Меню

Экономическое партнерство с другими странами

Экономическое партнерство с другими странами

Внешнеторговый оборот России со странами указанных регионов в период с января по август 2019 года составил 359,9 млрд. долл. США (- 3,3 %), в том числе, экспорт составил 232 млрд. долл. США (- 4,2 %), импорт – 127,9 млрд. долл. США (- 1,7 %). Положительное сальдо России в торговле со странами Азии, Америки, Африки, Ближнего Востока, Европы и Австралией в период с января по август 2019 г. составило 104 млрд. долл. США. При этом доля стран в объеме экспорта России выросла на 0,02 %. Ведущими российскими торговыми партнерами (порядка 61,8 % объема торговли) по-прежнему являются Китай (16,2%), Германия (8 %), Нидерланды (7,71 %), Турция (4,1 %), США (4,05 %), Республика Корея (3,88 %), Италия (3,82 %), Польша (2,5 %), Финляндия (2,16 %), Великобритания (2,16 %), Франция (2,11 %), Индия (1,55 %), Бельгия (1,45 %), Чехия (1,28 %) и Египет (0,93 %).

В большинстве стран этих регионов реализуются крупные государственные программы, проекты, направленные на модернизацию и развитие отдельных отраслей экономики – энергетики, транспортной инфраструктуры, машиностроения, добычи полезных ископаемых, сельского хозяйства. Это определяет интерес к выходу на данные рынки российских компаний, обладающих необходимой востребованной продукцией, технологиями и компетенциями.

Важными составляющими этой работы являются разработка двусторонних стратегий сотрудничества, совершенствование нормативно-правовой базы, выявление и снятие ограничений и барьеров в торговле, проведение международных мероприятий и решение «точечных» проблемных вопросов в интересах отечественного бизнеса.

С крупнейшими зарубежными экономическими партнерами активно развиваются специальные форматы сотрудничества:

  • С Китаем – Соглашение о Евразийском экономическом партнерстве, сопряжение строительства ЕврАзЭС и концепции «ОПОП».
  • С Республикой Корея – дорожная карта реализации концепции «Девяти мостов».
  • С Индией – Экономический стратегический диалог, Стратегии действий по активизации российско-индийского экономического сотрудничества на период 2019-2021 гг.
  • С Египтом – стратегическое партнерство.
  • Со странами Африки – новая концепция экономического взаимодействия.
  • С Германией – Декларация о двусторонней инициативе «Партнерство для эффективности».
  • С Францией – дорожная карта по реализации Совместного заявления Министерства экономического развития Российской Федерации и Министерства экономики и финансов Французской Республики по «новому российско-французскому партнерству для экономики будущего».

Универсальным механизмом постоянного взаимодействия в торгово-экономической сфере с иностранными партнерами, а также средством сопровождения проектов российских экономических операторов является деятельность межправительственных комиссий по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК).

В настоящее время Департамент развития двустороннего сотрудничества обеспечивает функционирование секретариатов 95 МПК. С января 2019 года проведено 35 заседаний МПК (9 высокого уровня) и 26 встреч сопредседателей МПК.

Источник

Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство: ожидания и риски

Подписание 15 ноября 2020 г. в Ханое на полях 37-го саммита АСЕАН Соглашения о всестороннем региональном экономическом партнёрстве (ВРЭП) можно считать одним из наиболее значимых событий «коронавирусной эпохи». Вместе с тем, в Восточной Азии даже позитивные с точки зрения восстановления пострадавших от пандемии региональных экономик события рассматриваются в логике поиска победителей и проигравших. При этом взгляды чаще всего обращаются в сторону двух ведущих региональных игроков — Пекина и Токио.

Япония, на первый взгляд, является скорее проигравшим в «битве» региональных проектов. Действительно, после выхода в 2017 г. США из Транстихоокеанского партнёрства (ТТП) Японии пришлось взять на себя функцию «спасателя» этого союза. Во многом благодаря её усилиям в 2018 г. в Сантьяго было сформировано реформированное образование — Всеобъемлющее и прогрессивное Транстихоокеанское партнерство (ВПТТП). Однако, мегапроектом это обновлённое партнёрство так и не стало. Его недостаточная привлекательность для отдельных азиатских государств была связана не только с выходом из него Вашингтона, но и с включением в него таких чувствительных для многих азиатских стран таких сфер как экология, интеллектуальная собственность, деятельность предприятий с госучастием.

Новообразованный ВРЭП превосходит по формальным показателям ВПТТП, в том числе, по такому важному, как количество стран участников (15 против 11). В число этих стран входит, кроме Китая, такой значимый экономический актор, как Республика Корея. Вместе с тем, по своему географическому охвату ВПТТП — значительно шире, поскольку включает в себя ряд стран американского континента, которые, впрочем, сегодня проигрывают государствам Восточной Азии во влиянии на ситуацию в мировой экономике.

Читайте также:  Главные страны экспорта химической отрасли

На первый взгляд, Китай, оставшийся в своё время без приглашения в ТТП, в результате «прибрал к своим рукам» региональную интеграционную повестку.

Но сложившуюся ситуацию следует скорее рассматривать не столько с точки зрения конкуренции конкретных интеграционных проектов, сколько с позиции подходов Пекина и Токио к вопросам региональной архитектуры. Если Пекин выступает за то, чтобы региональные вопросы, в том числе и экономические, разрешались без внешнего вмешательства, то Токио последовательно продвигает принцип «открытого регионализма», подразумевающий активное вовлечение в региональную повестку внешних по отношению к Восточной Азии игроков, прежде всего, США, Индии и государств южной части Тихого океана. Японский подход нашёл своё выражение и в названии активно поддерживаемой бывшим премьер-министром Японии Синдзо Абэ и его единомышленниками концепции «Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона», которая во многом была принята администрацией Д. Трампа за основу собственной Индо-Тихоокеанской стратегии. Однако, правительство Японии выступает за более мягкий вариант реализации идеи ИТР, предпочитая инфраструктурное обустройство региона и свободу судоходства жёстким действиям США по сдерживанию Пекина в традициях холодной войны. Подобная позиция Токио может найти значительную поддержку среди многих государств-участников новообразованного ВРЭП.

Токио прилагал значительные усилия для более тесного вовлечения АСЕАН в Индо-Тихоокеанскую повестку. Принцип центральной роли АСЕАН в решении региональных проблем безопасности ранее был объявлен Токио соответствующим концепции Индо-Тхоокеанского региона. То обстоятельство, что страны АСЕАН фактически взяли на себя инициативу по работе над соглашением ВРЭП, в целом соответствует интересам Токио. Это может способствовать, как там надеются, и заинтересованности Китая в дальнейшем развитии отношений со своими соседями.

Что касается «открытого регионализма», то отказ Индии от участия во ВРЭП способствует серьёзному усилению региональных позиций Китая, поскольку Австралия и Новая Зеландия могут оказаться «плохими помощниками» для Токио в вопросах сдерживания напористости Пекина. Впрочем, условия ВРЭП подразумевают возможность возвращения Индии. Но всё же главные надежды Токио были связаны с возвращением США в ТТП, хотя основания для подобных ожиданий выглядят несколько преувеличенными.

Несмотря на то, что в вопросе определения победителя выборов Президента США, по мнению Дональда Трампа, окончательная точка ещё не поставлена, Джозеф Байден твёрдо намерен принимать дела в Белом Доме. И здесь в Токио могут оправданно рассчитывать на то, что новая американская администрация вместо торговых войн будет применять более гибкую стратегию. В ходе выборной кампании Джозеф Байден не затрагивал чувствительную для своих политических оппонентов тему возвращения США в ТТП. Кроме того, ситуация политического раскола между американскими группами элит делает практически пока невозможным достижение консенсуса между демократами и республиканцами практически по любым значимым вопросам. Вместе с тем, дальнейшее увеличение регионального влияния КНР и опасения того, что ВРЭП может быть использовано Пекином для решения не только экономических, но и более широких задач, могут подтолкнуть Вашингтон к более активному участию в региональных делах и к диалоговому, а не директивному стилю взаимоотношений со своими союзниками, которым, впрочем, злоупотребляли и демократы. Так что в дальнейшем, возможно, у Токио получится убедить своего союзника вернуться в ТТП.

В отношении региональных усилий Токио появились позитивные новости, причём из Лондона. Великобритания намерена начать в следующем году формальные процедуры по присоединению к ВПТТП. По словам высокопоставленных британских чиновников, появление данных планов связано с намерением дать доступ местным экспортёрам к быстро растущему рынку АТР, что выглядит вполне логично на фоне ситуации вокруг Брекзита. Вместе с тем, по мнению Дэвида Уоррена, бывшего британского посла в Японии, британская сторона осознаёт, что ВПТТП — это не чисто экономический проект, одной из его задач является и обеспечение баланса интересов его участников в отношениях с Пекином. Детали своего участия британцы будут обсуждать в ходе закрытых консультаций с входящими в него государствами. Подобные планы Лондона также могут привести к актуализации в Вашингтоне идеи возвращения в Транстихоокеанское партнёрство.

Читайте также:  Монеты всех стран с двуглавым орлом

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Источник

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Политика

The Economist (Великобритания): значение Всестороннего регионального экономического партнерства, крупнейшего в мире торгового соглашения

По своему масштабу это не слишком амбициозный проект, однако он представляет собой победу для Китая и неудачу для Индии и Америки.

Сам процесс его заключения был мучительным, а его название кажется тяжеловесным. Тем не менее, 15 азиатских стран, подписавших 15 ноября в ходе виртуальной церемонии соглашение о Всестороннем региональном экономическом партнерстве или ВРЭП (Regional Comprehensive Economic Partnership — RCEP), могут, по крайней мере, поздравить себя с установлением некоторых рекордов. ВРЭП — самое большое в мире по количеству членов многостороннее торговое соглашение. Участников могло бы быть еще больше, если бы Индия не вышла из него год назад. После пяти лет того, что министр торговли Малайзии Мохаммед Али назвал «переговорами с кровью, слезами и потом», остальные страны достигли победы в области регионального сотрудничества в тот момент, когда Covid-19 наносит беспощадный удар по глобальной экономике.

Однако мнения наблюдателей значительно разделились по вопросу о значения этого достижения. Некоторые из них считают ВРЭП настолько лишенным амбиций проектом, что склонны считать его в основном символическим. Другие же воспринимают его как элемент структуры нового мирового порядка, в рамках которого Китай будет играть главенствующую роль во всей Азии. Истина находится где-то посередине. ВРЭП не провозглашает пока никакой кардинальной либерализации азиатской торговли. Его истоки связаны со своего рода попыткой наведения порядка: собрать под одной компактной крышей различные соглашение о свободе торговли между 10 странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и несколькими другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона, включая Австралию, Китай, Японию, Новую Зеландию и Южную Корею.

Индия отказалась от участия в этом соглашении из опасений того, что ее собственная промышленность может пострадать от засилья китайского импорта. В результате перестало существовать главное препятствие на пути этого соглашения. Однако Индия была бы третьей по величине экономикой в рамках ВРЭП, а еще она является участником некоторых двусторонних торговых соглашений, и поэтому ее уход лишил это соглашения определенной части главного его достоинства, связанного с либерализацией рынков. Дверь для Индии по-прежнему остается открытой, однако в прошлом году ее отношения с Китаем ухудшились на нескольких фронтах. Лю Цзунгуй, китайский ученый и постоянный автор газеты Global Times,популярной газеты Коммунистической партии Китая, позлорадствовал по поводу того, что Индия, по его словам, упустила «свой последний шанс быть интегрированной в процесс глобализации».

Контекст

Влияние Китая в Азии: из пасти крокодила в пасть тигра? (Jakarta Post)

Трамп позволяет Китаю одержать победу

Сможет ли ТТП воскреснуть?

ВРЭП частично пересекается с другим крупным региональным торговым пактом под названием Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнерстве — ВПСТТП (Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership — CPTPP). Эта сделка, которую в 2018 году подписали 11 стран, первоначально называлась Транстихоокеанское партнерство, и в ней предполагалось участие Америки, однако Дональд Трамп вышел из нее, как только оказался в Белом доме. Когда проводились переговоры по поводу двух этих соглашений, американские официальные лица продемонстрировали свое высокомерие, назвав ВРЭП отсталым проектом 20 века, сфокусированном на тарифах и элементарных мерах по облегчению торговли, в отличие от ТТП с включением в него таких областей, как стандарты в области окружающей среды и условий труда, а также правил относительно государственных предприятий.

Читайте также:  Список стран по импорту 2020

Верно то, что ВРЭП является менее амбициозным проектом, но этого и следует ожидать, когда речь идет о соглашении, участниками которого являются как очень богатые страны, такие как Япония и Сингапур, так и очень бедные, такие как Лаос и Мьянма. Согласно оценкам, в рамках этого партнерства отменяются около 90% тарифов, однако это будет происходить в течение 20 лет после его вступления в силу (для этого нужно, чтобы 15 стран его ратифицировали). Его охват сферы услуг можно считать неполным, и оно почти не затрагивает сельское хозяйство. Так, например, Япония сохранит высокие импортные пошлины на некоторые чувствительные в политическом отношении аграрные продукты (рис, пшеница, говядина и свинина, молочные продукты и сахар), которые в рамках ТТП отменяются.

Однако ВРЭП уже делает первые шаги в области гармонизации самых разных правил относительно происхождения товаров, которые содержатся в многочисленных соглашениях о свободе торговли, заключенных между странами АСЕАН, а также устанавливает правила относительно региональной составляющей товаров. Сделано это для того, чтобы промежуточная продукция могла производиться в любой из 15 стран. В результате ВРЭП, как ожидается, будет иметь значительное экономическое влияние. В докладе Института мировой экономики имени Петерсона авторами которого являются Питер Петри и Майкл Пламмер, приводятся данные, которые свидетельствуют о том, что это соглашение поможет увеличить региональный ВВП, ежегодный рост которого составит 186 миллиардов долларов (тогда как в рамках ТТП этот рост составит только 147 миллиардов долларов). По мнению авторов доклада, особенно большую выгоду получит Китай, Япония и Южная Корея. Кроме того, ВРЭП подтолкнет эти три страны к заключению собственного соглашения в свободной торговле, переговоры о котором начались одновременно и обсуждением самого Партнерства, но затем застопорились из-за взаимных обвинений политического характера.

Китай получит выгоду еще и по другим направлениям. Присоединившись к первому для себя многостороннему торговому соглашению, он сможет представить себя как страну, приверженную либерализации торговли, и это будет происходить в тот момент, когда Америка, судя по всему, несколько отстраняется от этого региона и когда она все еще продолжает вести торговую войну с Китаем. Ли Кэцян, премьер-министр Китая, не скрывал своего удовлетворения во время подписания этого соглашения и назвал ВРЭП «победой мультилатерализма и свободной торговли», а затем, перейдя на более лиричный тон, еще «лучом света и надежды среди туч».

В этом соглашении подчеркивается региональный сдвиг в торговле Китая. Меняется модель, в рамках которой главное место занимали цепочки поставок, протянувшиеся между разными азиатскими странами, для производства предназначенных для Запада промышленных товаров. По данным Института международных финансов, расположенной в Вашингтоне финансово-промышленной ассоциации, в первой половине этого года страны АСЕАН обошли Евросоюз и стали самым крупным торговым партнером Китая.

В странах АСЕАН, где и состоялся виртуальный саммит с подписанием соглашения, ВРЭП будет воспринято как доказательство их медленного и постепенного перехода к многосторонним соглашениям во всем — от торговли до проблем Южно-Китайского моря. Однако, если брать долгосрочную перспективу, то некоторые члены АСЕАН обеспокоены сдвигом в сторону того мира, в котором экономическая, политическая и военная мощь Китая будет доминировать в Азии. По этой причине многие страны АСЕАН надеются на то, что при Джо Байдене Америка будет вновь принимать более активное участие в делах региона. В конечном счете, именно по этой причине администрация Обамы так упорно продвигала проект ТТП. Однако представляется маловероятной возможность того, что Байден попытается вернуть Америку в ТТП. Ему предстоит принять участие во многих других сражениях. Азия продолжит меняться под растущим давлением Китая и при сравнительном забвении со стороны Америки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector