Меню

Элита не нужна стране

«Элита» России не нужна — 1

14 октября 13:04
ВЛАДИМИР ПОЛЯКОВ

УДАРЕНИЯ. ПОЛИТОЛОГ СЕРГЕЙ МАРКОВ: «НАШЕЙ ЭЛИТЕ НЕОБХОДИМ ПЕРЕХОД К НЕМАТЕРИАЛЬНЫМ ЦЕННОСТЯМ»

О роли элиты в развитии России размышляет член Общественной палаты РФ, проректор Российского экономического университета им. Плеханова, политолог Сергей МАРКОВ.

– Сергей Александрович, философ Владимир Соловьёв, рассуждая о традиционном русском вопросе «Что делать?», заметил – гораздо важнее спросить: «Готовы ли сами делатели?» Говоря об идущих изменениях в России, надо определить: кто субъекты развития и какого они качества?

– Их несколько. Это и рыночная среда, и внешнее давление, идущее с Запада. Но бесспорно, всего гораздо важнее – люди.

Таким субъектом может, например, стать Народный фронт, созданный Владимиром Путиным. И важнейшим субъектом развития России в её спокойные периоды была всегда элита.

Есть два понимания элиты: меритократическое и структурно-функциональное. Первое предполагает, что в элиту входят люди заслуженные, лучшие. Второе делает её участниками тех, кто контролирует ресурсы власти и собственности. И принимает ключевые решения. Я разделяю второй подход.

Получилось за 20 лет у нашей элиты в целом развитие страны? Увы, далеко не так, как хотелось бы. Уровень жизни по сравнению, скажем, с 1990-м годом не стал существенно выше. А другим странам удалось поднять и уровень, и качество жизни (она стала экологичней), и среднюю продолжительность.

Да, при Путине мы наблюдали гораздо больше улучшений. Но если брать широкий период, всё же успехи невелики.

Корпус нового поколения элиты меняется медленно. Была советская элита, её сменила новая российская. Тогда к власти пришли 35–40-летние, они сохраняют её в большинстве и сейчас. Поколения меняются в среднем раз в тридцать лет. Те, кто сегодня в элите, останутся в ней ещё 10–15 лет.

Сейчас почти все, кто обладает большой интегральной силой, находятся во властной, элитной обойме. Других элит у нас нет. Субъектом развития страны останется элита нынешняя. Люди в ней могут передвигаться по горизонтали – переходя, скажем, из депутатов в исполнительную власть или входить в руководство предприятий, организаций, вузов, – но в любом случае будут оставаться наверху.

Можно сегодня найти новых людей, способных стать элитой? Это сделать очень непросто, людей протоэлитных мало.

Но Путин требует улучшения работы социальных лифтов, которые наверняка помогут подняться наверх тем, кто того заслуживает.

– Какие важнейшие качества элитных людей?

– Воля, сила, стремление к победе, к успеху. Власть всегда принадлежит сильным. У слабых сильные её обязательно заберут.

Другое дело, что сила разная бывает. Не обязательно физическая. Сила – это прежде всего воля, способность рисковать, сила экономическая, интеллектуальная. Важно сочетание этих качеств, но в любом случае надо быть сильным.

Важное качество элитных людей – высокая образованность. Согласитесь, что без неё почти невозможно прорваться в элиту. Так вот, в запасе у нас нет сейчас неизвестных высокообразованных людей, которые прозябают вне элиты.

Элитное требование – быть креативным, творческим. Без этого просто невозможно добиваться высоко поставленных целей в любой сфере – власти, экономике, предпринимательстве, искусстве…

В России – одна из самых волевых, сильных, образованных, мобильных, элит в мире. Это наше сильное конкурентное преимущество, которое обязательно нужно сохранить.

– Чего не хватает российской элите?

– Главное – чувства ответственности перед страной и народом. Общество выделяет элиту для того, чтобы она служила развитию и модернизации страны. Если же элитарии заняты лишь собственным обогащением, если готовы разорить страну ради своего права жрать в Куршевеле ананасы и упиваться дорогущим шампанским, если своим поведением оскорбляют чувства десятков миллионов – добром это не кончится.

Ещё элите недостаёт честности. При этом все стараются соблюдать установленные «правила игры». Но они довольно часто меняются. Ведь своеобразные «правила» были и в начале 90-х. Кидать партнёров можно было. «Разрешалось» стрелять, устранять конкурентов. Те, кто готов был к этому, выигрывали.

