Меню

Договоры ссср со странами азии

Договоры ссср со странами азии

Англия и другие империалистические государства усиливали антисоветские происки среди восточных соседей СССР, в первую очередь в Турции, Афганистане и Иране. Английские империалисты стремились ликвидировать тесные политические и экономические связи этих стран с Советским Союзом, превратить их территории в плацдарм для антисоветской интервенции. Англия стремилась использовать затруднения восточных государств, в том [стр. 471] числе финансовые трудности Турции, угрожая ей бойкотом в случае отказа принять участие в антисоветском фронте. Но коренные интересы Турции, боровшейся за свою самостоятельность и независимость, толкали ее в сторону укрепления отношений с СССР. К тому же локарнские переговоры совпали с обострением англо-турецких отношений из-за Мосула.

Советское государство в своих отношениях с восточными странами исходило из того, что они страдают от гнета империализма и что вследствие этого коренные интересы Турции, Афганистана, Ирана и СССР, против которого империалистические государства стремились сколотить единый блок, совпадают, и это создает возможности для развития дружественных отношений между Советским Союзом и его восточными соседями. Советское государство не искало в этих, как и в других странах, каких-либо преимуществ, оно не выдвигало по отношению к ним никаких территориальных или других притязаний.

Г. В. Чичерин в одном из своих писем так характеризовал советскую политику на Востоке в то время: «На всем Востоке, вплоть до Дальнего Востока, наша политика одна — национальное освобождение азиатских народов, без вмешательства в их дела. Наша политика на Востоке. есть исключительно политика национального освобождения всех народностей».

СССР предпринял многочисленные шаги для сохранения и развития дружественных отношений с Турцией. Советское правительство оказывало ей большую поддержку в борьбе за независимость и прогресс. Г. В. Чичерин отмечал в то время: «Только дружественные отношения с Россией создали для Турции то крепкое дипломатическое положение, которое позволило ей столько отвоевать в Лозанне. и сейчас позволяет дальше держаться твердой линии. Если бы Турция лишилась дружественных отношений с Россией, она оказалась бы целиком в руках Антанты» (АВП СССР, ф. 0131, оп. 8, п. 149, д. 303. л. 3.).

Это понимали тогда и турецкие политические деятели. В беседе с полпредом СССР в Турции председатель совета министров Турции Фетхи-бей 6 января 1925 г. заявил: «Дружба с Советским Союзом была и остается основой нашей политики. Другая политика была бы безумием».

В январе 1925 г. начались переговоры между Турцией и СССР о заключении договора о дружбе и нейтралитете («Документы внешней политики СССР», т. VIII, стр. 766,). После Локарно обе стороны форсировали переговоры, понимая, что Локарнские соглашения направлены против них. Заместитель наркома иностранных дел М. М. Литвинов в беседе с турецким [стр. 472] послом в Москве 21 ноября 1925 г. говорил: «Локарно диктует сближение между теми странами, против которых оно направлено, и общую политику в отношении Лиги наций. Попытки Франции и Англии столковаться по вопросам о Сирии, Палестине и Ираке также являются, очевидно, плодом Локарно. Мы хотели бы еще больше усилить нашу дружбу со странами Востока и в первую очередь с Турцией. Мы рады отметить такое же стремление со стороны турецкого правительства» («Документы внешней политики СССР», т. VIII, стр. 676.).

Советская дипломатия пошла навстречу отдельным пожеланиям турецкого правительства, и 17 декабря 1925 г. в Париже был подписан договор о ненападении и нейтралитете. Ст. I договора предусматривала, что в случае военного выступления со стороны одной или нескольких третьих держав против одной из договаривающихся сторон другая договаривающаяся сторона обязуется соблюдать нейтралитет по отношению к первой. Ст. II договора обязывала обе стороны воздерживаться от всякого нападения на другую и не принимать участия ни в каком союзе или соглашении политического характера с одной или несколькими третьими державами, направленном против другой договаривающейся стороны. Договор еще более укрепил дружественные отношения, существовавшие тогда между СССР и Турцией.

Советский Союз придавал серьезное значение турецко-иранскому сближению. Советское правительство внимательно рассмотрело просьбу Турции содействовать заключению гарантийного пакта между нею и Ираном. Г. В. Чичерин так характеризовал в письме членам коллегии НКИД позицию СССР в этом вопросе: «Из этих предложений турецкого правительства для нас вытекает роль примирителя между Турцией и Персией. Эта роль. вполне соответствующая принципам нашей политики. В противоположность Англии, подзадоривающей каждое восточное государство против другого восточного государства, мы будем выступать как сила, примиряющая их между собой» (АВП СССР, ф. 0132, оп. 8, п. 152, д. 422, л. 44.).

Стремясь сплотить народы угнетенных стран в их борьбе за независимость против империализма, Советская страна содействовала заключению договора между Турцией и Ираном в апреле 1926 г., который устранял различные спорные вопросы между двумя странами и усиливал фронт борьбы против империализма.

Читайте также:  Ведущие отрасли промышленности стран азии

Советское правительство приняло меры к дальнейшему улучшению отношений с Афганистаном. С этой страной нас связывает многолетняя дружба, у колыбели которой стоял [стр. 473] великий Ленин. Правящие круги империалистических государств использовали любые поводы, чтобы вбить клин между этими двумя соседними государствами. В конце 1925 г. возник вопрос об определении государственной принадлежности острова Урта-Тургай на Аму-Дарье. Этот остров принадлежал раньше России; во время гражданской войны его заняли афганские войска. В 1925 г. группа таджиков, эмигрировавших ранее в Афганистан и возвращавшихся на родину, прибыла на остров и, встретив сопротивление афганских солдат, обезоружила их и вынудила уйти с острова. Инцидент усиленно раздувался английской дипломатией.

Советское правительство приняло меры для самого благожелательного урегулирования отношений с дружественным СССР государством. Исходя из дружественных отношений. между народами двух соседних стран, СССР согласился на передачу острова Урта-Тургай в полное владение Афганистана. Действия советской дипломатии показали, что даже острые спорные вопросы можно успешно решить, когда государства руководствуются чувствами уважения интересов друг друга и стремятся к взаимопониманию.

Заключенный 31 августа 1926 г. в Пагмане советско-афганский договор о нейтралитете и взаимном ненападении (См. «Документы внешней политики СССР», т. IX, стр. 406—408.) открыл новую страницу в истории добрососедских отношений между двумя странами. Договор обязывал Советский Союз и Афганистан соблюдать нейтралитет в случае войны или военных действий между одной из договаривающихся сторон и одной или несколькими третьими державами, не нападать друг на друга и не принимать участия во враждебных друг другу военных пли политических коалициях, финансовом или экономическом бойкоте, направленном против другой договаривающейся стороны. Советско-афганский договор шел дальше аналогичных договоров, заключенных Советским Союзом в те годы с другими странами, так как предусматривал не только неприсоединение к войне друг против друга, неучастие в коалициях и т. д., но и некоторые позитивные акции дружественного порядка. Так, ст. II договора, вошедшая впоследствии в советско-афганский договор 1931 г., предусматривала: «. В случае, если линия поведения третьей державы или третьих держав по отношению к одной из договаривающихся сторон будет носить враждебный характер, другая договаривающаяся сторона обязуется не только не поддерживать такую линию поведения, но обязана на своей территории противодействовать ей и вытекающим из нее враждебным действиям».[стр. 474]

Газета «Известия» писала 2 сентября 1926 г.: «Только что подписанный договор о ненападении и нейтралитете является новым доказательством необоснованности надежды, возлагаемой английской дипломатией на возможность ссоры между СССР и государствами Востока. Этот же договор является ответом на ряд интриг, направленных на то, чтобы вбить клин между СССР и Афганистаном».

Значительно окрепли экономические связи между двумя странами, расширился круг афганского купечества, связанного с советскими внешнеторговыми организациями, советские специалисты руководили строительством в Афганистане телеграфных линий. Была установлена воздушная пассажирская связь между Ташкентом и Кабулом (См. «СССР. Год работы правительства» (Материалы к отчету за 1927/28 г.), стр. 6.).

Благоприятно развивались и отношения СССР с Ираном. Империалистические государства, в особенности Англия, отводили Ирану в своих планах окружения СССР большую роль. Английские правящие круги стремились превратить Иран в одно из звеньев цепи английских владений и протекторатов — Египет — Палестина — Трансиордания — Ирак — Индия и использовать Иран в борьбе против СССР. Через шахиншахский банк и другие каналы англичане оказывали всяческое давление на иранские коммерческие круги, запугивая их и заставляя отказываться от экономических отношений с Советским Союзом. Усиливали происки в Иране и США.

Тесно связанный с американскими нефтяными компаниями финансовый советник иранского правительства Мильспо, пользовавшийся весьма широкими полномочиями, вел враждебную СССР деятельность. Мильспо стремился воспрепятствовать развитию советско-иранских отношений, и в частности торговли между двумя странами. Происки американских и английских империалистов находили отклик в реакционных кругах Ирана, враждебно относившихся к СССР.

Советское правительство предприняло ряд важных шагов для развития дружественных отношений с Ираном. Они встретили поддержку среди значительной части помещиков и купцов Ирана, недовольных английским хозяйничаньем, вмешательством США в дела страны и разрывом торговых связей с Советской Россией. Реза-шах вынужден был пойти на расширение советско-иранской торговли.

В середине 1925 г. СССР предложил Ирану заключить договор о гарантии и нейтралитете.

В беседе с советским послом 14 января 1926 г. Реза-шах отметил, что «у советско-персидской дружбы много врагов, [стр. 475] которые пытаются сорвать ее путем создания бесчисленных препятствий во всех делах и вопросах, которые разрешаются между обоими дружественными государствами. Можно сказать, что почти все европейские державы пытаются сорвать советско-персидскую дружбу. Интересы же Персии, — отмечал он, — лежат как раз в том, чтобы эту дружбу укреплять» (АВП СССР, ф. 094, оп. 10, п. 190, д. 13, л. 161.). Справедливые слова!

Читайте также:  Не бросай жену не бросай страну бросай курить

Нет сомнения, что подобные устремления целиком и полностью соответствовали национальным интересам Ирана.

Переговоры продолжались в течение двух лет и привели к успеху. 1 октября 1927 г. был подписан советско-иранский договор, в котором указывалось, что советско-иранский договор от 26 февраля 1921 г. остается основой взаимоотношений между Ираном и СССР. Помимо обязательства ненападения и нейтралитета новый договор содержал также статью, в силу которой каждая из договаривающихся сторон обязывалась «не участвовать ни фактически ни формально в политических союзах или соглашениях, направленных против безопасности на суше или на море другой договаривающейся стороны, равно как и против ее целостности, ее независимости или ее нейтралитета». Стороны отказывались от участия в экономическом бойкоте и блокаде, организуемых третьими державами против одного из договаривающихся государств. Заключенный договор укреплял дружественные отношения между двумя соседними народами и вместе с тем не представлял угрозы для каких-либо других государств. В беседе с министром иностранных дел Ирана, состоявшейся после заключения договора, советский полпред в Иране подчеркивал, что советская дипломатия отнюдь не против того, чтобы Иран находился в хороших отношениях с другими странами, и в частности с Англией. «Мы хотим лишь одного, — говорил он, — чтобы эти отношения не были направлены против нас» (АВП СССР, ф. 094, оп. 11, п. 193, д. 705, л. 60,).

Одновременно с заключением этого пакта был урегулирован ряд важных хозяйственных вопросов между СССР и Ираном, в том числе об эксплуатации рыбных промыслов, о порте Пехлеви, а также было заключено торговое соглашение, предоставлявшее Ирану ряд льгот и способствовавшее быстрому развитию экономических связей между СССР и Ираном.

Отношения СССР с Японией в это время также развивались благоприятно и привели позднее, в 1928 г., к заключению первой советско-японской рыболовной конвенции и договоров о рыболовных концессиях.

Советский Союз неизменно руководствовался в отношении стран Востока принципами равноправия, уважения их [стр. 476] суверенитета и независимости, принципами мира, дружбы и бескорыстной помощи народам, боровшимся за самостоятельное развитие. У советской дипломатии не было и нет в отношении стран Азии или любых других стран никаких эгоистических намерений и агрессивных вожделений. Восточные государства понимали, что в то время как Англия и США стремятся поработить их, Советский Союз является их опорой в борьбе за полное освобождение. Эти страны правильно оценивали проводимую Коммунистической партией и Советским государством политику дружбы и поддержки угнетенных народов.

Происки английских и американских империалистов в пограничных с СССР восточных странах не принесли результатов. Иран, Афганистан и Турция, понимая свор коренные национальные интересы, не дали вовлечь себя в орбиту политики США и Англии и продолжали улучшать отношения со своим северным соседом. Они вели тогда курс на сотрудничество с СССР, который давал им возможность добиваться успехов в деле укрепления своей независимости вопреки противодействию империалистических держав. 1925—1927 годы были годами дальнейшего расширения дружественных связей между СССР и восточными странами.[стр. 477]

Источник

Договоры ссср со странами азии

Много внимания уделяла советская дипломатия урегулированию отношений со странами Востока, в частности с Китаем. «Советская Россия и Китай,— отмечал Чичерин,— естественные союзники, и этой дружественной политике между ними принадлежит будущее. Советская Россия — единственное крупное государство, готовое всячески поддерживать полную независимость Китая во всех отношениях и полный расцвет его самостоятельного развития».

К 1 марта 1924 г. в результате советско-китайских переговоров был разработан проект соглашения между двумя странами. Китайский представитель на переговорах располагал полномочиями заключить предварительное соглашение с полпредом СССР от имени Китайской республики, что он и сделал, представив текст договора на утверждение своего правительства. Однако пекинское правительство вопреки ранее данным инструкциям заявило, что представитель не имел должных полномочий для подписания соглашения, и дезавуировало его подййсь. Эти действия явились результатом Давления на Пекинское иравителвство со стороны Франции и США, боявшихся установления отношений между Китаем и его социалистическим соседом. Империалисты стремились не допустить заключения Китаем равноправных соглашений с другими государствами.

Полномочный представитель СССР в Пекине Л. М. Карахан заявил, что он имеет «документальные данные, доказывающие, что Америка оказывает враждебное нам давление против восстановления советско-китайской дружбы»

В Китае поднялось возмущение против наглого вмешательства США в дела страны. В городах Китая собирались многочисленные митинги, издавались листовки, настаивавшие на подписании соглашения с СССР. Под давлением народных масс китайское правительство 31 мая 1924 г. подписало «Соглашение об общих принципах для урегулирования вопросов между Союзом ССР и Китайской республикой». Обе стороны восстанавливали дипломатические и консульские отношения, Советское правительство аннулировало все документы и договоры, заключенные царским правительством с Китаем или с третьими странами в ущерб Китаю, отказалось от специальных привилегий, права экстерриториальности, от русской части возмещения, выплачивавшегося Китаем после восстания «ихэтуань» (1900 г.), и высказалось за то, чтобы направить ее на цели китайского просвещения. КВЖД объявлялась чисто коммерческим предприятием и должна была управляться двумя странами на паритетных началах.

Читайте также:  Экономическая стабильность стран запада

Советско-китайское соглашение было первым равноправным соглашением, заключенным Китаем. Оно служило ярким выражением благородных принципов внешней политики социалистического государства. Это соглашение нанесло удар по планам иностранных империалистов, которые силой старались удержать свое господство над китайским народом, и тем самым способствовало развитию революционного движения в Китае.

Серьезным успехом внешней политики СССР было также заключение соглашения с другим дальневосточным соседом — Японией. Советское правительство стремилось к взаимовыгодному сотрудничеству с Японией. Однако японские империалисты продолжали вести антисоветскую политику, удерживая захваченный ими Северный Сахалин. Вместе с тем в промышленных кругах Японии все чаще ставился вопрос о нормализации экономических и политических отношений с СССР. Весной 1923 г. Советское правительство поручило своему дипломатическому представителю в Китае А. А. Иоффе начать переговоры С правительством Японии. СССВ предложил заключить японо-советский договор, определив, в частности, окончательный срок эвакуации Японией Северного Сахалина. Японское правительство предлагало СССР два варианта решения сахалинского вопроса: или продать русскую часть Сахалина Японии за 150 млн. иен, или предоставить Японии концессии на эксплуатацию нефтяных, угольных и лесных богатств острова, а также железных дорог сроком до 100 лет. Япония также требовала, чтобы Советский Союз признал долги царского правительства и возвратил частную собственность японским подданным. Советское правительство не могло, разумеется, принять эти требования.

В мае 1924 г. к власти в Японии пришло новое правительство, которое поручило своему послу в Пекине приступить к переговорам с Советским Союзом.

20 января 1925 г. в Пекине между СССР и Японией была заключена конвенция о восстановлении дипломатических и консульских отношений. Пекинская конвенция исходила из принципа невмешательства во внутренние дела договаривающихся сторон.

Японское правительство согласилось на эвакуацию своих войск с Северного Сахалина. В свою очередь Советское правительство предоставило Японии на Северном Сахалине ряд концессий.

В первой половине мая 1925 г. эвакуация японских войск с Северного Сахалина была закончена. Заключение соглашения с Японией создало условия для развития нормальных отношений между -двумя державами. Еще один участник антисоветской войны, семь лет державший свои войска на территории Советского государства, вынужден был признать крах политики интервенции.

В те же годы Советский Союз значительно улучшил свои отношения с Турцией и Афганистаном. Советское правительство предприняло многочисленные шаги для сохранения и развития дружественных отношений с Турцией. Поддержка Советского Союза помогла Турции встать на путь самостоятельного развития. Чичерин отмечал: «Если бы Турция лишилась дружественных отношений с Россией, она оказалась бы целиком в руках Антанты» *. Это хорошо понимали и турецкие политические деятели. В беседе с советским полпредом Я. 3. Сури-цем председатель Совета министров Турции Фетхи-бей заявил: «Дружба с Советским Союзом была и остается основой нашей политики. Другая политика была бы безумием».

В 1925 г. между Турцией и СССР состоялись переговоры о заключении договора о дружбе и нейтралитете. Заместитель народного комиссара иностранных дел М. М. Литвинов в беседе с турецким послом в Москве 21 ноября 1925 г. говорил: «Мы хотели бы еще больше усилить нашу дружбу со странами Востока и в первую очередь с Турцией. Мы рады отметить такое же стремление со стороны турецкого правительства» ‘.

Переговоры закончились в декабре 1925 г. подписанием договора о ненападении и нейтралитете между двумя странами.

Советское правительство приняло меры к дальнейшему улучшению отношений и с Афганистаном. Дружба между СССР и Афганистаном из года в год развивалась и в 1926 г. получила новое оформление в виде -советско-афганского гарантийного договора. Советско-афганский договор о ненападении и нейтралитете предусматривал помощь и поддержку участников договора в случае нападения на кого-либо из них третьей страны.

Договоры с Турцией и Афганистаном укрепляли безопасность СССР, способствовали обеспечению независимости этих стран, были ценным вкладом в дело всеобщего мира.

Источник

Adblock
detector