопасности — система мер, направленных на создание единого энергетического пространства с учётом интересов стран-потребителей, стран-производителей энергетических ресурсов, а также транзитных стран.
Ситуация на мировом энергетическом рынке характеризуется:

• увеличением разрыва между объёмами потребления и объёмами производства нефти и газа в экономически развитых странах;
• резким ростом энергопотребления в развивающихся странах на фоне низкой эффективности использования энергии;
• недостатком нефтеперерабатывающих и транспортных мощностей и ограниченностью дополнительных мощностей по добыче нефти;
• недостаточной «прозрачностью» мировой торговли нефтью;
• ростом инвестиционных потребностей мировой энергетики.
Существует необходимость создания специализированной международной организации в сфере обеспечения энергетической безопасности. Основным направлением деятельности этой организации должно стать обеспечение международной энергетической безопасности путём предотвращения и разрешения конфликтов в данной сфере, а также путём управления международным энергетическим потенциалом.

Деятельность организации должна быть сосредоточена на вопросах, связанных с формированием ресурсной базы, прогнозом спроса и предложения, прозрачностью рынка и его развития, инвестициями в энергетический сектор, безопасностью энергоснабжения, экологией и развитием новых технологий. Для этого необходимо достижение максимально широкого согласия стран, в качестве поставщиков или потребителей имеющих устойчивый доступ к энергетическим ресурсам. Ключевой целью обеспечения международной энергетической безопасности должно стать как поддержание энергетической ресурсной базы планеты, так и её справедливое распределение.

«Глобальная энергетическая безопасность» — саммит G8

Глобальная энергетическая безопасность стала темой номер один в повестке дня встречи лидеров «Большой восьмёрки» в Санкт-Петербурге в июле 2006 года. В число основных тем для обсуждения на саммите были включены:

• повышение прозрачности, предсказуемости и стабильности глобальных энергетических рынков;
• улучшение инвестиционного климата в энергетическом секторе;
• повышение энергоэффективности и энергосбережения;
• диверсификация видов энергии;
• обеспечение физической безопасности жизненно важной энергетической инфраструктуры;
• сокращение масштабов энергетической бедности.

По итогам состоявшегося саммита G8 был принят документ под названием «Глобальная энергетическая безопасность». Он основан на так называемых трёх «Э»: энергетике, экономике и экологии. Принятый документ охватывает все аспекты энергетической безопасности: в нефтегазовой сфере, в области альтернативных источников энергии, в области повышения энергоэффективности и развития инфраструктуры.

Сложившаяся глобальная структура мирового энергетического рынка никому не позволяет чувствовать себя комфортно, когда существует угроза дестабилизации всей энергосистемы. Пришлро время отойти от восприятия проблемы энергобезопасности как проблемы геополитической или сырьевой и говорить об энергобезопасности в технологическом, социальном и гуманитарном аспектах. Для обеспечения эффективного, надёжного и экологически безопасного энергоснабжения странам необходимо решить ряд серьёзных и взаимосвязанных проблем, таких как:

• проблема исчерпания запасов минерального топлива, особенно углеводородного;
• высокие и неустойчивые цены на нефть;
• возрастающий спрос на энергоресурсы;
• растущая зависимость многих стран от импорта энергоносителей;
• потребность в огромных инвестициях во все звенья энергетической цепочки;
• уязвимость жизненно важной энергетической инфраструктуры;
• проблема безопасности АЭС, угроза ядерного терроризма;
• экологические проблемы — нарастающее загрязнение окружающей среды и возможность катастрофического изменения климата Земли в результате парникового эффекта;
• политическая нестабильность, природные катаклизмы и иные угрозы.

Национальные стратегии опираются на конкретную ситуацию в той или иной стране в энергетической сфере: есть страны-производители и страны-потребители традиционных источников энергии, и есть страны, отдающие приоритет разработке и использованию новых, альтернативных источников энергии. Исходя из этого, государства по-разному оценивают свои возможности и риски, что отражается в их национальных энергетических стратегиях.

Человечеству предстоит осуществить научный и технологический прорыв на пути к эффективному освоению альтернативных источников энергии, включая такие направления энергетики, как водородная, термоядерная, солнечная, основанная на биотопливе, технологиях «чистого» угля, и другие. Новая энергетика может уже в самом недалёком будущем стать экологически безопасным и экономически эффективным источником обеспечения растущего спроса на энергию.

Важной составляющей энергетических стратегий является управление спросом на энергию — энергоэффективность и энергосбережение. Энергоэффективность — инструмент повышения конкурентоспособности экономики любой страны. Энергосбережение — это дополнительный источник энергетических ресурсов, которые могут быть полезно использованы. Снижение нагрузки энергетического сектора на природную среду и снижение уровня выбросов парниковых газов в атмосферу в результате сжигания топлива также являются важными задачами международной энергетической политики.

«Перспективы энергетических технологий 2006» — доклад МЭА

Прогнозы, опубликованные МЭА в докладе «Перспективы энергетических технологий 2006», свидетельствуют о том, что последние темпы улучшения энергоэффективности должны быть, по меньшей мере, удвоены, чтобы обеспечить реальный шанс для более устойчивого энергетического будущего. Подробный анализ указывает, что причины возросшего энергопотребления имеют глубокие корни, заключающиеся в амбициях потребителей относительно уровня жизни.

Усиленные меры необходимы во всех секторах для того, чтобы увеличивающийся спрос был перекрыт результатами внедрения энергоэффективных технологий. Правительства уже сейчас должны предпринимать действия по разработке и внедрению комплекса рыночных и регуляторных мер, в том числе жёстких норм и стандартов. Такие меры должны дополняться усилиями, направленными на снижение удельного уровня выбросов CO2 от производства электроэнергии посредством разработки более экологически чистых технологий.

С 1990 года улучшение энергоэффективности продолжает играть ключевую роль при формировании энергопотребления и тенденций выбросов CO2 в странах МЭА. К 2004 году, в результате таких улучшений ежегодные показатели энергосбережения достигли 16*1018 Дж, что эквивалентно избежанию выбросов 1,2 млрд.т. CO2 в атмосферу, и оценивается в 170 миллиардах долларов, сэкономленных на затратах на энергоресурсы.

МЭА рекомендует лидерам «Большой восьмёрки» внедрить комплекс мероприятий с целью существенного повышения энергоэффективности. Рекомендации МЭА касаются 25 сфер деятельности в 7 областях: межотраслевая деятельность; здания; бытовые приборы; освещение; транспорт; промышленность; системы электроснабжения. Выполнение рекомендаций МЭА по энергоэффективности может привести к колоссальной экономии энергии.

Читайте также:  Интересна история своей страны

Энергопотребление и устойчивое развитие общества

Особая роль информационного общества состоит в том, что оно является переходным от общества с неустойчивым развитием к устойчивой цивилизации. В информационном обществе находит своё завершение социально-технологическая модель, сформировавшая постиндустриальное общество, и начинается новая эра становления сферы разума. Постепенно будет решаться и проблема гармонизации взаимодействия с природой (как земной, так и космической) всего мирового сообщества.

В модели неустойчивого развития все различия в уровне развития стран связаны с экономикой. Именно это, одномерное экономическое измерение лежит в основе деления государств на развитые, развивающиеся и страны с переходной экономикой. При переходе к модели устойчивого развития, наряду с экономиическими критериями, в основу оценки уровня развития того или иного государства положены индикаторы состояния социальной сферы и развития экологической деятельности.

Таким образом, стратегическая цель обеспечения безопасного и устойчивого развития состоит в том, чтобы в условиях глобализации ограничить роль экономических показателей — ВВП и ВНП — при оценке благосостояния отдельных государств, а вместо них выработать другие критерии. Одним из главных мотивов реализации концепции устойчивого развития является преодоление различия между странами и народами в их возможности приобщения к материальным ценностям цивилизации, в том числе и к энергетическим.

Однако, при сохранении нынешней тенденции дробления мира по национальному признаку, устойчивое развитие на базе системной социальной энергетики вряд ли возможно. Вместо этого происходит обратный процесс, когда сильное меньшинство диктует свои условия большинству менее развитых стран.

Представления о «золотом миллиарде» связаны не только с характером распределения богатства между различными странами мира, но и с различием в структуре потребления энергии. В странах «золотого миллиарда» значительная часть потребляемой энергии необходима для поддержания высоких жизненных стандартов, и для того чтобы развивающимся странам приблизиться к таким стандартам, им потребуется сопоставимый уровень потребления энергии на душу населения.

Если, считая с 1750 года, численность населения Земли за 150 лет выросла в 2 раза, то добыча энергетических ресурсов в мире за это время возросла в 10 раз. За следующие 70 лет население Земли увеличилось ещё в 2 раза, а добыча энергетических ресурсов — в 13 раз, то есть темпы производства энергии намного превышают темпы роста населения. Суммарная мировая потребность в энергоресурсах, по прогнозам, увеличится к 2030 году более чем в 1,5 раза.

По подсчётам профессора Эдварда Уилсона из Гарвардского университета, так называемый экологический след, оставляемый одним человеком при использовании ресурсов земли и моря для своих нужд составляет приблизительно 1 га в развивающихся странах и 10 га в США. В среднем каждый человек планеты имеет в своем распоряжении 2,2 га экологических ресурсов. Для того, чтобы каждому землянину достичь уровня потребления США, потребуется ещё четыре такие планеты, как Земля!

Обобщённые данные по индустриальным странам Запада, приведённые в докладе Министерства энергетики США «International Energy Outlook 2009», показывают, что статистически значимой тенденции к снижению потребления энергии в мире нет. Необходимо учиться экономить. Для этого в развитых странах нужно бороться с перепотреблением, в развивающихся — с неэффективным использованием ресурсов.

Обеспечение доступной энергией создаст предпосылки для снижения остроты проблемы нищеты и способствует достижению целого ряда смежных целей в области развития. Ни глобальной энергетической безопасности, ни Целей Развития тысячелетия не удастся достичь без обеспечения устойчивого доступа 2,4 миллиардов человек к топливным ресурсам и 1,6 миллиарда человек — к электроэнергии в развивающихся странах, которые в настоящее время лишены этого.

Специалисты по городскому планированию уделяют первоочередное внимание развитию общественного транспорта в городских районах с низким уровнем доходов для обеспечения транспортных услуг. Развитие энергетики и транспорта представляет собой одну из наиболее трудноразрешимых дилемм устойчивого развития из-за недостатка экологически чистых видов топлива. Поиск альтернативных экономически эффективных источников энергии стал первоочередной задачей учёных всех стран.

Наука сейчас является самым слабым звеном в цепи жизненно важных связей человека с природой. На сегодняшний день у цивилизации практически нет запаса экологически чистых знаний, способных гарантировать непрерывность и устойчивость её развития. Нет и признанной обществом формы организации всеобщего научного труда, способной обеспечить ускоренное, расширенное производство подобных знаний, являющихся не продуктами бессознательных манипуляций с веществом природы, а интеллектуальным отражением процесса целесообразного развития общества.

Движение человечества к устойчивому развитию должно привести к формированию предсказанной академиком РАН В.И. Вернадским сферы разума (ноосферы), когда мерилом национального и индивидуального богатства станут духовные ценности и знания Человека, живущего в гармонии с окружающей средой.

Экология и глобальное потепление

Глобальное потепление и связанные с ним риски уже давно находятся в центре внимания крупнейших мировых форумов. Изменение климата представляет серьезную угрозу для глобальной экономики: оно затрагивает благосостояние общества, влияет на доступность ресурсов, повышает цены на энергию и снижает стоимость активов частных компаний.
Глобальное потепление может быть вызвано множеством факторов, сред которых:
• извержения вулканов
• поведение Мирового океана
• солнечная активность
• изменения параметров орбиты Земли
• изменение концентрации парниковых газов в атмосфере
• деятельность человека (так называемый «антропогенный фактор»).

Современная мировая энергетика — это в основном промышленные предприятия, ежегодно выбрасывающие на поверхность Земли около 1 миллиарда тонн отходов. При наличии технологии переработки этих отходов по крайней мере 100 лет можно было бы не трогать невозобновляемые минеральные ресурсы Земли. Однако до сих пор таких технологий нет, и токсичные отходы продолжают отравлять природу. Человечество почти не обладает культурой профилактического экологического мониторинга и работает пока только в режиме чрезвычайных ситуаций.

Ущербность современной энергетической политики с экологических позиций обусловлена следующим:
• Ошибочна установка на непрерывное нарастание энергетических мощностей. Неограниченный рост мировой энергетики в ХХ веке привел человечество к тупику развития.
• Ошибочна установка на неисчерпаемость природных ресурсов.
• Ошибочно восприятие запасов органики в биосфере (уголь, нефть, газ, торф, сланцы) как топлива для человечества ХХ и ХХI века.

Ошибка заложена в самом фундаменте современных рыночных отношений, поскольку истощение природных ресурсов никак не отражается в измеряемой части национального дохода. Как следствие, фактическое обеднение многих стран вследствие расточительного расходования и хищнического использования национальных ресурсов, принимается многими за их развитие.
Неразумная экономическая деятельность человека ведёт к нарушению глобального равновесия в биосфере Земли. Самый масштабный и опасный аспект глобального загрязнения — продукты сгорания органического топлива, которые приводят к так называемому «парниковому эффекту» (эти термином обозначают повышение температуры нижних слоёв земной атмосферы по сравнению с температурой теплового излучения нашей планеты, наблюдаемого из космоса.) Не будь парникового эффекта, средняя температура поверхности Земли должна быть около -18° С, а в действительности около +14° С.

Заслушанный на экологической конференции в Брюсселе в 2007 году доклад Группы ООН по изменению климата (IPCC) показал: планета теплеет, и по меньшей мере с 90% вероятностью можно говорить о том, что основная ответственность за потепление, наблюдаемое ещё с 1950 года, лежит на человеке.

Изменение климата ассоциируют в основном с экологическими проблемами, однако мало кто задумывается о том, что оно может привести и к огромным финансово-экономическим потерям. «Изменение климата – это самый большой экономический просчёт, который когда-либо видел мир», — к такому выводу пришёл Николас Стерн, бывший главный экономист Всемирного Банка.

Экономические модели оценивают затраты и риски от воздействия изменения климата в размере 5% глобального ВВП ежегодно, но эта цифра может увеличиться до 20% при учёте более широкого спектра рисков, например, социальных проблем миллионов климатических беженцев.

Уже сейчас около 250 миллионов человек вынуждены менять места жительства из-за глобального потепления.

Только по данным страховых компаний число природных катаклизмов за 10 лет возросло в 4 раза, потери в экономике — в 8 раз, страховые выплаты — более чем в 15 раз. Глобальные убытки превышают $200 млрд. ежегодно. В 700-страничном докладе «Экономика изменения климата» Стерн делает вывод: для того чтобы решить проблему растущего из-за глобального потепления числа стихийных бедствий, надо потратить всего 1% мирового ВВП- это примерно $600 млрд, то есть убытки за три года, при условии сохранения темпов катаклизмов.

Большие экономические убытки в последние годы можно наблюдать в Европе, которая не только «нагревается» на 40% быстрее, чем мир в целом, но уже серьёзно пострадала от изменения климата. Штормы в 1999 году нанесли ей ущерб в 13 млрд. евро, такой же ущерб нанесли наводнения в 2002 году, а ущерб от тепловой волны в 2003 году оценивается в 10 млрд. евро. В докладе Европейской Комиссии приводится такая оценка: если не предпринять эффективных действий, то совокупный ущерб от последствий изменения климата в будущем достигнет 74 триллионов евро в текущих ценах.

За 100 лет, начиная с 1850 года, количество двуокиси углерода выросло на 25%, метана — на 100%, а окиси азота — на 15%. Это своего рода антропогенный химический удар по атмосфере. Выяснено, что такого роста не было в последние 20 000 лет, а столь высокой концентрации СО2, как сейчас, не было 420 тысяч лет. Средняя температура воздуха на Земле за столетний период повысилась на 0,75° С. Если эта тенденция сохранится, то к 2100 году температура повысится ещё на 2-5°С. Два градуса — это порог безопасности для большинства экосистем.

Читайте также:  Первая конституция страны провозглашала

Глобальное потепление климата Земли влечёт за собой массовое таяние ледников и полярных шапок и, соответственно, повышение уровня мирового океана. За последние 100 лет уровень океана поднялся на 15 см. В XXI веке он может подняться ещё на 50 см, что приведёт к затоплению суши, на которой проживает 7/10 населения планеты. К концу столетия могут исчезнуть 75% альпийских ледников и растают вершины Тибета, которые питают планету питьевой водой.

Говоря о негативных последствиях глобального потепления, особо необходимо отметить угрозу продовольственной безопасности. Изменения климата приведут к снижению потенциальной урожайности в большинстве тропических и субтропических регионов. При росте средней глобальной температуры более чем на несколько градусов произойдёт снижение урожайности в средних широтах. В первую очередь пострадают засушливые земли.

Из 7.6 миллиардов тонн CO2, ежегодно выбрасываемых в атмосферу, 6 миллиардов приходится на сжигание угля, нефти и газа, а 1.6 миллиардов тонн. — за счёт уменьшения лесов. Полезные ископаемые в виде органического топлива настолько ухудшили экологическую ситуацию, что, в соответствии с выводами Межправительственной комиссии по изменению климата, для прекращения увеличения содержимого углерода в атмосфере необходимо уменьшить применение ископаемых источников энергии на 60-80%.

Последствия участия выбросов авиационного транспорта в глобальном потеплении остаются малоизученными. Но уже подсчитано, что «Боинг 747» выбрасывает 400 тонн СО2 за сутки полёта -то же количество выделяют 250 автомобилей за год. За весь сезон гонок «Формулы-1» сжигается меньше топлива, чем за один трансатлантический перелёт «Боинга 747».
Но, кроме транпорта, есть и другие виновники глобального потепления — домашние животные. По последним данным, жвачные животные, в основном коровы, ответственны за выброс в атмосферу четверти всего метана, который стимулирует глобальное потепление в 20 раз сильнее CO2. Ежегодно каждая корова выделяет через отрыжку от 100 до 200 литров метана. Процессы, в результате которых в желудке жвачных животных образуется метан, ещё до конца не изучены, но уже начали предприниматься попытки по минимизации выделения метана. Коровы выделяют больше создающих парниковый эффект газов, чем весь транспорт мира!

Опасность может представлять и воздействие других факторов, например, дополнительного потепления вследствие высвобождения метана, связанного вечной мерзлотой в тундре и океане. Вечная мерзлота и тундра консервируют CO2 и метан не только в виде биомассы, но и в виде газоконденсатов. Объём углерода в тундре составляет около трети всего углерода, находящегося в атмосфере Земли, поэтому таяние вечной мерзлоты приведёт к освобождению огромных объёмов метана.

Ожидаемая скорость изменения температуры в 15-30 раз больше когда-либо известной до сих пор. Если не предпринять радикальных мер, это будет означать катастрофические изменения климата, которые приведут к широкомасштабным нарушениям в лесном и сельском хозяйстве, рыболовстве; исчезнут многие виды растений и животных на земле и в океане; изменится картина выпадения осадков; вследствие наступления морей и океанов будут утеряны большие участки побережья; во многих странах мира уменьшится доступ к источникам пресной воды; возникнут серьёзные угрозы здоровью человека.

Генеральный секретарь Пан Ги Мун направил Генеральной Ассамблее доклад о деятельности ООН, касающейся изменения климата, подготовленный во исполнение резолюции 62/8 Генеральной Ассамблеи от 19 ноября 2007 года. В нём отмечается, что для развития человечества по радикально новому пути устойчивого энергопотребления в течение следующих 20-25 лет потребуются инвестиции в размере 15-20 триллионов долларов.

Киотский протокол — международный документ, принятый в Киото (Япония) в декабре 1997 года в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК). Он обязывает развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов в 2008 — 2012 годах по сравнению с 1990 годом. Киотский протокол стал первым глобальным соглашением об охране окружающей среды, основанным на рыночных механизмах регулирования (международной торговле квотами на выбросы парниковых газов).
Парниковые газы, регулируемые Киотским протоколом: диоксид углерода (CO2), метан (СН4), закись азота (N2O), гидрофторуглероды (ГФУ), перфторуглероды (ПФУ), гексафторид серы (SF6). По мере синтеза и использования новых ГФУ и ПФУ список будет дополняться. Водяной пар — самыйраспространённый парниковый газ — исключён из данного рассмотрения, так как нет данных о росте его концентрации в атмосфере (то есть связанная с ним опасность не просматривается).

Основные обязательства по ограничению выбросов взяли на себя индустриальные страны:

• ЕС должен сократить выбросы на 8% (от уровня 1990 года);
• Япония и Канада — на 6% ;
• Страны Восточной Европы и Прибалтики -в среднем на 8%;
• Россия и Украина — сохранить среднегодовые выбросы в 2008 — 2012 годах на уровне 1990 года.

Протокол был ратифицирован 181 страной мира, совокупно ответственными за более чем 61% общемировых выбросов. США, Австралия, Китай, Индия и ряд других стран отказались от подписания документа. Первый период осуществления протокола начался 1 января 2008 года и продлится до 31 декабря 2012 года, после чего на смену ему придёт новое соглашение, которое будет обсуждаться в декабре 2009 года на конференции ООН в Копенгагене.

Обзор позиций ведущих стран:

• Европейский Союз неоднократно подчеркивал своё твердое намерение сохранить и развивать Европейскую торговую систему вне зависимости от будущего соглашения. ЕС привержен идее жёстких обязательств. Для развитых стран предлагается снижение выбросов ПГ к 2020 году на 15-30%. Такие обязательства отвечали бы достижению стратегической цели — остановить глобальное изменение климата на уровне 2-3° С.
• Япония, Канада, Норвегия и другие развитые страны (кроме США) также планируют создание и развитие национальных систем торговли квотами на выбросы, а также организацию «связующих» окон для международной торговли. Примером такого «окна» является доступ единиц снижения выбросов, полученных в Проектах Совместного Осуществления на общий рынок квот стран ЕС. Эти страны хотели бы видеть в будущем обязательства, менее жёсткие, чем предлагает ЕС. Однако они не сомневаются в необходимости сохранения структуры киотских механизмов и общего принципа «cap-and-trade», когда квоты стран образуют, своего рода «общий котёл» (или «cap»), внутри которого и идёт торговля.
• Австралия заявила, что готова к переговорам в Киотском формате будущих обязательств.
• Норвегия выступала за продвижение технологии захоронения СО2 в геологических пластах и выработанных газовых и нефтяных месторождениях.
• Ведущие развивающиеся страны — Китай, Бразилия, Мексика, ЮАР, Аргентина, Индия, Южная Корея (все они ратифицировали Киотский протокол) признают необходимость наличия соглашения после 2012 года и рыночные методы регулирования. Однако они неоднократно подчёркивали, что обязательства не должны тормозить экономический рост или создавать социальные проблемы. Особенно сильно на этом настаивала Индия.

Большинство развивающихся стран объединено в Группу «77 и Китая» (G77), включающую более 120 стран, выступающих с единой позицией. Для большинства стран характерно стремление к активному развитию МЧР, желание получения помощи на меры по адаптации к изменениям климата. Наименее развитые страны настаивают на прямой финансовой поддержке.G77 включает группу AOSIS, состоящую из малых островных государств, для которых изменение климата очень опасно. Они обычно занимают наиболее радикальную позицию и призывают к быстрейшему снижению выбросов и активным действиям.

• Страны ОПЕК опасаются, что развитие возобновляемой энергетики и повышение энергоэффективности могут привести к снижению цен на нефть. В реальности, снижение доходов от экспорта нефти, вызываемое мерами по снижению выбросов ПГ, пренебрежимо мало по сравнению с влиянием других геополитических факторов.
• США, крупнейший в мире эмиттер ПГ, не участвуют в Киотском протоколе и не собираются этого делать до конца срока его действия. С другой стороны, в США предпринимаются всё более активные внутренние действия по снижению выбросов ПГ. Имеются инициативы более 20 отдельных штатов, не ставится под сомнение поддержка рыночных методов регулирования — торговли квотами.
• России стремилась содействовать быстрейшему практическому воплощению Киотского протокола и вовлечению всех стран в принятие будущих обязательств.

Противники Киотского протокола утверждают, что участие в нём более чем в 3 раза снижает потенциал экономического роста любой страны. «Без Киотского протокола среднемировой ВВП на душу населения к 2050 году составил бы $36-37 тысяч. А с киотскими ограничениями он не превысит $11-12 тысяч», — считает Советник президента РФ по экономическим вопросам Андрей Илларионов. В абсолютном выражении по паритету покупательной способности валют в ценах 1999 года мировой ВВП, по оценке Илларионова, составит к 2050 году $100-110 триллионов. Без Киотских ограничений мировой ВВП мог бы достичь к середине ХХI века $320 триллионов.

К сожалению, технический прогресс опережает биологические возможности человека в осмыслении его негативных последствий. Около 80% загрязнений на планете дают промышленно развитые страны с населением менее 1 миллиарда человек. Индия, например, с её миллиардным населением, вносит в парниковый эффект лишь 2% от доли США.
Имеется чётко определенный список категорий источников парниковых газов, которые мировое сообщество в рамках РКИК договорилось считать антропогенными:

Читайте также:  Какие страны есть американские военные базы

• стационарные установки по сжиганию топлива (сжигание ископаемого топлива в котлах, печах, турбинах и пр.),
• мобильные установки по сжиганию топлива (автомобили, грузовики, локомотивы, самолёты, суда и т. п.).
• Выбросы от технологических процессов (физико-химические процессы, при которых выделяется СО2 или другие газы, например при обжиге извести, производстве цемента, азотной кислоты, выплавке алюминия и т. п.)
• Утечки парниковых газов (технологические или случайные утечки на стыках труб, форсунках, задвижках.)
• Утечки метана (при хранении угля, очистке сточных вод, из угольных шахт и карьеров, при переработке природного газа.)
Киотский протокол также предусматривает так называемые механизмы гибкости:
• Торговлю квотами, при которой государства или отдельные хозяйствующие субъекты на его территории могут продавать или покупать квоты на выбросы парниковых газов на национальном, региональном или международном рынках;
• проекты совместного осуществления (ПСО) — проекты по сокращению выбросов парниковых газов, выполняемые на территории одной из стран Приложения I РКИК полностью или частично за счёт инвестиций другой страны Приложения I РКИК;
• механизмы чистого развития (МЧР) проекты по сокращению выбросов парниковых газов, выполняемые на территории одной из стран РКИК (обычно развивающейся), не входящей в Приложение I, полностью или частично за счёт инвестиций страны Приложения I РКИК.
Киотский протокол – это не только международное соглашение, регулирующее глобальные экологические вопросы, но реальная возможность привлечения дополнительных финансовых средств за счёт переуступки прав на выбросы ПГ. Каждый источник выбросов, подпадающий под требования снижения загрязнения, получает определённое количество квот и возможность покупать и продавать их. В конце отчётного периода он должен иметь достаточное количество квот для покрытия своего реального выброса за установленный период, в противном случае источнику выбросов грозит внушительный штраф.

За четыре года, с 2005 по 2008, объём торговли углеродными единицами в мире увеличился с 800 млн. тонн СО2 до 4,9 млрд. тонн СО2, то есть в 6(!) с лишним раз, а в денежном выражении — почти в 15(!) раз. При этом в 2008 году оборот рынка увеличился по сравнению с предыдущим годом в 2,3 раза и составил 92 миллиарда евро, или 122 миллиарда долларов.
Наибольшая доля рынка (примерно 75%) приходится на страны ЕС, где реализована так называемая Европейская схема торговли выбросами парниковых газов (ПГ). В рамках схемы крупным компаниям-эмитентам выбросов ПГ устанавливаются определенные квоты на выбросы ПГ и предоставляется право торговать ими без ограничения. По итогам года разрешения на выбросы ПГ изымаются в зависимости от количества фактически произведенных выбросов за год и погашаются. За выбросы, не обеспеченные разрешениями, взимается штраф в размере 100 евро за тонну СО2. В 2008 году совокупный оборот разрешений на выбросы в странах ЕС достиг 3,1 миллиардов тонн СО2, или 67 миллиардов евро в денежном выражении.

Несмотря на формальное неучастие США в программах по ограничению и сокращению выбросов парниковых газов, схема квотирования и торговли выбросами, аналогичная европейской, действует уже в 10 штатах, объединённых в Региональную инициативу по парниковым газам (RGGI). По оценкам компании Point Carbon, оборот углеродного рынка в рамках RGGI в 2009 году может составить 70 миллионов тонн СО2, или 240 миллионов долларов в денежном выражении.

Необходимо отметить и частную инициативу американского бизнеса в рамках Чикагской климатической биржи (CCX), которая была открыта еще в 2003 году. Здесь также компаниям – участникам биржи установлены квоты и выданы соответствующие углеродные единицы (1 т С22 = 3,67 т СО2), которые котируются и обращаются на бирже. Похожая схема действует также в провинции Новый Южный Уэльс в Австралии.

В 2008 году оборот рынка МЧР составил 1,6 млрд. тонн СО2. В деньгах это 24 млрд. евро, что в 2 раза больше, чем в 2007 году. Оборот рынка ПСО скромнее: всего 100 млн. тонн СО2, или порядка 800 млн. евро. Зато темпы роста выше: в 2,63 раза за год в тоннах и 2,5 раза в деньгах. Безусловным лидером рынка МЧР является Китай, на долю которого приходится более 60% обращающихся на рынке сокращений выбросов. На втором месте Индонезия (10%), на третьем – Бразилия (8%). Лидером по числу проектов является Индия.
В последнее время начал активно развиваться рынок государственных квот на выбросы ПГ в соответствии со ст. 17 Киотского протокола. Согласно этой статье, страны, имеющие количественные обязательства по ограничению и сокращению выбросов ПГ и соответствующие этим обязательствам квоты на выбросы ПГ, могут продавать друг другу единицы установленного количества (ЕУК) номиналом 1 тонна. Всего, по прогнозам Point Carbon, объём продаж ЕУК составит 900 млн. тонн. При этом более 10 стран должны будут приобрести ЕУК с целью выполнения своих обязательств по Киотскому протоколу.

Все страны, включая страны ЕС, США, Индию и Китай, согласились с тем, что к 2050 году выбросы парниковых газов в глобальном масштабе должны быть сокращены как минимум на 50%. В целом страны ЕС до 2020 года намерены ограничить свои выбросы парниковых газов уровнем 70-80% от выбросов 1990 года при условии, что аналогичные обязательства возьмут на себя другие индустриально развитые страны, а также наиболее продвинутые из развивающихся стран, прежде всего Бразилия, Индия и Китай.

22 сентября 2009 года в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке завершился однодневный Саммит по проблеме изменения климата, в котором приняли участие представители 150 государств. Лидеры заявили, что изменение климата подрывает экономическое развития, порождает социальную нестабильность и даже угрожает территориальной целостности государств. Участники саммита достигли понимания по поводу того, что соглашение в Копенгагене, как преемник Киотского протокола, должно быть всеохватывающим и учитывающим интересы развивающихся государств.

«Угрозы, связанные с изменением климата, серьёзны. Они нарастают и требуют срочных и смелых совместных ответных действий. Бездействуя, мы рискуем привести будущие поколения к необратимой катастрофе», — заявил президент США Барак Обама, выступая в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке на открытии саммита. Он напомнил о своей инициативе по созданию американского энергетического и климатического партнёрства.

США планируют взять на себя количественные обязательства по ограничению и сокращению выбросов парниковых газов. Барак Обама призвал сократить выбросы на 80% к 2050 году. Это даст новый толчок развитию мирового углеродного рынка. Причём ускоренными темпами будет развиваться рынок национальных и корпоративных квот на выбросы парниковых газов, а также рынок проектных сокращений выбросов парниковых газов. Объём углеродного рынка в таком случае составит от сотен миллиардов до триллионов долларов.

Выступая на Саммите, президент Франции Николя Саркози выступил с предложением о создании к 2012 году Всемирной экологической организации. Она должна объединить все международные учреждения и агентства, занимающиеся экологическими проблемами. По оценкам Саркози, их уже около 60, но действуют они разрозненно и несогласованно. Президент Франции отметил, что новая организация могла бы заниматься развитием международного экологического права и обеспечивать контроль за выполнением обязательств, которые будут приняты в Копенгагене.
Главной новостью саммита стало заявление председателя КНР Ху Цзиньтао о том, что Китай намерен сократить к 2020 году объем выбросов углекислого газа на 15% по сравнению с уровнем 2005 года. Китай занимает первое место среди всех стран по производству вредных выбросов, поэтому такое обязательство Пекина может подвигнуть другие государства к шагам по сокращению эмиссии парниковых газов.

«Cаммит дал чёткий сигнал, что вполне возможно на конференции в Копенгагене заключить эффективное, амбициозное и справедливое соглашение», — сказал генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун на итоговой пресс-конференции. По его мнению, договорённости в Копенгагене, которые призваны заменить собой Киотский протокол, должны объединить все страны мира.
Устойчивое развитие видится как процесс выживания цивилизации, переходящей в стабильное социально-экономическое развитие, не нарушающее своей природной основы и обеспечивающее непрерывный прогресс общества. С этой точки зрения любые трансформации в мировом сообществе, государстве, в любой отрасли хозяйства и виде социальной деятельности должны определяться не только прошлым и настоящим, но и будущим, причём не естественно-стихийного, а разумно-управляемого развития.

Повышение уровня благосостояния человека на Земле требует постоянного увеличения потребляемой энергии, при этом увеличение производства энергии стремительно ухудшает экологическую обстановку на Земле, снижая уровень благосостояния. Решение этой дилеммы возможно только в случае определения цели и смысла развития человеческой цивилизации в долгосрочной перспективе. Это фундаментальная проблема, и мировове сообщество, как бы оно ни было увлечено идеей «золотого миллиарда», эволюционно безоговорочно поставлено перед проблемой разработки духовно-экологического императива.

В основе новой концепции развития человечества должны лежать принципы регулирования социальных потребностей, исходя не из интересов отдельных групп или государств, а из возможностей Земли и биосферы. Нам предстоит решить, заключаются ли цель и смысл жизни на Земле в безграничном увеличении материального благосостояния людей (что в принципе невозможно), или в сохранении живой планеты для следующих поколений.

Источник

Adblock
detector