Меню

Экономика стран центр азии

Артём Данков

Центральная Азия — весьма неоднородный регион с точки зрения социально-экономических процессов. Она стремительно фрагментируется по уровню жизни, темпам экономического роста, состоянию экологии, качеству социальных услуг и доступу к инфраструктуре. Поэтому сложно найти общие социально-экономические проблемы, которые бы одинаково беспокоили жителя мегаполиса и выходца из маленького села.

С другой стороны, для региона все же характерны многочисленные противоречия, которые представляют собой серьезные вызовы для социально-экономического развития всей Центральной Азии. Поэтому на нее стоит взглянуть через призму сочетания весьма противоречивых процессов.

Во-первых, в Центральной Азии продолжается рост населения, и острая проблема занятости сочетается с дефицитом квалифицированных кадров и низким качеством человеческого капитала. Несмотря на мощный миграционный отток, население региона за последние 30 лет выросло на 47%, или более чем на 23 млн человек. На фоне молодой структуры населения (средний возраст, по данным на 2015 г., колебался от 22 лет в Таджикистане до 29 лет в Казахстане) и большого количества детей в семье (например, в Таджикистане на одну женщину в среднем приходится 3,8 ребенка) очевидно, что рост, хотя и меньшими темпами, чем раньше, но будет продолжаться.

Для всех стран региона крайне актуальной остается проблема занятости населения, в первую очередь молодежи. Согласно официальным данным, безработица в Центральной Азии колеблется от 2,3% в Таджикистане до 9,3% в Узбекистане, а общее количество официальных безработных в странах региона превышает 2 млн человек.

Однако эксперты говорят о более серьезных масштабах проблемы, когда значительная доля безработных не регистрируется, относится к категориям сезонных работников или самозанятых, а также отправляется в трудовую миграцию за рубеж. Сотни тысяч жителей Центральной Азии не зарегистрированы в качестве безработных по нескольким причинам: из-за сложной и продолжительной бюрократической процедуры регистрации в органах соцзащиты, из-за своей юридической неграмотности или из-за того, что формально заняты в сельском хозяйстве или сфере услуг с частичной занятостью и крайне низкой производительностью труда.

По оценкам, доля безработных в крупных городах составляет 10-15 %, а в сельской местности колеблется от 40 до 60%. Поэтому мардикор-базары — стихийные рынки поденщиков — неотъемлемая часть ландшафта трудоизбыточных районов Центральной Азии, а более пяти млн человек находятся за рубежом в качестве трудовых мигрантов.

При этом страны региона испытывают острую нехватку квалифицированных специалистов в здравоохранении, образовании, промышленности, транспорте и жилищно-коммунальной сфере. Именно поэтому для реализации новых проектов в области промышленности и строительства страны Центральной Азии ежегодно привлекают несколько десятков тысяч иностранных рабочих и специалистов из Китая, Турции, России, Индии и других стран.

Одной из главных причин такой противоречивой ситуации остается низкий уровень образования и квалификации большинства населения региона. Доля трудоспособного населения с высшим и средним профессиональным образованием в Центральной Азии значительно ниже, чем в России или странах Европы. К сожалению, национальные системы профессионального образования не могут обеспечить экономики стран региона необходимым количеством специалистов с достаточным уровнем подготовки. Высокий уровень коррупции, низкий уровень квалификации преподавателей и слабая материально-техническая база не позволяют обеспечить качественную подготовку студентов.

Поэтому значительная часть молодежи из Центральной Азии получает образование за рубежом — в Европе, Северной Америке, Китае и других странах Восточной Азии. Лидерство в области подготовки кадров для региона прочно удерживает Россия. На данный момент в России обучаются более 100 тыс. выходцев из стран Центральной Азии, которые составляют более половины всех иностранных студентов в нашей стране. Даже учитывая, что почти половина выпускников российских вузов из числа жителей Центральной Азии после окончания университета остаются в России, специалисты с российскими дипломами играют ключевую роль в экономическом развитии региона. Уверен, что их количество должно и будет возрастать.

Во-вторых, для Центральной Азии характерен быстрый экономический рост, сопровождавшийся в последние 20 лет значительным повышением уровня жизни населения и серьезными успехами в борьбе с бедностью. При этом слабодиверсифицированные местные экономики зависимы от внешней экономической конъюнктуры, маленький внутренний рынок, ослабленный волной девальваций национальных валют 2014-2019 гг., не может обеспечить необходимый объем спроса, а новые проекты технологически тотально зависят от зарубежных компаний.

Темпы экономического роста в Центральной Азии за последние 15 лет были выше, чем у многих соседей: ЕС, России, Ирана или Турции. В самой бедной стране региона — Таджикистане — уровень бедности снизился с 73% в 2003 г. до 31% в 2015 г. Также произошли серьезные изменения в структуре ВВП, где значительно снизилась доля сельского хозяйства. Однако экономики стран региона по-прежнему зависят либо от экспорта минерального сырья (Казахстан, Туркменистан, Узбекистан), либо от экспорта рабочей силы (Таджикистан, Кыргызстан).

Учитывая малочисленность среднего класса — его численность сложно определить, однако к нему относятся около 30% населения (от 35% в Казахстане до 5% в Таджикистане) — и маленькую емкость внутреннего рынка, страны региона обречены на развитие экспортоориентированной модели экономики. Однако низкий уровень локализации сложных технологических производств, нехватка квалифицированных кадров, зависимость от импортного оборудования и технологий в ключевых секторах экономики не позволяют сделать экспорт более технологичным. Несмотря на очевидные успехи в развитии отдельных отраслей экономики — легкой (текстильной, швейной, пищевой) промышленности, цветной металлургии, производстве строительных материалов, транспорте, страны Центральной Азии все чаще сталкиваются с объективными ограничениями своего роста.

Для стран региона характерен огромный теневой сектор экономики. Например, по словам главы министерства занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан Шерзода Кудбиева в стране из 13,5 млн человек экономически активного населения лишь 40% работают официально, остальные заняты в теневом секторе. Масштабная коррупция и высокая роль государства в экономике препятствуют развитию частного бизнеса. В большинстве случаев, крупные бизнесмены либо связаны с государством, либо заработали капитал за рубежом.

В-третьих, регион занимает уникальное географическое положение в сердце Евразийского континента, однако его транзитный потенциал плохо реализуется из-за слаборазвитой инфраструктуры, таможенных и технических ограничений, а также высокого уровня коррупции. Например, в Казахстане объем железнодорожных транзитных грузов в 2018 г. составил чуть более 17 млн т., что в разы меньше, чем объем транзитных грузов Транссибирской магистрали.

Низкий уровень развития инфраструктуры объясняется многими причинами. Так, на момент распада Советского Союза только Казахстан имел относительно полноценную железнодорожную сеть, которая соединяла все регионы страны. В остальных государствах Центральной Азии передвижение из одной области в другую было завязано на транзит через территорию соседей. Например, в Узбекистане из Ташкента в Термез по железной дороге можно было попасть только через территорию Туркменистана.

За почти 30 лет с момента распада СССР в Центральной Азии были построены несколько тысяч километров внутри- и межгосударственных железных дорог. Однако серьезные проблемы остаются. Туркменистан завершил объединение национальной железнодорожной сети в единую систему в 2006 г., Узбекистан сделал это только в 2018 г., а Таджикистан и Кыргызстан до сих пор не имеют полноценной национальной железнодорожной сети. Под вопросом пока остаются и транзитные возможности автомобильного транспорта в регионе.

Острая проблема для многих частей Центральной Азии состоит не только в слабом развитии транспортной системы, но и других видов инфраструктуры, например, в дефиците электроэнергии и бытового газа. Систематические ограничения в подаче электроэнергии — норма для многих районов Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана, а сложности, связанные с подключением к энергосистемам, — одно из важнейших ограничений для развития крупных промышленных производств.

В сложном положении находится и жилищно-коммунальная инфраструктура стран Центральной Азии. Например, по данным Всемирного банка, центральное отопление и малые котельные охватывают лишь 8% населения Таджикистана, в основном в столице республики — Душанбе, и характеризуются неудовлетворительным качеством обслуживания и низкой надежностью снабжения. В результате снижения надежности теплоснабжения почти в 80% городских зданий, ранее подключенных к системе ЦО, были демонтированы радиаторы и внутридомовая инфраструктура отопления. Тяжелейший энергетический кризис зимой 2007–2008 гг. в Таджикистане и масштабная авария на ТЭЦ в Бишкеке в январе 2018 года подчеркивают, что проблемы коммунальной инфраструктуры до сих пор не решены.

Подводя итоги, стоит отметить, что решение указанных выше противоречий и будет стратегической задачей для всех стран Центральной Азии на ближайшие 15–20 лет. Именно это и есть ключевой элемент «большой трансформации», которую переживает регион.

Источник

Экономики стран Центральной Азии в 2019 году

Для экономик стран Центральной Азии 2018 год в целом стал положительным. В 2019 году ожидается продолжение позитивных трендов предыдущих двух лет.

Внешнее влияние

Как ожидается, мировая экономика в 2019 году сохранит положительные тренды 2017-2018 годов, однако на фоне усиления геополитического и, как следствие, экономического противостояния ведущих экономик мира влияние негативных факторов приведет к снижению темпов роста в текущем и последующих годах. Между тем, на фоне сохраняющейся благоприятной внешней динамики прогнозируется и позитивное развитие экономик стран ЦА. Согласно прогнозу Всемирного банка, представленному в январском докладе «Перспективы мировой экономики», темпы роста мирового выпуска в текущем году ожидаются на уровне 2,9%, в то же время в Центральной Азии – 4,2%. Такую же оценку по росту ВВП Центральной Азии дает и Азиатский банк развития.

Читайте также:  Страны не использующие мсфо

Негативные явления продолжат оказывать давление, и в последующие годы ожидается снижение темпов роста мировой экономики (до 2,8%, по прогнозу ВБ). Сохранение геополитических рисков, рост санкционной риторики, торговые войны – все это негативно повлияет на мировое производство. Страны Центральной Азии, на экономики которых непосредственно влияет положение в экономиках России, Китая и еврозоны, также будут испытывать на себе прямо и косвенно влияние нестабильности мировых рынков и геополитических шоков.

В еврозоне в рамках стимулирующей политики наблюдаются рост деловой активности, увеличение внутреннего и внешнего спроса. Как ожидается, благоприятные тенденции продолжатся и в 2019 году. Хотя ближе к концу 2018 года благоприятные ожидания по еврозоне начали сменяться на менее оптимистичные. Несмотря на это, сохранение положительных трендов в экономиках стран еврозоны будет способствовать процессу укрепления сотрудничества со странами ЦА, наращиванию товарооборота. Позитивная динамика взаимодействия между странами ЦА и странами Европы в последние годы, как ожидается, окажет значительное влияние на приток европейского капитала в ЦА. В то же время страны ЦА продолжат работу по наращиванию поставок собственной продукции на европейский рынок. Одним из ведущих факторов роста взаимовыгодного сотрудничества между странами двух регионов станет стратегия ЕС по сотрудничеству со странами Центральной Азии, принятие которой ожидается в следующем году.

В США в 2019 году ожидается незначительное замедление экономики после увеличения темпов роста в 2018 году. Оживление экономической активности будет складываться под влиянием роста внутреннего потребления, инвестиций, повышения внешнего спроса. Одним из рисков для развивающихся стран, в том числе и стран ЦА, станет ожидаемое увеличение ставок ФРС, что может спровоцировать отток капитала и, соответственно, спад инвестиционной деятельности и усиление девальвационных рисков для национальных валют.

Китайская экономика после роста в 2017 году в 2018-2019 годах будет замедляться. Однако значительных рисков со стороны экономики КНР для экономик стран ЦА в следующем году не предвидится. Торговые войны, продолжающаяся реализация проекта «Один пояс – один путь», смещение международного геополитического фокуса на Афганистан могут способствовать усилению процесса китайского экономического продвижения на запад через центральную часть Евразийского континента, что также усилит и китайское экономическое присутствие в ЦА.

Экономика России, традиционно оказывающая прямое воздействие на экономики стран Центральной Азии через активную взаимную торговлю и трудовую миграцию, как ожидается, продолжит расти. Адаптация к санкциям, снижение влияния волатильности цен на энергоресурсы на внешних рынках, рост доходов населения формируют благоприятные ожидания по российской экономике. В то же время, несмотря на усиливающийся тренд по дедолларизации экономики в России и стремление перехода к взаиморасчетам в рублях с внешнеэкономическими партнерами, продолжают сохранятся риски для рубля. Это предполагает и риски для экономик ЦА вследствие сокращения реальных доходов семей, живущих в том числе и на пересылаемые мигрантами средства, в силу ослабления российской национальной валюты по отношению к доллару США.

Сохранение высоких рисков на рынках нефти, газа и золота будет напрямую влиять на экономику стран ЦА, зависящих от экспорта сырья. Прогнозы по мировым ценам на нефть в 2019 году предполагают колебания в диапазоне 50-80 долл. США за баррель. Наиболее ожидаемая цена предполагается на уровне 55-65 долл. за баррель. На рынке урана, важного экспортного товара для Узбекистана и Казахстана, в 2019 году ожидается незначительный рост цен в силу ожидаемого сокращения предложения со стороны крупнейших производителей урана. Однако, в целом, цены на уран продолжат оставаться на низких значениях. Цены на золото в следующем году, как предполагается, будут находится на уровне 1300-1350 долл. США за тройскую унцию, однако может наблюдаться и более значительная волатильность в силу нестабильности факторов, влияющих на цену золота.

Тренд на интеграцию стран ЦА в мировую экономику, в следующем году будет продолжен. Между тем все большая поляризация между центрами силами и торможение процессов глобализации из-за роста протекционизма и усиления ограничительных и санкционных явлений в мире будет оказывать тормозящее влияние на развитие экономического сотрудничества с внерегиональными странами, но может способствовать экономическому сближению стран региона друг с другом.

Узбекистан

Два прошедших года запустили процессы, изменяющие экономические правила сложившейся хозяйственной жизнедеятельности страны. Постепенная и поэтапная либерализация экономики, отмеченные экспертами Азиатского банка развития затяжные последствия девальвации сума, снятие ограничений и снижение тарифов во внешнеэкономической деятельности – все это оказывает на экономику как положительное, так и отрицательное воздействие. На текущий момент происходят запущенная в ходе реформ перестройка экономики и адаптация экономических субъектов к новым правилам. В 2019 году в Узбекистане ожидается продолжение начатых реформ и снижение влияния сопутствующих негативных явлений.

В конце ноября прошлого года было представлено Бюджетное послание, в котором впервые был представлен среднесрочный прогноз по основным макроэкономическим показателям страны на 2019-2021 годы. Согласно данному прогнозу, в 2019 году рост ВВП в Узбекистане ожидается на уровне 5,4% и ускорение темпов роста до 7% в 2021 году. В текущем году сохранится высокий уровень инфляции на уровне 15,5%, что связано с продолжением либерализации цен, роста потребительского и инвестиционного спроса. Однако в последующие годы уровень инфляции, при условии благоприятной внутренней и внешней экономической ситуации, будет снижаться и в 2021 году может составить 9,9%.

В 2019 году ожидается рост инвестиций в основной капитал на уровне 17%. Прямые иностранные инвестиции вырастут в сравнении с 2018 годом примерно на 30%. В промышленности в 2019 году ожидается замедление темпов роста с 6,1 до 4,9%. Рост валового выпуска сельскохозяйственной продукции запланирован на 3,3%. Ожидается значительный рост в сфере строительства: в 2019 году на 8,4%, в 2020-м на 10% и в 2021 году на 14,6%. Сфера услуг вырастет в 2019 году на 6,2%.

В текущем году пройдет проверку на прочность вся налогово-бюджетная система страны. С начала года вступила в силу значительно измененная налоговая система. Как ожидается, значительно снизится нагрузка на бизнес, в рамках снижения подоходного налога увеличатся доходы населения. В то же время, по крайней мере в первые годы, возможно давление на бюджет страны в виде возможного снижения доходов в силу того, что уровень легализации бизнеса может оказаться ниже ожидаемого и будет протекать медленно.

В 2019 году доходы госбюджета составят 24,2% от ВВП, расходы – 25,3%. Закладывается дефицит государственного бюджета в размере 1,1% к ВВП. При этом по итогам прошлого года ожидается дефицит в размере 1,2% от ВВП, между тем, как на 2018 год профицит государственного бюджета был заложен на уровне 0,02% к ВВП.

Дефицит госбюджета ближайших трех лет планируется покрывать за счет внешних займов Всемирного банка и Азиатского банка развития, выпуска государственных краткосрочных облигаций до 3 трлн. сум. в 2019-2021 годах. При этом на 2019-2021 годы установлена предельная величина суверенного долга в размере 40% к ВВП. В текущем году госдолг ожидается на уровне 21,8% к ВВП, что ниже ожидаемого в 2018 году (23,7%). В 2019 году, 2,4% расходов государственного бюджета пойдет на обслуживание государственного долга. В 2021 году госдолг ожидается на уровне 26,3% к ВВП.

В рамках проводимой кредитно-денежной политики, по заявлению Центробанка, в среднесрочный период в приоритете остается снижение уровня инфляции, что предполагает проведение умеренно жесткой монетарной политики, при этом не исключается ее ужесточения в случае развития негативных сценариев в узбекской экономике.

Центральный банк Узбекистана рассматривает перспективы развития экономики в рамках базового и альтернативного (рискового) сценариев. Первый предполагает на фоне относительной стабильности внешних условий успешную реализацию намеченной налоговой реформы, совершенствование координации бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики, нормализацию темпов роста кредитования экономики на уровне 25% в 2019 году.

Альтернативный сценарий предполагает ухудшение внешних и внутренних условий развития экономики. При развитии данного сценария рост уровня инфляции ожидается до 17-18% в 2019 году, что в свою очередь может привести к ужесточению монетарной политики со стороны Центробанка.

В целом, 2019-2020 годы, скорее всего, станут наиболее динамичными ввиду запущенных реформ. Улучшение предпринимательского и инвестиционного климата, рост доходов населения и увеличение спроса, вводимые с нового года налоговые льготы для экспортеров и ожидаемый рост экспорта и улучшение торгового баланса позволят экономике выйти на более высокие темпы роста экономики. Внедрение и совершенствование инструментов экономического регулирования, как ожидается, позволит активно противодействовать «раскручиванию» негативных сценариев, вызванных положением во внешнеэкономической сфере и перестроечными явлениями внутри страны.

Прогнозы МФО по Узбекистану

Прогноз Всемирного банка по экономике Узбекистана на 2019-2020 годы демонстрирует положительную тенденцию 5,1% и 5,5% после сбавления темпов до 5% в 2018 году. Как поясняет ВБ, это связано с постепенным вступлением в силу эффекта от проводимых реформ, девальвацией национальной валюты и ужесточением кредитно-денежной политики. На улучшение перспектив долгосрочного роста окажут влияние приватизация предприятий, налоговая, банковская реформы.

Читайте также:  Выборы будущее нашей страны

Относительно узбекской экономики АБР в течение 2018 года понизил прогноз на 2019 год. Согласно сентябрьскому докладу, темпы роста экономики Узбекистана составят 5%. Уровень инфляции составит 14%. Относительно прогноза по 2018 году (4,9%) в целом в 2019 году ожидается положительная динамика.

По мнению МВФ темпы роста узбекской экономики сохранятся на уровне 2018 года – 5%.

Казахстан

Согласно прогнозу социально-экономического развития Республики Казахстан на 2019-2023 годы, в целом в ближайшие годы ожидается рост казахской экономики.

Официальные прогнозы развития экономики Казахстана на 2019-2023 годы рассматриваются в трех сценариях: оптимистичном, базовом и пессимистичном. Основными факторами, в условиях которых будет развиваться казахская экономика, являются тенденции развития мировой экономики, мировых цен на нефть и ситуация на глобальном финансовом рынке. Основными внешними рисками для казахской экономики остаются значительная волатильность на рынке нефти, замедление экономик еврозоны (на которые приходится более 50% всего казахского экспорта), усиление противоречий между Россией и Западом.

При оптимистичном сценарии ожидаются среднегодовое увеличение ВВП на уровне 4,4% и высокий рост во всех сегментах экономики. При базовом сценарии рост казахской экономики предполагается на уровне 4,1% и при пессимистическом – на уровне 3,8%. Официальный прогноз по экономике строится на основе базового сценария.

Кредитно-денежная политика продолжит ориентацию на удержание инфляции в пределах заданных коридоров и их ежегодное снижение. На 2019 год такой коридор задан на уровне 4-6%. Соответственно, изменение базовой ставки процента будет исходить из основной задачи Центрального банка по стабилизации цен. Уровень монетизации экономики, как ожидается в ближайшие пять лет, будет оставаться на уровне 37% с постепенным незначительным увеличением в десятых долях.

Ожидается рост положительного торгового баланса, снижение показателя отношения текущего счета к ВВП, которое является отрицательным. Государственный и правительственный долг также будет снижаться по отношению к ВВП. К 2028 году ожидается снижение государственного долга до 18,7% по отношению к ВВП с ожидаемых в 2018 году 25%.

Основными задачами бюджетно-налоговой политики Казахстана на ближайшие годы заявлены:

– снижение зависимости бюджета от нефтяных доходов;

– стабилизация и сохранение активов Национального фонда;

– повышение эффективности и результативности бюджетных расходов;

– продолжение фискальной децентрализации и повышение самостоятельности местных исполнительных органов.

Экономика Казахстана продолжает в значительной степени зависеть от экспорта энергоресурсов, что создает определенные риски при развитии негативных сценариев на мировом рынке нефтепродуктов. В связи с этим правительством Казахстана проводится работа по снижению зависимости бюджета от нефтяных доходов. Казахстан в среднесрочной перспективе намерен снизить уровень ненефтяного дефицита госбюджета до 6,3% к ВВП в 2020 году. При этом с 2019 года планируется поддерживать дефицит бюджета на уровне 1,5%. Для достижения сокращения ненефтяного дефицита предполагаются стимулирование роста доходов от ненефтяного сектора, сокращение использования средств Национального фонда, рационализация бюджетных расходов. Также запланирована и комплексная приватизация госпредприятий, что, в свою очередь, будет способствовать снижению нагрузки на расходы государственного бюджета.

В 2019 году рост ВВП Казахстана ожидается на уровне 3,8% с постепенным увеличением темпов в последующие годы за счет умеренного роста потребления населения, экспорта и валового накопления. На прирост ВВП значительное влияние окажут рост инвестиций и чистого экспорта. Продолжение реализации государственных программ окажет положительный эффект на экономику в целом.

В отраслях экономики в 2019 году ожидается рост сферы услуг на 4,2%, производства товаров – на 3,3%. В промышленности, как предполагается, обрабатывающая промышленность (рост в 2019 году на 3,8%) будет развиваться более быстрыми темпами, нежели добывающая (на 2,1%). Как отмечается в прогнозе, «повышение конурентоспособности обрабатывающей промышленности является главной задачей страны». Рост нефтедобычи составит 101,1% и увеличится с ожидаемых 87 млн. тонн в 2018 году до 88 млн. тонн в следующем. При этом в 2023 году добыча сырой нефти увеличится до 99 млн. тонн. В целом среднегодовой рост промышленности ожидается на уровне 3% в период 2019-2023 годов.

Сельскохозяйственный сектор в ближайшие годы будет демонстрировать достаточно высокие темпы роста. В 2019 году ожидается увеличение валового выпуска АПК на 6,2%, чему будет способствовать продолжение реализации государственной программы развития агропромышленного комплекса, развитие агрохимии, увеличение доли посевов качественных сортов семян.

Строительная сфера в нынешнем году должна показать рост на уровне 3,7% и в последующие годы поступательно увеличится до 4,6%. Рост транспортного сектора, как ожидается, в 2019 году составит 3,8%, информации и связи – 3%.

Прогнозы МФО по Казахстану

Всемирный банк в январском докладе прогнозирует снижение темпов роста казахской экономики до 3,5% в 2019 году и 3,2% в 2020-м. Это связано в большей степени с внешними рисками, среди которых наблюдаемое обострение геополитической борьбы, высокая волатильность цен на мировом рынке нефти.

Эксперты АБР в сентябрьском докладе пересмотрели прогнозы по экономике Казахстана в сторону увеличения. Так, рост ВВП РК в 2019 году, по их мнению, составит 3,9%, тогда как ранее прогнозировалось 3,5%. Между тем, уровень инфляции ожидается на более высоком уровне чем ранее, однако прогноз по сохранению тенденции на снижение сохранился. Уровень инфляции по версии АБР в 2019 году в Казахстане составит 6,5% (ранее прогнозировалось 6,2%).

Международный валютный фонд также прогнозирует снижение темпов роста в 2019 году до 3,1% в сравнении с ожидаемыми в 2018-м 3,7%. Однако к 2023 году ожидается увеличение темпов роста до 4,6%.

Кыргызстан

Согласно официальному среднесрочному прогнозу социально-экономического развития Кыргызской Республики на 2019-2021 годы, в целом в текущем году ожидается благоприятное положение в экономике страны. Внешние факторы, оказывающие влияние на экономику Кыргызстана в целом те же, что и для региона. Внутренними условиями, на фоне которых будет развиваться кыргызская экономика, являются следующие: рост деловой активности на фоне улучшения инвестиционного климата, умеренный рост чистого притока денежных переводов физических лиц, осуществляемых через систему переводов, увеличение потребительского спроса, зависимость внутреннего рынка от импорта продовольственной группы товаров (мука, растительное масло, сахар, крупы и т.д.), открытость экономики, высокий уровень «теневой» экономики (24,5%).

В текущем году новое правительство приняло пятилетнюю Программу развития страны на 2018-2022 годы «Единство. Доверие. Созидание». Данная программа определяет основные цели правительства в развитии страны и методы их достижения.

Экономика Кыргызстана в 2019 году, как ожидается, вырастет на 4% после снижения темпов роста в 2018 году с ожидаемым показателем на уровне 2,8%. Наибольший вклад в ВВП ожидается со стороны строительства и сферы услуг, а доли промышленности и сельского хозяйства в структуре ВВП незначительно снизятся.

Среднегодовая инфляция ожидается на уровне 3,9%. Среди внутренних факторов, которые повлияют на рост цен, отмечаются увеличение внутреннего спроса за счет роста денежных переводов, предполагаемое повышение тарифов на электрическую и тепловую энергию в 2019-2021 годах, повышение минимальной розничной цены на табачную продукцию, сезонные колебания цен на продовольственную продукцию, риск роста цен на горюче-смазочные материалы, волатильность обменного курса.

Планируется рост инвестиций в основной капитал на уровне 10,4%. В структуре инвестиций предполагается увеличение доли внешних инвестиций и снижение внутренних.

Как ожидается, после снижения темпов роста промышленного производства в 2018 году до 1,7% в нынешнем году ожидается рост промышленного выпуска на уровне 3,2%. Обрабатывающая промышленность вырастет на 2,8% за счет роста производства продуктов питания (увеличение на 9,5%), текстильного производства (на 12%), стройматериалов (на 7%). Ожидается увеличение объемов производства металлургической продукции за счет увеличения производства на месторождениях. При этом на месторождениях Кумтор и Макмал ожидается продолжение снижения объемов производства золота. Здесь стоит сказать, что снижение объемов производства на Кумторе уже привело в прошлом году к спаду показателей промышленного выпуска. В рамках программы «Единство. Доверие. Созидание» намечена «реанимация» легкой промышленности Кыргызстана посредством создания в регионах кластеров и технополисов. В горнодобывающей промышленности ожидается увеличение объема производства на 2,8% за счет увеличения добычи каменного и бурого угля, нефти и природного газа, металлических руд.

В 2019 году в сельском хозяйстве запланировано увеличение валового выпуска продукции на 2,7%. При этом животноводство увеличится на 2,7%, растениеводство – на 2,5%. Ожидается, увеличение производства и повышение урожайности зерновых, сахарной свеклы, хлопка, масличных культур, картофеля, овощей, плодов и ягод. При этом, как отмечается, продолжится сокращение посевов пшеницы в пользу многолетних трав и увеличения кормовой базы для покрытия ожидаемого увеличения поголовья скота, при условии наличия доступа к высококачественным сортам пшеницы из России и Казахстана.

Сфера услуг Кыргызстана вырастет в 2019 году на 3,7% вследствие увеличения роста потребления, реальных доходов населения. Ожидается расширение оптовой и розничной торговли, рост транспортных услуг. Одним из приоритетных направлений будет развитие туристической сферы.

В 2019 году ожидается увеличение внешнеторгового оборота на 4,6% до 7,2 млрд. долл. США. Рост экспорта на 5,3% будет обусловлен увеличением поставок за рубеж цемента, одежды. Также ожидается и рост импорта на 4,4% в силу увеличения закупок природного газа, нефтепродуктов, промежуточных и потребительских товаров. Отрицательное сальдо чистого экспорта товаров и услуг по отношению к ВВП составит -31,5%, увеличившись в сравнении с 2018 годом на 0,2 п.п.

Читайте также:  Самые привлекательные страны для туризма

Как ожидается, реальное увеличение денежных доходов населения в 2019 году составит 2,3%, однако в последующие два года их рост будет очень низким: в 2020-м – 100,1%, в 2021-м – 100,4%. Между тем, ожидается последовательное снижение уровня безработицы с ожидаемых 7% в 2018 году до 6,6% в 2021 г. и увеличение производительности труда.

Прогнозы МФО по Кыргызстану

Согласно январскому докладу Всемирного банка, в 2019-2020 годах темпы роста кыргызской экономики ожидаются на уровне 3,4 и 3,9% соответственно. Необходимо отметить, что увеличение темпов роста в Центральной Азии, помимо Кыргызстана, будет только в Узбекистане. В остальных странах ЦА ожидается либо снижение темпов, либо стабильность.

Сентябрьский прогноз от Азиатского банка развития по росту кыргызской экономики сходится с официальными оценками и составляет 4%. Прогнозируемый уровень инфляции составляет 4,5%.

Международный валютный фонд прогнозирует рост кыргызской экономики на уровне 4,5% в 2019 году.

Таджикистан

Согласно прогнозу основных макроэкономических показателей Республики Таджикистан на 2018-2020 годы, представленному на сайте Министерства экономического развития и торговли Таджикистана, в 2019-2020 годах ожидается положительная динамика темпов роста – 7,3-7,6%. Ожидается увеличение инвестиций в основной капитал по всем источникам финансирования. В рассматриваемый период планируется ежегодно увеличивать привлечение иностранных инвестиций в среднем на 10%.

Уровень инфляции запланирован не выше 6,8%, таким образом, задается целевой ориентир на снижение уровня инфляции относительно ожидаемого уровня 2018 года в 7%.

Предполагается последующее обесценение таджикского сомони относительно доллара США с среднегодовых 9 сомони за доллар в 2018 году до 9,4 в 2019-м и 10-ти в 2020 году.

По отраслям экономики также прогнозируется положительная динамика. Особенно высокие темпы роста ожидаются в промышленности Таджикистана: в 2019 году валовый выпуск промышленной продукции увеличится на 115,8%, а в 2020 году – на 116,3%. Относительно планируемых показателей на 2018 год в текущем году ожидается увеличение выработки электроэнергии на 13%, угля, цемента на 20%, хлопкового волокна и продукции его переработки. Производство первичного алюминия в 2019 году предполагается увеличить на 11%, а в 2020 году относительно плана на 2018 год – на 77%.

Валовый выпуск сельского хозяйства в 2018-2019 годах планируется увеличивать в пределах 6,5-7% ежегодно. В нынешнем году ожидается увеличение производства зерновых, овощей, фруктов, бахчевых культур, мяса, молока. Выращивание хлопка-сырца в 2019 году планируется увеличить на 8%, а уже в 2020 году относительно текущего – на 36%. Между тем, в 2020 году ожидается незначительное снижение по пшенице.

В сфере услуг, транспортный сектор в среднем должен увеличиться на 3%, розничная и оптовая торговля – на 7%, платные услуги – на 2,6%.

Внешнеторговый товарооборот, планируется в 2019 году увеличить на 6,8% до 4,6 млрд. долл. США. При этом отмечается сравнительно высокое превышение темпов роста экспорта над импортом. К 2020 году планируется довести объем экспорта до 1,5 млрд., при этом в 2019 году рост ожидается на 16,5% до 1,3 млрд. долл. США, а в 2020 году на 15,4%. К 2020 году ожидается увеличить объем экспортируемой электроэнергии в 20 раза до 3 млрд. кВт. ч. Также в ближайшие годы Таджикистан намерен увеличить поставки на зарубежные рынки первичного алюминия, хлопкового волокна, плодоовощной продукции. В то же время объем импорта в рассматриваемый период составит 3,2 и 3,3 млрд. долл. США соответственно, увеличиваясь в среднем в год на 3,2%. Таким образом, в 2019 году отрицательное сальдо составит 1,9 млрд. долл. США.

Прогнозы МФО по Таджикистану

Всемирный банк прогнозирует в 2019-2020 годах рост на уровне 6%, что ниже, чем было в 2017 году, когда валовый выпуск увеличился на 7,1%.

В отличие от прогноза ВБ, эксперты АБР считают, что в 2019 году таджикская экономика вырастет на 6,5%. При этом прогнозируется увеличение инфляции в 2019 году до 7% с ожидаемых 6,5% в 2018 году.

Прогноз от МВФ по Таджикистану наиболее низкий. Эксперты МВФ считают, что темпы роста таджикской экономики снизятся до 5% в 2019 году.

Туркменистан

В ходе первого заседания Халк Маслахаты Президент Туркменистана заявил, что в 2019 году рост экономики будет обеспечен на уровне 6,2%.

1 декабря 2018 года был принят Закон о государственном бюджете Туркменистана на 2019 год, где доходы и расходы составят 83 868,3 млн. манатов, или почти 24 млрд. долл. США в пересчете по официальному курсу. Из них, как и в прошлом году, предполагается расходование на социальную сферу в объеме 75-80%. Необходимо отметить, что доходы/расходы государственного бюджета в номинальном выражении снижаются второй год подряд. Так, доходная часть в запланированном госбюджете на 2018 год сократилась на 8% в сравнении с 2017 годом. Соответственно, в 2019 году доходы бюджета по отношению к значению 2018 года сократятся на 12,2%. При учете официальной инфляции, которая в прошлом и текущем годах остается на сравнительно высоком уровне, реальный спад доходов и расходов госбюджета оказывается еще выше.

С 1 января 2019 года для населения Туркменистана отменяются льготы по газу, электроэнергии, воде и прочим социальным благам, которые предоставлялись туркменскому населению бесплатно либо по минимальным ценам. Данное решение было объяснено Президентом Туркменистана в ходе первого заседания Халк Маслахаты увеличением доходов населения и необходимостью переориентации благ в пользу будущих поколений. Тем самым ожидается некоторое снижение расходов населения по другим статьям потребления.

Во внешнеэкономической деятельности правительство Туркменистана продолжит политику наращивания экспорта, сокращения импорта и развития импортозамещающего производства. В то же время одной из целей кредитно-денежной политики остается поддержание стабильности национальной валюты Туркменистана – маната.

В сфере сельского хозяйства, где в последние годы руководством Туркменистана отмечалось замедление реформ, в 2019 году ожидается ряд положительных изменений, которые были анонсированы в ходе первого заседания Халк Маслахаты в сентябре текущего года. В частности, речь идет о повышении закупочных цен на пшеницу и хлопок, а также о предоставлении льготных кредитов субъектам агросектора. Кроме того, в текущем году начали создавать земельные фонды сельскохозяйственного назначения из пахотных земель, изъятых у нерентабельных дайханских объединений. Участки из фонда предоставляются сельхозпроизводителям на срок до 99 лет, на условиях выращивания на 70% участка пшеницы и хлопка по госзаказу, а на 30% – прочих культур на усмотрение арендатора. Излишки произведенной продукции реализуются по усмотрению производителя.

В сфере промышленности на 2019 год предполагается вложение инвестиций в производство полиэтилена, полипропилена, высокооктанового бензина, ожидается старт строительства предприятий по производству йода и брома. В электроэнергетике также ожидаются введение новых мощностей и модернизация существующих, что позволит в том числе увеличить экспортные поставки электроэнергии. В газовой отрасли правительство Туркменистана продолжит уделять повышенное внимание реализации газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия. Еще одним важным моментом для Туркменистана является ожидаемое возобновление закупок туркменского газа российским «Газпромом», что должно положительно сказаться в целом на туркменской экономике.

В Туркменистане в рамках заявленного перехода к рыночной экономике анонсирована приватизация как минимум в животноводческой и рыбной отраслях и топливно-энергетическом комплексе. Также на уровне президента высказывалась необходимость поддержки отечественных предпринимателей.

Реализация данных мер, как предполагается, должна оздоровить экономику, снизить в ней присутствие государства и придать импульс развитию деловой активности в стране.

Прогнозы МФО по Туркменистану

В январском докладе Всемирный банк серьезно пересмотрел свои прогнозы по туркменской экономике в 2019-2020 годах в сторону снижения. Если в июньском докладе в рассматриваемый период ожидались темпы роста на уровне 6,3%, то в январском ожидается снижение темпы роста с оценочных 6,2% в 2018 году до 5,6% в 2019-м и 5,1% в 2020 году.

В Азиатском банке развития считают, что туркменская экономика в 2019 году продемонстрирует 6%-ный рост, что является замедлением в сравнении с предыдущими годами. Уровень инфляции в Туркменистане, как ожидается, сохранится достаточно высоким и составит 8,2%, однако снизится относительно ожидаемого показателя в 2018 году (9,4%).

МВФ, как и ВБ, прогнозирует снижение темпов роста туркменской экономики до 5,6% в следующем году.

Краткое резюме

В 2019 году в странах Центральной Азии властями будет продолжаться работа по ликвидации структурных дисбалансов в экономиках и по дальнейшему переходу к рыночной многоукладной экономике. В данном направлении расширяются планы по дальнейшему разгосударствлению госсобственности, намечена как полная, так и частичная приватизация ряда крупных и мелких предприятий. Вполне можно ожидать и продолжения постепенного отказа от регулирования цен в некоторых странах ЦА и последующей либерализации экономики. Продолжение стимулирования экономик в большинстве стран ЦА, ориентированность на экспорт будут способствовать снижению безработицы, росту доходов населения и, соответственно, увеличению совокупного спроса. В то же время, в силу внутренних и внешних факторов, сохранятся риски усиления инфляции. В целом, в странах Центральной Азии в 2019 году ожидается положительное экономическое развитие.

Руслан Наилев

Экономическое обозрение №1(229) 2019

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector