Меню

Доктрины национальной безопасности стран

Особенности современных зарубежных

Тема 5. Зарубежные концепции национальной безопасности

Учебные вопросы:

1. Зарождение и формирование концепции национальной безопасности за рубежом. Понятия «концепция», «стратегия», «доктрина».

2. Особенности современных зарубежных концепций национальной безопасности (США, НАТО, Великобритания, ФРГ, Франция, Китай, Япония, страны СНГ).

Зарождение и формирование концепции

Национальной безопасности за рубежом

Система национальной безопасности любой страны базируется на концептуальных политических нормативно-правовых документах, в которых излагаются официальные взгляды на роль и место государства в мире, его национальные ценности, интересы и цели, способы и средства противостояния внешним и внутренним опасностям и угрозам.

В разных странах название документов, раскрывающих содержание концепции национальной безопасности, различное. В частности,

в США — это «Стратегия национальной безопасности»,

в Канаде и Турции — «Политика национальной безопасности»,

в Италии — «Стратегическая концепция национальной обороны»,

в Великобритании, Германии, Китае, Японии и ряде других стран подобными документами являются так называемые «Белые книги».

Положения этих документов являются базой для формирования и осуществления единой общегосударственной политики реализации и защиты национальных интересов, разработки частных концепций и планов, связанных с обеспечением национальной безопасности в международной, военной, экономической, социальной, экологической, информационной и других сферах.

Концепция — (от лат. conceptio — понимание, система), определенный способ понимания, трактовки кого-либо предмета, явления, процесса, основанный на точке зрения на предмет или явление, руководящая идея для их систематического освещения.

Доктрина – (лат. doctrina – учение) систематизированное учение, концепция, совокупность принципов. Часто употребляется при обозначении взглядов с оттенком догматизма.

Стратегия — (от греч. strategos войско веду) — наиболее общий план действия.

Наиболее отработанная и развитая система формирования концептуальных основ национальной безопасности в настоящее время сложилась в США.

Под «национальной безопасностью» в США понимают состояние защищенности государства от враждебных актов или других видов вмешательства, в том числе от внутренних угроз. Понятие «национальная безопасность» включает как национальную оборону, так и внешние отношения государства в политической, экономической и других сферах.

По мнению американских экспертов, национальная безопасность должна обеспечиваться:

во-первых, военным преимуществом над любым иностранным государством или группой государств;

во-вторых, благоприятными позициями США и их союзников на международной арене;

в-третьих, поддержанием обороноспособности страны на уровне, позволяющем успешно противостоять любым враждебным и разрушительным действиям, проводимым открыто или тайно.

Своими истоками нормативные документы в сфере национальной безопасности уходят в 50-е годы ХХ века.

В основу американской теоретической модели национальной безопасности положены научные труда Г. Моргентау, который считал, что содержание национальной безопасности и национальных интересов определяется политическими традициями и общим культурным контекстом, в рамках которых нация формулирует свою внешнюю политику. При этом есть некоторые вещи, которые «все государства не могут не делать: защищать свою физическую, политическую и культурную сущность против посягательств других государств».

Следует отметить, что в 50-е годы в академических кругах США ещё не выделяли категорию национальной безопасности из категории национальных интересов. Поэтому для проведения границы между двумя этими категориями политики, Вольферс предложил такое определение категории национальной безопасности — «безопасность в объективном смысле измеряется отсутствием угрозы приобретенным государством ценностям, а в субъективном смысле, отсутствием страха за то, что эти ценности будут подвержены угрозе».

Уже во второй половине 60-х годов ХХ века в основе концепции национальной безо­пасности США лежал идеологический подход в его чистом виде — антикоммунистический подход холодной войны.

В 70-е годы ХХ века, в период разрядки, в процессе формирования концепции национальной безопасности США верх взяли идеи школы политического реализма, в соответствие с которыми международные и внутренние дела государства, вообще существование государства должно базироваться на основе соблюдения законов.