Были возможности создавать широкие деловые альянсы с иностранцами. Потом такие возможности стали сужать. И сейчас, например, иностранцам деловую карьеру в России делать гораздо труднее.

Характеристики элиты сильно зависят от правил игры. Элитные люди очень мобильны. Пластичны. Они готовы вписаться буквально в любые правила игры. До них надо только эти правила донести понятно.

Читайте также:  Средний рост жителей стран мира

Правила – это системообразующий фактор. Алмаз и графит различаются решётками, в которые уложены атомы углерода, разными системообразующими факторами. Вот и в элите нам надо поменять решётку – «графитовую» на «алмазную».

Элиту российскую сегодня надо в очередной раз переформатировать. Многие люди в ней останутся те же, но они должны действовать по-другому.

Когда пришёл Путин, он сказал: все должны признать верховенство интересов государства. Второе требование было – признание суверенитета страны. У не согласившихся с этими требованиями начали возникать проблемы.

Причём Путин не делал противоречивых сигналов. И сигналов было много. И тут же началось переформатирование элиты. Из неё мало кто исчез. Да, произошли важные перестановки: кто-то поднялся выше, кто-то чуть опустился. Скажем, Потанин был на самом верху, но, мало уделяя внимания государственным интересам, он стал реже даже и в прессу попадать. Были люди, кто выпал вообще – например, Невзлин уехал из России.

Когда государство называет новые правила, выдвигает новые ценности – выигрывать начинают те, кто следует им.

– Какие новые правила игры для элиты надо ввести?

– Обязательно – патриотизм. Преданность своей родине. Единение со своим народом. Готовность жертвовать личными интересами ради своего государства.

Элита должна перестать быть офшорной аристократией. Нужно, чтобы она больше ощущала себя элитой внутри страны. Надо, к примеру, чтобы элитарии носили костюмы отечественного производства. Чтобы их дети учились в российских университетах и т. д.

А у нас как сейчас? Деньги зарабатывают здесь, но дети большой части элиты – за границей, в Европе большей частью. И даже жёны в Европе, и любовницы, счета основные за границей, и недвижимость!

Так какие же они тогда россияне? Только по паспорту?

Для элиты Россия не должна быть территорией эксплуатации. Это должен быть их дом, который они постоянно улучшают. Они обязаны вернуть семьи в Россию. И регистрацию собственности – из офшоров.

Да, здесь много проблем, связанных с безопасностью. Многие хотят, чтоб их дети воспитывались в менее криминализованной среде. Надо осуществить мощные меры по декриминализации страны. Ведь уезжают, потому что это рациональные решения. И нужны элитные учебные заведения для детей. С офшорами то же самое – опасность рейдерских захватов. Должна быть гарантирована сохранность собственности.

Идёт гигантская борьба добра и зла. Народ это видит. И элите нельзя быть вне этой борьбы. Если ты не на стороне добра, значит – на стороне зла.

Надо из нравственных авторитетов делать героев нашего времени. И карать за демонстративную безнравственность.

Нам нужно возрождение нравственности, соединяющей едиными ценностями элиту с массами. Но главное всё же – осознание ею ответственности за развитие, модернизацию страны.

Элита должна понять, что сможет сохранить ведущие позиции только если будет работать на развитие страны, на её людей, а не просто эксплуатировать природные недра России.

Ещё элите необходим обязательно переход к нематериальным ценностям. Духовное совершенствование – задача, конечно, сверхсложная. Однако лучшие представители нашей элиты на это способны. Нравственная проблематизация российской жизни сегодня чрезвычайно важна.

Патриарх Кирилл много и часто ставит такие вопросы. Однако нужно ещё больше и жёстче ставить их. Должно быть больше пропаганды духовных ценностей по ТВ. Нужна «духовная сеть» нематериально мотивированных людей. Помогающих и продвигающих друг друга.

Политические лидеры должны донести эти новые правила до элиты. Без нравственности ничего не сделать для страны.

– Пока же российской элите в сильной степени свойствен социальный цинизм…

– Аристотель говорил, что власть немногих против общества (олигархия) – плохая, а власть немногих во имя общества (аристократия) – хорошая власть. Перед нашей элитой стоит задача перейти от олигархии к аристократии и служить стране.

Сегодня российская элита и народ живут совершенно разными интересами. Многие элитарии презирают свой народ.

Должен быть уменьшен разрыв между населением и элитой. Иначе люди будут ненавидеть элиту. Когда в стране много бедных, элита просто не имеет права роскошествовать. Нравственность и скромность в потреблении – только часть ответственности перед страной.

Россия – мировой лидер в покупках дорогих автомобилей. Но это позор! Хочешь «Майбах» – плати 500% налога на такую роскошь. Меньше надо демонстративно потреблять. И хватит нам кормить Англию и Швейцарию! Пора и о России подумать.

Читайте также:  История герба нашей страны россии

– Где черпать «элитные резервы»?

– Необходимо среди молодых активно искать ярких людей. И помогать им продвигаться.

При политологических факультетах университетов, например, неплохо бы создавать школы политического лидерства. Отбирать лучших ребят в интернат, и не из богатых семей, а «по спортивному принципу». Надо строить свои, российские «итоны».

Источник

Почему российская «элита» оказалась второсортной

Враждебные обществу «верхи» тормозят развитие страны

Качество российской элиты признано не высоким. Среди 32 ведущих стран мира она делит 23−24 место с Ботсваной. Рейтинг стал результатом исследования, проведенного Университетом Санкт-Галлена и его партнером в РФ — Московской школы управления «Сколково». Оригинальная методика учитывает 72 параметра.

Соседями России (индекс качества 48,9) в списке стран стали Саудовская Аравия (49,2) и Индия (45,4). Выше нашей страны оказались, в частности, Китай (58,4) и Казахстан (52,7). Пятерка лидеров: Сингапур (68,5), Швейцария (64,9), Германия (64,2), Британия (63,9) и США (63,4). В аутсайдерах Турция (43,3), Нигерия (42,4), ЮАР (41,7), Аргентина (41,6), Египет (40,0).

По мнению президента бизнес-школы «Сколково» Андрея Шаронова, одна из главных российских проблем — отсутствие взаимного доверия между государством, гражданами и бизнесом. Это уменьшает эффективность институтов, заменяя их личными решениями и в итоге выдавливает из страны капитал и мозги.

«В российском укладе элиты — это держатели ренты, которые не заинтересованы в развитии человеческого капитала: рента распределяется по принципу „нам или вам“. В укладе очень мало форматов взаимовыгодного сотрудничества, дающих мультипликативный эффект. Преобладают экстенсивные форматы, а с ними и грызня элит, иерархия, подданичество и автократизм», — пишет оценивая рейтинг телеграм-канал Scriptorium.

— О каком качестве российских элит можно говорить, — возмущается публицист Андрей Рудалев. — когда она у нас вся практически поголовно в закваске девяностых?! С их приматом подлости, предательства, с восприятием своей страны в качестве второсортного нечто. С головами, повернутыми в какие угодно стороны, только не на родные пенаты. Да, элиты сейчас, особенно политические, мимикрируют, берут на вооружение патриотическую повестку. Только есть стойкое ощущение, что она в их устах превращается в откровенную демагогию.

«СП»: — У нас не поймешь, политические они или экономические. Высшие чиновники порой имеют бизнес, записанный на жен и доверенных лиц, а миллиардеры покупают политической влияние…

— Сходные распадные элиты показали себя во всей красе на Украине, когда они бодро маршировали в команде Януковича, а после от них моментально и след простыл. Нынешние события в Белоруссии также показали ситуацию растерянности элит. Скоро подобная пожароопасная ситуация придет и к нам. Отгадайте, с кем будут нынешние наши элиты, инфицированные баблофилией, эффективно-менеджерские и западноориентированные, страны под собою не чувствующие.

Правильно, как это уже было в свое время, начнут проводить новую перестройку всего и вся. А в реальности запускать процессы хаоса и распада, которые как раз и таятся за их внешним лоском, белозубой улыбкой и хрустом иностранных купюр. То есть вполне может так случиться, что та публика, которую мы сейчас называем «элитами», при удобной ситуации как раз и станет главными рекрутами распада, ведь основное дело перестройки еще не завершено, Россия сохранилась, но мы то до сих пор пребываем в мутных перестроечных водах, как бы не захлебнуться в них.

«СП»: — За время, прошедшее с 1990-х, их надо было постепенно заменить…

— Вопрос элит жизненно важный для России. К сожалению, очень часто в ее истории именно они становились главной деструктивной силой, способной к предательству национальных интересов. «Работали» с ними разными методами, в том числе и крайними: от массовых чисток тридцатых годов, до объявления «свободных» перестроечных выборов. Проблему сейчас понимает и федеральная власть, возникло даже поветрие «национализация элит». Процесс воспитания и переформатирования наших элитариев идет крайне осторожно и эволюционно.

Но вот вопрос: хватит ли у нас времени на полный разворот своих элит к стране? Тем более, что деструктивные энергии сопротивляются. То там, то здесь создают очаги напряжения, как внутри страны, так и за ее пределами, включая, Белоруссию. Там ведь не только околопольские флаги на протестах развиваются, но и российский олигархат свой хворост в избытке подносит. Необходимо действовать решительнее, иначе эти силы подпалят и Россию. Их алгоритм действия прост: выкачивают силы и финансы из страны, а сюда импортируют тот самый хворост для будущего пожара. Времени у нас, к сожалению, очень мало.

Читайте также:  Страны зависящие от торговли

— Отсутствие базового доверия между гражданами — один из основных признаков общественной атмосферы России, — считает социальный психолог Алексей Рощин. — А оборотная сторона отсутствия доверия — атомизация. У нас индивидуализм переходит в атомарность. Каждый сам за себя, один бог за всех, но в бога мы не верим. По этой причине в России практически отсутствуют институты гражданского общества. Ведь любой такой институт предполагает, что его участники друг другу доверяют, чтобы вести какую-то совместную деятельность.

Максимальное доверие, которое есть в России — доверие между родственниками. Доверять можно только своим, семье. Это примитивная, архаичная практика, характерная для восточных обществ. Но и тут у России проблема, потому что на востоке у людей родственников обычно много. Кланы там разветвленные, могущественные, их численность может исчисляться сотнями человек. А в России семьи небольшие. Чаще всего один ребенок. Поэтому кланы образовывать не из кого и даже для архаического типа доверия просто нет людей.

В результате у нас люди понимают, что если они кому-то доверяют, то оказываются в уязвимом положении и их могут «кинуть». А когда это случится, их уже никто не спасет. Они станут тем, кого называют «лох». И поэтому с их точки зрения самая правильная стратегия выживания — никому не доверять вообще.

«СП»: — Какова социальная причина такого положения вещей?

— В обществе отсутствуют арбитражные, всеми признаваемые институты. Не существует так называемого гаранта сделки. Именно это нужно для выработки доверия. Если бы у нас были институты, которые на формальном уровне обеспечивают доверие, это прежде всего нормальные суда, правоохранительные органы, то острого страха быть «кинутым» не было бы и доверия было бы больше. Но у нас этого нет даже на поколенческом уровне. Люди рождаются в обществе, где нет гаранта сделок как такового. Все норовят обмануть. Почти нет уже понятия «чести». Раньше оно было не только среди аристократии, но и например у купечества.

Плюс важна такая вещь как отсутствие гарантий собственности. Людям приходится все просчитывать, вносить многочисленные поправки на обман, потому что у них нет гарантий «самостояния». Мол, у меня есть свой заводик в Самаре и я продержусь. Приходится входить в некую систему взаимных обязательств, сдержек и противовесов. И только в ней возможно сохранять хоть какую-то пусть и тревожную стабильность. Надо все время балансировать.

«СП»: — Как это можно преодолеть?

— Для этого должна быть не одна единственная власть, которая все гарантирует, а обеспечено разнообразие общественных сил, которые за эту власть борются и тем самым обеспечивают, что власть не является абсолютном в личностном плане. А сейчас получается так, что все, кто приходит во власть считает ее бонусом и думают, что отдавать ее ни в коем случае нельзя. Власть пытается остановить время, чтобы ничего не менялось, а это можно делать только постоянно нарушая пропорции — обманывая, предавая всех вокруг. Люди смотрят на это и делают также. Помочь может только изменения принципа общественного устройства. Нужна ротация власти.

— Россия просела в рейтинге в основном по причине сильной зависимости бизнеса от государства, — уверен ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов. — Речь, в частности, о защите прав собственности Чтобы переместиться в списке стран вверх надо снизить степень вмешательства государства в экономику, когда она фактически не может работать без такого покровительства. Пока же в последние 10−15 лет мы видим лишь растущее огосударствление и оно только усиливается.

«СП»: — Но разве россияне так уж негативно воспринимают процесс огосударствления? Кажется, они видят в этом исправление перекосов, которые были в 1990-е годы…

— Когда речь идет о перекосах, наверное, имеется в виду та же приватизация существовавших на момент распада СССР предприятий. А сейчас проблема в том, что создать с нуля крупное предприятие без участия государства практически невозможно. Не помню, чтобы наши граждане жаловались, что тот же «Яндекс» — частное предприятие и поэтому его нужно национализировать.

Источник

Adblock
detector