Но уже в 80-е годы ХХ века на поверхность вновь всплыли варианты доктрины национальной безопасности, сформулированные ещё в начале 60-х годов сторонниками идеологизированной политики. Как известно, Р. Рейган именно в подобных выражениях и терминах определил внешнеполитическую сторону концепции национальной безопасности США на тот период:

«Для восьми американских администраций и двадцати конгрессов основы американских внешнеполитических принципов оставались непоколебимыми: противостояние тоталитаризму, защита демократических реформ и прав человека, содействие процветанию и свободе во всем мире, причем все это на основе мощной обороны и твердых обязательств перед союзниками и друзьями».

Результаты распада СССР самым непосредственным образом отразились на доктрине национальной безопасности США, потребовав пересмотра ряда её положений. Теперь её суть заключается не столько в защите американских ценностей и противодействии коммунизму (предполагается, что с ним покончено), сколько в утверждении и защите верховенства США в мире, устранении всех врагов США. Именно таким образом современная концепция национальной безопасности США стремиться обеспечить безопасность государства от внутренних и внешних угроз, что, по сути, является ярким проявлением превращения доктрины национальной безопасности в доктрину американского гегемонизма.

В 90-м году ХХ в., американцы пересмотрели свои основные установки национальной безопасности, заявив, что теперь отпала военная угроза Соединенным Штатам и их союзникам, поэтому они положили совершенно иное основание в понятие национальной безопасности. Теперь у них гвоздем является экономика — борьба за обеспечение преимущественного положения американцев и их компаний во всех местах земного шара.

Стратегия концепции национальной безопасности США 90-х годов ХХ века в формулировке госсекретаря У. Кристофера состояла из «трех столпов», четырех принципов и пяти направлений. К «столпам» относятся:

усиление экономики США,

распространение демократии в мире с помощью США,

усиление военной мощи США для охраны существующих ценностей и достижения новых.

Читайте также:  Доминиканская республика язык страны

«Принципы» формулировались в виде долженствования: Америка должна:

сохранить свое лидерство как единственная сверхдержава мира,

установить эффективные политико-экономические отношения с наиболее сильными державами мира,

создавать институты, содействующие экономическому сотрудничеству и решению проблем безопасности,

поддерживать демократические процессы в мире в целях распространения американских идеалов и интересов в мире.

Пять направлений включают:

развитие открытой глобальной торговой системы,

развитие нового порядка безопасности в Европе,

содействие в установлении многостороннего мира на Ближнем Востоке,

препятствие распространению оружия массового поражения в мире,

борьба с международной преступностью, наркобизнесом и терроризмом.

То есть концепция национальной безопасности США отошла от доктрины сдерживания и противодействия коммунизму, заменив её стратегией расширения гегемонии США, суть которой заключается в великодержавном америкоцентризме, крайней идеологичности (демократия, рынок по-американски) и агрессивном глобализме. Причем, американцы по каким-то причинам не разделяют категорию национальных интересов и категорию национальной безопасности.

Основные цели политики в области безопасности в изложении авторов Доклада министерства обороны Конгрессу на 1996 год включали в себя:

защиту жизни американцев как в своей стране, так и за рубежом,

сохранение государственного суверенитета, политических свобод и независимости с их ценностями, институтами и территориальной целостностью,

материальное и моральное процветание государства и граждан.

Среди угроз американским ценностям и национальной безопасности указывались попытки региональных держав, враждебных интересам США, достичь ге­гемонии в своих регионах путем агрессии или устрашения, угрозы демократии и реформам в государствах бывшего СССР и его сателлитов в Восточной Европе, других странах. Таким образом, национальные интересы США сохраняют свою идеологичность и одновременно являют собой политику реализма, хотя первому и дается приоритетное значение.

В дальнейшем в США принимались Стратегии национальной безопасности в 2002, 2006 и 2010 годах. Сегодня действует стратегия, принятая в феврале 2015 года. Основой любой стратегии национальной безопасности США является следующая фраза, присутствующая и в документе 2015 года: «Вопрос не в том, должна ли Америка лидировать. Вопрос в том, как мы должны лидировать».

Сегодня, согласно американским взглядам, целенаправленность обеспечения национальной безопасности достигается путем выработки и реализации соответствующей стратегии, утверждаемой президентом страны.

«Стратегия национальной безопасности», опубликованная Белым домом, – это основополагающий доктринальный документ, в котором администрация США излагает для внутренней аудитории и мировой общественности цели, задачи и методы их реализации в отношении вопросов национальной и международной безопасности. Впервые такой документ был выпущен в свет еще администрацией Ричарда Никсона. В 1986 году был принят закон Голдуотера–Никольса, который, в частности, сделал подготовку «Стратегии национальной безопасности» обязательной.

Документ такого рода, естественно, носит декларативный характер, содержит обтекаемые, дипломатичные формулировки и не раскрывает полностью многие аспекты реальной политики, которые остаются засекреченными. Тем не менее «Стратегия национальной безопасности» вместе с другими доктринальными документами («Четырехгодичный обзор военной политики», «Обзор ядерной политики», «Обзор подхода к противоракетной обороне», «Стратегия в сфере кибербезопасности» и т.п.) дает достаточно развернутое представление о политических приоритетах американского руководства. По «Стратегии национальной безопасности» можно судить о степени преемственности и новизны в подходе соответствующей администрации к вопросам безопасности США.

В ней анализируется военно-политическая обстановка, формулируются задачи государства на международной арене, определяются направления деятельности правительства по нейтрализации внешних и внутренних угроз.

Первоосновой стратегии являются фундаментальные (постоянные) национальные цели, которые декларируются в конституции и заключаются в обеспечении безопасности, процветания и свободы американского народа. Основными этапами формирования стратегии национальной безопасности являются:

определение национальных интересов, которые подразделяются на жизненно важные, важные и гуманитарные;

выработка национальной политики, то есть согласованных подходов к обеспечению защиты национальных интересов; определение целей стратегии национальной безопасности, а также средств и способов их достижения;

оценка реализуемости и эффективности выдвинутой стратегии.

Президент США непосредственно и через своего помощника по национальной безопасности принимает участие в разработке стратегии на всех этапах ее формирования. При этом он опирается на сложившийся механизм подготовки и принятия решений в сфере национальной безопасности.

Непосредственная подготовка проектов президентских докладов и решений возложена на аппарат совета национальной безопасности. Он организует разработку соответствующими государственными органами (министерством обороны, госдепартаментом, ЦРУ и т.д.), а также различными исследовательскими организациями аналитических материалов, содержащих обоснованные предложения. При этом основные органы, осуществляющие информационно-аналитическое обеспечение совета национальной безопасности, относятся к разведывательному сообществу США.

В целом, находящаяся у власти политическая группировка разрабатывает стратегию национальной безопасности как доктрину, выражающую ее политическую волю и идеологию. Этот документ обеспечивает реализацию целевого подхода в управленческой деятельности всех государственных органов, то есть постоянную ориентацию на конечные результаты.

«Стратегия национальной безопасности США» является основой американского военно-политического курса. Выдвигаемые в ней цели и требования служат главными ориентирами программно-целевого планирования строительства вооруженных сил и развития всей системы национальной безопасности страны.

Механизм реализация стратегии национальной безопасности в строительстве и применении ВС США предусматривает издание Пентагоном целого комплекса документов, на основе которых разрабатываются оперативные планы, военные программы и военный бюджет.

Особенности современных зарубежных

Дата добавления: 2019-09-13 ; просмотров: 1270 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Источник

Государственные доктрины и национальная безопасность

Независимость государств определяется их реальным суверенитетом— способностью самостоятельно определять свою внутреннюю, внешнюю и оборонную политику, заключать или расторгать союзы, вступать или не вступать в отношения стратегического партнерства и т.д. Реальным суверенитетом обладает сравнительно небольшое число государств. Остальные государства обладают ограниченным суверенитетом. Для большинства новых независимых государств, образовавшихся на постсоветском пространстве, характерно явление «некомпетентного суверенитета».Эта разновидность ограниченного суверенитета, обусловленная некомпетентностью власти в осуществлении внешней, внутренней и оборонной политики государства. Некомпетентность и низкий уровень общеобразовательной культуры компенсируется доминированием интересов личной наживы («семьи») над государственными интересами.
Для «некомпетентных суверенитетов» характерна эксплуатация такойнесуществующей категории международной политики как «дружба народов». По инерции эта категория безуспешно используется наряду с другими советскими понятиями «интернациональный долг», «братская помощь» в стратегии «бомжей», характерной для большинства постсоветских государств и стран ЦВЕ. В международных отношениях отсутствует модель интеграции, например, европейской, на основе «дружбы народов». Этот крайне идеалистический подход к мироустройству стал возможен благодаря низкой общеобразовательной культуре власти и их геополитической безграмотности.

Читайте также:  Выберите признаки по которым можно сгруппировать страны южной америки кратко

Геополитическая доктрина— кодекс внешней политики государства в конкретной международной обстановке. Доктрина формируется на основе геополитического кода страны и возможной трансформации геополитического пространства. Например, доктрина национальной безопасности, военная доктрина.
Трансформация международных отношений и геополитического мышления оказала огромное влияние на формирование новых подходов к национальной безопасности государства. Национальная безопасность — одна из центральных проблем геополитики. Большинство государств имеют доктрины национальной безопасности, включающих военно-политические и экономические направления внешней и внутренней политики. Экономическая безопасность — составная часть национальной безопасности государства, роль которой возрастает при мирохозяйственной интеграции. Экономическая региональная безопасность обеспечивает эффективное развитие регионов под воздействием процессов глобализации.
Доктрины национально безопасности предусматриваютзащиту многомерного коммуникационного пространства государства от внешних и внутренних вызовов. На протяжении веков доктрины национальной безопасности исходили из предпосылок создания военной и экономической мощи.
В современном мире национальная безопасность связывается с принадлежностью к определенным статусным коммуникациям, например, НАТО или ВТО. Глобализация, сопровождаемая информационной революцией, предъявила новые требования к проблемам национальной безопасности, наметились тенденции к стиранию статусных границ. Меняются главные приоритеты национальной безопасности. Объектами поражения в информационных войнах и конфликтах становятся наряду с материальными целями ценности, которые можно защитить при наличии чувства достоинств, национальной гордости и цивилизационной принадлежности. В основе концепции национальной безопасности Соединенных Штатов — защита образа жизни, населения и территории. Таким образом, доктрины национальной безопасности не могут ограничиваться набором военно-политических и экономических факторов, а обязаны включать цивилизационный подход, учитывающий культурно-генетический код.

Геополитические доктрины СССР. Доктрина всемирной революции сменилась изоляционистской политикой строительства социализма в отдельно взятой стране на «непотопляемой броненосце революции». После Второй мировой войны Советский Союз становится ядерной сверхдержавой. Внешнеполитические доктрины включали возможность превентивного удара по противнику, защиту социалистического лагеря и поддержку Третьего мира в освободительных антиимпериалистических войнах. В конце 80-х годов бездумное советское руководство подменило внешнеполитическую доктрину наивной верой в доминировании дружеских отношений между государственными лидерами над силовой политикой. Под пустые рассуждения о «едином мире» и «общеевропейском доме» был разрушен геополитический код государства, что явилось одной из причин распада СССР. В 90-е годы Российская Федерация (правопреемница СССР) продолжила эксплуатировать несуществующую геополитическую модель «дружбы народов» и межличностных отношений «друга Бориса с другом Биллом».

Геополитические доктрины США. После Второй мировой войны доминировала доктрина сдерживания противника (СССР), что проявлялось на разных этапах в политике «единого мира», «терпения и твердости», стратегии равновесия сил. Особое внимание уделялось гуманизированной геополитике, включающей экспорт американских ценностей и капитала на другие континенты. Например, план Маршалла. В геополитике стал доминировать геоэкономический фактор. Была оказана существенная помощь государствам, расположенным вблизи «железного занавеса» (ФРГ, Япония, Южная Корея и Тайвань). Эти державы и Западная Европа в целом были взяты под защиту ядерного «зонтика» США, что обеспечило возможность избежать существенных военный расходов, и сосредоточится на экономическом росте. После распада СССР геополитическая доктрина США основывается на исключительной роли единственной сверхдержавы в поддержании мирового порядка. Главная цель США заключается в осуществлении «гуманизированной геополитики» в Евразии, исходящей из распространения американских ценностей с позиций силы и в прагматических интересах американского капитала. «Гуманизированная» геополитика— американская внешнеполитическая доктрина, направленная на силовое внедрение прав человека и демократии. Осуществляется под лозунгом «безграничной справедливости», является одной из форм проявления современного государственного терроризма. «Безграничная справедливость»— опасная угроза человечествусо стороны единственной сверхдержавы. Характерна для внешней политики Соединенных Штатов, испытывающим соблазн подарить «неправильным народам» демократию и права человека с помощью военной силы.
Одна из практических разновидностей гуманизированной геополитики является гуманитарная интервенция — экспансия, осуществляемая в случае экстремальной ситуации, угрожающей жизни людей. Осуществлена НАТО в Косово без мандата Совета Безопасности ООН. Доктрина «превентивного интервенциализма»,принятая в сентябре 2002 г.,поставила цель с помощью военной силы распространять «американские ценности» и взять под контроль стратегические (энергетические) ресурсы мира. Дала начало новой гонки вооружений и создания новых видов оружия. Военные расходы в государственном бюджете увеличены до 400 млрд. долларов (2003). Доктрина предусматривает нанесение «превентивных» ударов по странам, отнесенных к геополитической «оси зла», к которой практически может быть отнесено любое государство мира.
Особое место в государственной политике США занимает евразийская геополитика. Еще в конце 19 в. Евразии была осуществлена доктрина «открытых дверей»— геоэкономическая стратегия США на Дальнем Востоке, направленная на сохранение интересов американского бизнеса в Китае. В 1899 г. США обратились к великим европейским державам о признании сфер влияния в Китае и установления в них экономических преференций. Доктрина была официально признана великими державами на Вашингтонской конференции 1921-22 гг. В дальнейшем использовалась Соединенными Штатами в других регионах мира.
Более 500 лет назад Американский и Евразийский континенты стали взаимодействовать в политическом отношении. Но если в средневековье европейцы открыли для себя Новый Свет, то в 20 в. началось американское наступление на Евразию. Европейские конквистадоры дарили христианские ценности местным народам Нового Света с помощью огня и меча. Современная Америка решила отблагодарить «несознательную часть» народов Старого Света тем же способом. Американские политики убеждены: что хорошо для Америки, хорошо и для остального мира, а раде собственных национальных интересов можно поступиться интересами других стран. Но смогут ли Соединенные Штаты с 5 % от численности населения Земли «переварить» демографический вулкан Евразию в свой протекторат?
На это пытается ответить американский политологЗбигнев Бжезинский в книге «Великая шахматная доска», в которой излагается откровенный и упрощенный взгляд на евразийскую геополитику США. Тектонические сдвиги на политической карте мира впервые в истории выдвинули в роль мирового лидера неевразийскую державу, ставшую главным арбитром в отношениях государств Евразии. После поражения и развала Советского Союза Евразия по-прежнему сохраняет свое геополитическое положение.
На великой евразийской «шахматной доске» продолжается борьба за мировое господство. Главными фигурами здесь, по мнению Бжезинского, выступают Россия, Германия, Франция, Китай и Индия. Эти крупные государства со значительными внешнеполитическими амбициями имеют собственную геостратегию и их интересы могут столкнуться с интересами США. Американское могущество в Евразии должно положить конец амбициям других стран в отношении мирового господства. Геополитической целью США является контроль над Евразией, чтобы не допустить на политической арене соперника, способного бросить вызов Америке. Евразия, занимающая осевое положение в мире и располагающая 80 % мировых запасов энергоресурсов, является главным геополитическим призом Америки.
Но Евразия слишком велика и не монолитна в политическом отношении, представляет собой шахматную доску, на которой одновременно несколько игроков ведут борьбу за глобальное господство. Ведущие игроки находятся в западной, восточной, центральной и южной части шахматной доски. На западной периферии Евразии в качестве главного игрока выступает Запад во главе с США, на востоке — Китай, на юге — Индия, представляющие, соответственно, три цивилизации. В срединной Евразии или по образному выражению Бжезинского — «черной дыре» лежит «политически анархический, но богатый энергетическими ресурсами регион», потенциально представляющий большую важность для Запада и Востока. Здесь расположена Россия, претендующая на региональную гегемонию.
Евразийская геостратегия США включает целенаправленный контроль суперконтинентом. Только в этом случае можно сохранить свою исключительную глобальную власть и не допустить появления соперника. На более откровенной древнекитайской терминологии это звучит следующим образом. Имперская геостратегия заключается в предотвращении сговора между вассалами и сохранения их зависимости и недопущения объединения варваров. Таковы в общих чертах «наполеоновские» планы евразийской геостратегии США в изложении американского политолога.

Читайте также:  Домен высшего уровня нашей страны

Геополитическая доктрина Великобританииоснована на «особых отношениях» с единственной сверхдержавой — США, обусловленных цивилизационными традициями англосакского мира и критическим отношением к «общеевропейскому дому». Великобритания не вошла в европейскую зону Евро.
Главной задачей геополитической доктрины Китая является воссоединение государства-цивилизации в единых границах на основе принципа «одна страна — две системы». После успешного воссоединения с континентальным Китаем Гонконга и Макао, остается трудноразрешимая проблема Тайваня. Набирающий мощь Китай не претендует на вступление в «клуб избранных» — отказался присоединиться к «большой семерке» наиболее развитых стран, где слабеющая Россия добилась место на дополнительном «стуле».
Геополитическая доктрина Индии. После провозглашения независимости Индия претендовала на роль мировой державы, исповедующей принципы неприсоединения к военным и политическим блокам. В настоящее время вторая держава с миллиардным населением не претендует на мировое господство, образуя особый геополитический регион Южной Азии.

***
В Восточной Европепереход от авторитарного к отрытому обществу сопровождается мифологическим хаосом. В процессе социальной трансформации произошла смена мифа коммунизма на миф капитализма. Миф не знает личности, а без личности невозможна консолидация нации, существование правового демократического государства. Одичавшее сознаниепродолжает пронизыватьсознание человека, живущего в пространстве с чудовищным состоянием общегражданской грамотности, в пространстве с накопленной чудовищной массой отходов производства мысли и языка (Мераб Мамардашвили). В результатебездумный либерализм стал эффективным оружием массового «уничтожения» бездумной властью соотечественников за счет формального импорта западных ценностей в другую социокультурную среду. Резкое снижение качества жизни ведет к естественной убыли населения. Вера в западные ценности, которыми можно завладеть как предметом, аморальна по своим последствиям для других народов. Безнравственная и коррумпированная власть, живущая по европейским сантехническим стандартам, не может существовать вечно и безнаказанно. Можно временно ввести народ в заблуждение, но нельзя вечно обманывать природу, которая непременно напомнит о себе «чернобылями». Реальный Чернобыль был закономерным предупреждением бездуховному обществу и безнравственной власти о тленности бытия. Финал коммунистического строя не пришлось долго ждать. Это относится и к другим возможным финалам.

Резюме

В геополитике происходить переход от трансцендентного к преимущественно имманентному мышлению и восприятию множества миров.
В теоретической мысли традиционной геополитики и геоэкономики были заложены представления о Больших пространствах, которые оказались востребованы при выработке цивилизационного подхода.
В геополитике актуальной задачей является преодоление географического и экономического детерминизма в международных отношениях.
В западной цивилизации происходят разграничения в геополитических подходах США и Европы. Американцы продолжают эксплуатировать «гуманизированную» геополитику с позиций силы, а европейцы выступают за цивилизационный подход (международных диалог).
Меняются главные приоритеты национальной безопасности государств. Созидательная человеческая энергия является фундаментом национальной безопасности. Защитить не только материальные, но и духовные ценности можно только при наличии чувства достоинства и цивилизационной (в том числе конфессиональной) принадлежности.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector