Меню

Демократии стран постсоветского пространства

Демократия на постсоветском пространстве

Демократия на постсоветском пространстве – скорее внутреннее дело стран бывшего СССР

Итоги почти пятнадцатилетнего строительства демократии на постсоветском пространстве скорее негативны. Большая часть стран, особенно относящихся к центральноазиатскому и кавказскому региону, ни в коей мере не могут быть названы демократическими. Некоторые успехи демократического развития наблюдаются на Украине, в Белоруссии и Казахстане. В наибольшей степени соответствуют демократическим стандартам страны Балтии и Россия, хотя и они сталкиваются с существенными трудностями в этом отношении. Неудачен и опыт внешней поддержки демократии в странах бывшего СССР. По мнению россиян, России следует стремиться не столько к поддержанию демократических процессов в этих странах, сколько к защита своих национальных интересов и интересов русскоязычного населения.
Неоднозначно, причем скорее негативно, относятся россияне и к практике поддержки демократии в России со стороны других стран, в первую очередь, США и других стран Запада.

Как показало исследование ВЦИОМ, демократическое развитие государств на постсоветском пространстве продолжает сталкиваться с большими трудностями. В России общество в значительной мере разочаровалось в демократических ценностях и в перспективах быстрого построения демократии по мировым образцам, в других странах СНГ и Балтии дела обстоят не только лучше, но в ряде стран и значительно хуже. Если современную Россию готовы назвать вполне демократическим государством 14,8% россиян, Латвию и Литву, соответственно, 13,9% и 13,8%, Эстонию – 12,6%, то такие страны как Туркмения, Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан, Грузия, Армения – менее 3%. К этой же группе стран можно отнести и Киргизию (3,1%). Промежуточное положение занимают по этой шкале Украина (7,3%), Белоруссия (8,9%), Молдова (5,3%)и Казахстан (5,9%).
В большинстве из названных стран демократическая система не только не сложилась, но и не проявляется тенденций в этом направлении. Особенно это касается той группы стран, в которых демократия сталкивается с наибольшими трудностями. Более 50% опрошенных россиян полагают, что такие страны как Туркмения (59,3%), Азербайджан (56,4%), Армения (53,1%), Грузия (57,6%), Киргизия (56,3%), Молдова (53,0%), Таджикистан (58,5%), Узбекистан (58,9%) – крайне далеки от демократического развития. Ненамного лучше обстоял дела на Украине (46,4%) и Белоруссии (43,3%) и Казахстане (45,7%) Лишь Россия и страны Балтии, которые также пока нельзя назвать вполне демократическими странами, наблюдается определенный прогресс с отношении демократического развития. 38,3% опрошенных россиян считают, что Латвия еще далека от демократии, 37,7% придерживаются аналогичного мнения в отношении Литвы, 36,8% в отношении Эстонии, 33,3% в отношении России, которая при всех недостатках демократического строительства, все же воспринимается россиянами как лидер на постсоветском пространстве.
Должна ли Россия в качестве такого лидера способствовать развитию демократии в странах бывшего СССР? Однозначного мнения по этому вопросу россияне на сегодня не выработали. 44,8% опрошенных полагают, что либо безусловно должна (13,4%), либо скорее должна (31,4%). 42,7% считают, что либо безусловно не должна (15,3%), либо скорее не должна (27,4%). Тем более, что и демократический опыт в самой России далеко не всеми россиянами признается удачным.
По мнению опрошенных, главная задача внешней политики России на постсоветском пространстве – это не столько способствование установлению в этих странах демократической формы правления, сколько поддержка русского и русскоязычного населения (48,9%) и поддержка политических партий, ориентированных на Россию (32,7%), а также поддержку образования на русском языке (28,9%). Значительно меньше тех, кто считает, что Россия должна направлять организационные и финансовые ресурсы на поддержку правозащитных организаций в странах бывшего СССР (21,9%), на поддержку программ в сфере развития культуры в этих странах (18,6%), и тем более на поддержку независимых СМИ (5,4%).
Что же касается самой России, которая также сталкивается с существенными трудностями на пути демократического развития, то, по мнению опрошенных, она скорее не нуждается в помощи демократическим процессам со стороны других стран (так считают 53,7% россиян, в том числе 18,6% считают, что безусловно не нуждается), чем нуждается (36,6%; в том числе 12,6% считают, что безусловно нуждается). Такое же скорее скептическое отношение наблюдается и в отношении поддержки российской демократии со стороны США, к перспективам которой россияне относятся скорее негативно (51,0%), чем позитивно (34,4%). Главное направление возможной помощи в этом направлении – это поддержка правозащитных общественных организаций (41,3%), программ развития в сфере культуры (39,6%), поддержки образовательных проектов, обучающих демократии (34,8%), поддержке политических партий, ориентированных на ценности демократического развития (32,3%).
В то же время опрос показал, что россияне в целом считают демократию скорее общей ценностью и позитивно относятся к самой идее оказания одних стран другим помощи в развитии демократии. 58,5% опрошенных высказались в поддержку подобной практики (в том числе, 16,2% в безусловной форме), и 26,0% высказались против (в том числе 5,7% безусловно против). Однако, при оказании подобной помощи необходимо учитывать общий уровень политического развития отдельных стран, национальные особенности и менталитет. Именно недоучет этих обстоятельств делает столь неоднозначной практику «экспорта демократических ценностей» на постсоветском пространстве.

Источник

Перспективы демократии на постсоветском пространстве. Россия и демократия: современное состояние

Разносторонность ценностного содержания демократии как понятия и как явления. Перспективы демократии на постсоветском пространстве. Проблема контроля власти в демократических обществах. Современное состояние демократии в России, условия для ее развития.

Рубрика Политология
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 30.05.2018
Размер файла 36,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

По курсу «Политология»

На тему «Перспективы демократии на постсоветском пространстве. Россия и демократия: современное состояние»

1. Перспективы демократии на постсоветском пространстве

2. Россия и демократия: современное состояние

Список использованной литературы

демократия постсоветский общество власть

В данном реферате рассматриваются трансформации демократии на постсоветском пространстве. Современную эпоху политических преобразований можно охарактеризовать как процесс перехода от авторитарно-тоталитарного к массовому политическому участию, ко все большему и активному включению широких слоев населения в процесс принятия решений. Терминологически это звучит как «партиципативное управление» или как «демократическая форма политического участия», когда основным политическим субъектом становится народ. Очередной парадокс демократии в том, что даже самые демократичные процедуры голосования способны продуцировать недемократичных избранников во власть, вернее, этих недемократичных избранников продуцируют они сами, используя выработанные в демократических государствах и очень демократичные по своей форме механизмы формирования власти. Процедуры выборов — всеобщее свободное и справедливое голосование — принимают в наших постсоветских республиках наиболее демократичные формы, вплоть до прозрачных урн для голосования и маркерных пометок на пальцах голосующих, то есть простота и понятность политики в условиях демократии заменяется примитивизмом всех форм политического участия, в том числе на уровне элит.

Демократия в России прошла через серию подъёмов и спадов. Распад СССР усугубил раскол среди российских политических элит. Между разобщёнными фракциями шла острая борьба, и отсутствовал консенсус по нормам и правилам политического поведения.

В начале 1990-х политический климат России характеризовался относительно высоким уровнем свободы личности, но также и противоречивым законодательством и низким уровнем правопорядка. В 1993 году противостояние между федеральной исполнительной и законодательной властью переросло в кризис, который Президент Б. Н. Ельцин разрешил силой, разогнав как Верховый Совет, так и Конституционный Суд. Некоторые политологи усмотрели в этих событиях признаки нелиберальной демократии. 12 декабря того же года была принята новая Конституция России, которая предоставила широкие полномочия Президенту. Вопреки тому, что Ельцин утратил популярность, он одержал победу на выборах в 1996 году.

При В. В. Путине были предприняты меры для приведения регионального законодательства в соответствие федеральному. В то же время, правящая группа стремилась к централизации власти и выдавливанию оппозиции из политического пространства.

В настоящее время среди демократических ценностей наибольшую поддержку в России имеют свобода слова, массовой информации и вероисповедания; строгая законность; управление государством с участием всех граждан на равных основаниях. Более половины населения считает, что демократия России нужна, однако также распространено критическое отношение к её реализациям.

Цель исследования — рассмотреть развитие демократии.

Данная цель конкретизируется в ряде взаимосвязанных задач:

· проанализировать перспективы демократии на постсоветском пространстве

· выявить особенности современных демократических процессов в России

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования является системный метод. При изучении проблем и перспектив демократии на постсоветском пространстве мы стремились применить методы диалектического познания, сравнительный, исторический и другие методы. Объект и предмет исследования.

Степень разработанности темы исследования. Многие известные ученые и политики обращались к проблемам становления, развития и сущности демократии на постсоветском пространстве. В своих исследованиях они рассматривали различные аспекты и характерные черты демократии. Теоретико-методологической основой исследования являются работы Бабосова Е.М., Василевича Г.А., Решетникова С.В., Мельника В.А., Князева С.Н., Криштаповича Е.А., Алексеевой Л.М., Георгиева П.В., Баранова Н.А., Красина Ю.А. и ряд других.

Читайте также:  Рейтинг стран по страхованию

Трансформации на постсоветском пространстве протекают под эгидой демократизации, причем советская концепция демократического централизма — своеобразная «особая модель демократии» — в республиках СНГ опять же заменяется «особой моделью» демократии для каждой из них. Это еще раз свидетельствует о неоднозначности понимания демократии.

Новейшая история мировой политической системы свидетельствует: страны мира в основном сделали свой окончательный выбор (по крайней мере, на ближайшую перспективу) в пользу демократии. Она оказалась наиболее успешной и популярной утопией из всех тех, что были представлены и в конечном счете провалились на различных этапах развития человечества. Похоже, подобная участь ей не грозит, ведь основной принцип демократии — поддержка большинства, а большинство государств эту идею уже поддержало. Итак, сама концепция демократии стала результатом демократического выбора.

О демократии написано много. Она привлекала античных философов и мыслителей более поздних эпох, ею интересуются современные политологи, политики, журналисты, социологи. Ее в основном восхваляют, на основе изучения процессов и волн демократизации разработаны политические теории, в том числе транзитология, то есть и сегодня вокруг демократии продолжаются весьма активные концептуальные споры. Но, пожалуй, процессы демократизации в мире протекают намного медленнее, чем дискуссии о них. И это — лишь один из парадоксов демократии.

Развал СССР и последующие трансформации на постсоветском пространстве также протекают под эгидой демократизации, причем советская концепция демократического централизма — своеобразная «особая модель демократии» — в республиках СНГ опять же заменяется «особой моделью» демократии для каждой из них. Это еще раз свидетельствует о неоднозначности понимания демократии, что, кстати сказать, полностью отвечает идее плюрализма как продукту демократии. Получается, что чем больше разновидностей, вариантов и моделей демократии, тем она плодотворнее: единой демократии не существует, у каждого — она своя. На кого и на что тогда ориентироваться? Это очередной парадокс демократии.

Понятие «демократия» продолжает представлять собой своеобразную ценностную эволюцию. Это уникальное явление наделялось в истории политической мысли как высокоценностным, так и антиценностным значениями. Исследуя истоки подобной противоречивости (и многих аналогичных центральных понятий), нельзя пройти мимо вопроса о том, какой изначальный смысл вкладывался в концептуальный состав термина «демократия» и как его содержание менялось в зависимости от понимания и реализации непосредственных идей, связанных с ним. Это слово могло означать и торжество бунтующей черни, и господство низких слоев населения, и участие всех граждан в делах полиса, то есть в политике, и решающую роль народного собрания, и систему правления лицами, уполномоченными на это с помощью формальных процедур представления демов.

С тех пор развитие концепта привело к еще большему его усложнению. Нынче словом демократия обозначаются и некий политический принцип, и разновидность политического режима, и определенная политическая культура, и, наконец, довольно неоднородный идеологический комплекс, даже некая мировоззренческая установка и жизненный стиль.

Разносторонность ценностного содержания демократии как понятия и как явления обеспечена не только постоянно менявшимися реалиями развития ее социально-политической, экономической, культурной, этнической да и вообще цивилизационной предметности и восприятий, но и различием в интерпретациях на основе целой системы ценностно-целевых и идеологически разнящихся политических течений-мировоззрений и соответствующих организаций-институтов. С одной стороны, демократия обладает «потенциалом политического мифа — самоочевидной исходной посылки», с другой — ее интерпретации объединяют как цивилизационные причины — основы развития самого явления, сопряженные с реальными возможностями и видами ее допустимых и недопустимых, эффективных и неэффективных проявлений со своими «плюсами» и «минусами», так и ее идеологические аспекты.

Более того, разнятся взгляды даже на одну и ту же демократию (т.е. на то, что обозначается данным понятием в рамках одной и той же политической системы с относительно стабильным развитием и устойчивым направлением). Так, видя в политической системе США изначально характерный, идеальный тип современной демократии, ученые в этой области далеко не сходятся во взглядах относительно определения американской демократии в ценностном измерении. Одно направление исследователей представляет А. де Токвиль — человек, открывший для себя американскую демократию и сделавший это открытие достоянием последующих поколений. Согласно Токвилю, американская модель демократии — безусловная ценность и перспективна в своем развитии. Сегодня позитивно-аналитические теории и исследования демократии (транзитология) составляют большую часть работ в этой сфере. И большинство работ подобного толка явно или контекстно подразумевает под относительно-достижимым идеалом демократии ее американский тип.

Однако следует выделить и другую группу теорий, в которых демократия представляется в негативном свете или, по крайней мере, оценивается скептически. Как правило, в подобных исследованиях объектом критики опять же становится американская демократия, как наиболее состоявшаяся модель. Характерный тому пример — труд известного американского ученого М. Паренти «Демократия для немногих». Само название этой книги говорит о несовпадении призвания демократии, ее понятийного значения как «народовластия», с тем, что она является ценностью лишь для немногих. М. Паренти, в частности, подвергает критике президентскую власть США, конгресс, конституцию («конституция для меньшинства»), всю законодательную систему, социальный сектор (здравоохранение, социальное обеспечение, образование), работу СМИ и т.д. Все они рассматриваются как выразители частных интересов правящей политической элиты и олигархов (зачастую объединенных) под прикрытием демократии. Позитивное значение подобного подхода заключается прежде всего в том, что не следует возводить в ранг политического идола ни одну идею, которая способна стать аргументом в пользу подчас противоположных действий. Под эгидой демократии можно принимать не только демократические, но и недемократические решения.

1. Перспективы демократии на постсоветском пространстве

Современную эпоху политических преобразований можно охарактеризовать как процесс перехода от авторитарно-тоталитарного к массовому политическому участию, ко все большему и активному включению широких слоев населения в процесс принятия решений. Терминологически это звучит как «партиципативное управление» или как «демократическая форма политического участия», когда основным политическим субъектом становится народ. Уже давно стало ясно, что народ не в состоянии управлять государством напрямую (мы пока опускаем вопрос о том, способен ли народ вообще управлять), и поэтому сегодня следует говорить лишь об одной, наиболее востребованной форме демократии — о представительной демократии.

Суть данной формы демократии заключается в том, что народ представлен во власти определенными малыми группами интересов или отдельными лицами, выступающими «от имени и во имя народа». Таким образом, в условиях представительной демократии политическая элита призвана быть не самостоятельным политическим субъектом, а своего рода посредником между политическим механизмом и гражданами. Этот механизм народ приводит в действие при помощи тех, кого избрал в качестве «мастеров», с целью удовлетворения собственных потребностей и интересов (выясняется, что наиболее общие и важные интересы как целостную систему можно защитить и осуществить именно и лишь при помощи политического механизма). Это, кроме всего прочего, означает, что во власть необходимо избирать «мастеров» собственного дела, способных не только управлять политическим механизмом, но и поддерживать его в работоспособном состоянии, заботиться о нем, следить за его сохранностью, стабильностью функционирования и т.д. В этом, в частности, заключается роль политических лидеров и участников.

Как видим, избрание отдельных людей во власть — вынужденное средство, иначе народ не смог бы организованно участвовать в управлении страной. Однако в таком случае возникает проблема возможности и методов контроля обществом тех, кого это общество избрало в качестве своих представителей, иначе «ищи ветра в поле».

Проблема контроля власти в демократических обществах проявляется в достаточно простых на первый взгляд способах, которые в реальности не так просто осуществить. Например, предполагается, что если депутат не оправдал доверия избирателей, то в следующий раз его не изберут. Данное положение достаточно логично, казалось бы, действительно, избиратель, мыслящий рационально, во второй раз не ошибется (как, например, в практическом маркетинге некачественный товар может быть приобретен одним и тем же покупателем всего один раз — он не склонен второй раз брать то, что однажды не оправдало его ожиданий).

Однако, как показывает опыт «новоиспеченных» демократий стран СНГ и как это ни парадоксально, наш избиратель действует несколько иначе, нежели рациональный покупатель, избирая во второй или даже в третий раз в парламент и на президентский пост тех, кому не доверяет, причем хронически. В результате во власть (в частности, в парламент) вновь и вновь попадают люди, дискредитировавшие себя, будучи депутатами прошлых созывов, во всяком случае, не проявившие себя как народные избранники и даже не пытавшиеся заслужить уважение своего электората. В конечном счете у избирателей возникает своеобразное привыкание к тому, что на телеэкране вновь и вновь появляются одни и те же лица, которые, казалось бы, после тех или иных дискредитирующих их событий не должны там больше появляться (предлагаем назвать данный феномен «эффектом Чубайса»). Люди просто перестают реагировать на это, в результате чего возникает ощущение, что политический выбор граждан, с одной стороны, а власть и управление, с другой — совершенно разные, независимые друг от друга явления.

Читайте также:  Страны граничащие с филиппинами

«Демократия» сегодня — один из основных терминов политической риторики, которому по частоте употребления (злоупотребления) уступают такие понятия, как терроризм, фашизм, мир, глобализация, интеграция и т. д. Демократия — наиболее веский аргумент в пользу проводимой политики, даже если она по сути вовсе не демократична. Как правило, широко распространенным, особенно в западной политологии и практической аргументации, риторическим средством такого обоснования является периодическое напоминание о недопустимости тоталитаризма в любых его проявлениях. В частности, в подобных случаях американцы и по сей день не забывают говорить о том, что нельзя допустить возрождения тоталитаризма (в его советском варианте). Механизм такого приема можно представить следующим образом: выбору демократического курса противопоставляется возврат к тоталитаризму как единственная существующая альтернатива (уже здесь видно явное несоответствие реалиям мировой политической жизни, где имеются промежуточные и альтернативные политические системы, подчас функционирующие достаточно эффективно). Итак, следуя общепринятой риторике, если необходимо сделать правильный выбор, то недопустимость тоталитаризма якобы указывает на неминуемый выбор — выбор демократии. Между тем, как видно из опыта большинства постсоветских государств, их отказ от тоталитаризма отнюдь не означает непосредственного прихода к демократии: не все то демократия, что не тоталитаризм [3, с. 58].

Очередной парадокс демократии в том, что даже самые демократичные процедуры голосования способны продуцировать недемократичных избранников во власть, вернее, этих недемократичных избранников продуцируют они сами, используя выработанные в демократических государствах и очень демократичные по своей форме механизмы формирования власти. Процедуры выборов — всеобщее свободное и справедливое голосование — принимают в наших постсоветских республиках наиболее демократичные формы, вплоть до прозрачных урн для голосования и маркерных пометок на пальцах голосующих, то есть простота и понятность политики в условиях демократии заменяется примитивизмом всех форм политического участия, в том числе на уровне элит. Несмотря на все эти демократические формы (формальности), в результате демократичных процедур у власти вновь и вновь оказываются люди, которых мы меньше всего хотели бы там видеть (да и вообще хотели бы видеть меньше всего).

Активное участие граждан в демонстрациях как части сценария «бархатных революций», особенно в «революции роз» в Грузии и «оранжевой революции» в Украине, могут стать сигналом того, что процедуры выборов в этих странах не служили демократии, не отвечали потребности общества в демократических лидерах и реформах, а ведь люди ходили на выборы, голосовали, надеялись — но все это оказалось лишь фикцией. Поэтому в данном контексте справедливо и обратное: публичные манифестации граждан, мобилизованных на смену власти, имели объективные причины, стали заменой дискредитировавшей себя системы выборов и поэтому могут считаться формой прямого демократического участия. К сожалению, по замечаниям экспертов и многих участников этих революций, их демократическое волеизъявление опять же было дискредитировано, так как не привело к существенному улучшению ситуации в социальной, экономической сферах, а лишь сменило одних представителей политической элиты на других.

Очередная особенность демократизации на постсоветском пространстве заключается в том, что в большинстве стран СНГ… у власти все еще находятся представители советской номенклатуры. Это еще один парадокс демократизации на постсоветском пространстве. Но еще более парадоксально то, что именно лидеры советской закалки нередко пользуются большей поддержкой избирателей, чем новоявленные либералы.

Этот феномен объясним с позиций политической культуры граждан стран СНГ, а она — прямой результат единой советской политической культуры с примесью национальных культур [3, с. 64]. К тому же на отношение граждан к политикам нередко влияет и обыденная бытовая культура (бытовизм), граничащая с политической безграмотностью.

В частности, устойчивость позиций советских номенклатурных лидеров в политических структурах республик Центральной Азии можно объяснить национальной культурой уважения к старшим в данных обществах, причем, следуя простой логике, чем старше человек, тем он более уважаем. В подобных условиях новоиспеченным демократам трудно конкурировать с такими опытными политиками советской закалки, как Нурсултан Назарбаев или Ислам Каримов. Если же говорить о наследниках уважаемых людей, то опять же уважение к ним определяется по принципу старшинства — от старшего ребенка (как в случае с Даригой Назарбаевой) к остальным. Соответственно, возможность перехода власти от родителей к детям (как и в весьма отдаленные времена) определяется возрастными критериями, то есть старший наследник имеет преимущества перед младшими.

Однако, если вести речь о приспособлении политиков к новым условиям демократии (о преобладающем большинстве политиков стран СНГ следует говорить именно в данных терминах), то следует ожидать, что они будут пытаться создать себе наиболее благоприятные условия «жизнедеятельности» в рамках тех общих требований, которые предъявляет им новая формальная система. Поэтому следует также ожидать, что наиболее вероятным способом осуществления политиками требований публичного контроля их деятельности окажется их постоянное желание ослабить интенсивность этого контроля «снизу», чего можно достичь путем манипулирования массовым сознанием.

Если принять за основу определение социального манипулирования как «системы способов идеологического и социально-психологического воздействия с целью изменения мышления и поведения людей вопреки их интересам», то следует вывод: необходимость публичного обоснования политиками принимаемых решений в результате адаптации старой политической элиты к новым условиям становится частью социально-политического манипулирования [9, с.11].

Следует отметить, что свободные альтернативные СМИ, действующие в демократических и демократизируемых государствах, вносят весомый вклад в выживаемость политиков — именно благодаря такой прессе правящие элиты в полной мере контролируют настроение общества. Поэтому запрещение властями деятельности некоторых альтернативных СМИ в ряде стран СНГ, создание препятствий в их работе — показатель недальновидности правящих элит, не осознающих всей ценности функционирования подобных рупоров гражданских настроений (прежде всего в интересах самих элит).

2. Россия и демократия: современное состояние

Демократия в России прошла через серию подъёмов и спадов. Первый подъём относится к ранней стадии феодализма, когда во многих городах Новгородской земли получила распространение прямая демократия, и в них важнейшие решения принимались на вече. В Русском царстве цари часто искали поддержки со стороны различных сословий, для чего существовалабоярская дума и созывались земские соборы. Реформы второй половины XIX века и начала XX века способствовали развитию земских, сословных, крестьянских, рабочих и общегосударственных выборных органов. Установившийся после революций и гражданской войны коммунистический режим имел внешние атрибуты народовластия, хотя фактически был авторитарным. В конце 1980-х и начале 1990-х были проведены масштабные демократические реформы. Большинство граждан в стране относится к демократии позитивно и видит в ней необходимость.

Распад СССР усугубил раскол среди российских политических элит. Между разобщёнными фракциями шла острая борьба, и отсутствовал консенсус по нормам и правилам политического поведения.

В начале 1990-х политический климат России характеризовался относительно высоким уровнем свободы личности, но также и противоречивым законодательством и низким уровнем правопорядка. В 1993 году противостояние между федеральной исполнительной и законодательной властью переросло в кризис, который Президент Б. Н. Ельцин разрешил силой, разогнав как Верховый Совет, так и Конституционный Суд. Некоторые политологи усмотрели в этих событиях признаки нелиберальной демократии. 12 декабря того же года была принята новая Конституция России, которая предоставила широкие полномочия Президенту. Вопреки тому, что Ельцин утратил популярность, он одержал победу на выборах в 1996 году.

По мнению доктора философских наук Ю. А. Красина, оказавшиеся у власти в 1990-е радикал-либералы попытались имитировать на российской почве западный образец либеральной модели демократии и этот эксперимент не удался, дискредитировав либерализм и идею демократии [8]. По мнению Красина, вскоре после возникновения «демократические институты власти оказались заложниками государственно бюрократических, олигархических и криминальных структур» и за демократическим фасадом политической системы в реальности оказались клановые интересы корпоративно организованной правящей элиты, радеющей в основном о собственном благополучии и наживе, а не о благе общества. Красин считает, что авторитарный откат 1990-х поставил российское общество на грань потери управляемости и распада, альтернативой чему стал курс на административное укрепление государственности в 2000-е годы [8].

При В. В. Путине были предприняты меры для приведения регионального законодательства в соответствие федеральному. В то же время, правящая группа стремилась к централизации власти и выдавливанию оппозиции из политического пространства.

Некоторые аналитики для описания сложившейся формы правления ввели термин «суверенная демократия», который несёт в себе заявку о соответствии системы определённым критериям народовластия и вместе с тем подчёркивает её отличие от либеральной демократии [7, с. 150]. По мнению сторонников суверенной демократии, в современных российских условиях распространённые в других странах механизмы защиты меньшинства и отдельных граждан от диктатуры большинства связаны с рисками для сохранения суверенитета государства и для осуществления политики в интересах всей нации [7, с. 150].

В настоящее время среди демократических ценностей наибольшую поддержку в России имеют свобода слова, массовой информации ивероисповедания; строгая законность; управление государством с участием всех граждан на равных основаниях. Более половины населения считает, что демократия России нужна, однако также распространено критическое отношение к её реализациям. Успешность демократических реформ связывается с функционированием государства и стабильной экономикой. В то же время подавляющее большинство населения не видит возможности влиять напринятие государственных решений. Вовлечённость в общественные организации также остаётся низкой [11].

Читайте также:  Составить туристический маршрут по странам европы

О необходимости отклика на изменившиеся настроения после выборов 2011 года заговорили и представители политической элиты, в VI Государственную Думу в начале 2012 года были внесены президентом Д. А. Медведевым законопроекты о возврате прямых выборов губернаторов, об упрощении регистрации политических партий и др. В политической теории внимание обратилось к институту общенародного референдума, возможностям современных сетевых технологий и др.

Становясь «образом жизни», демократия проникает во все поры социума и образует базисное основание всеобщей гражданственности, которая оказывает доминирующее влияние на политическое сознание и поведение людей, на институты власти и ее персональных носителей. Ключевым звеном механизма выявления публичного интереса и формирования общей воли становится публичная сфера — постоянно действующий форум общенационального дискурса, арена совместной деятельности граждан, направленной на достижение общих целей, несмотря на различия в статусе и воззрениях. В публичной сфере артикулируется многообразие частных интересов и мнений, из сопоставления, согласования и сопряжения которых сублимируются общие интересы и цели, определяющие содержание публичной политики. В этом качестве демократия способна обрести устойчивость в динамичном мире, стать фундаментом перманентного делиберативного процесса и оказывать определяющее влияние на политику государства.

Этот вывод подводит нас к проблемам демократии в России. Демократия здесь проходит лишь начальную фазу формирования. Однако страна втянута в процессы глобализации, и специфические проблемы становления российской демократии не могут быть решены в логике старых представлений. Их надлежит осмысливать в складывающейся системе координат современного понимания демократии. При этом новые идеи и опыт должны восприниматься через призму исторических и социокультурных особенностей России, ярко выраженной антиномичности ее общественно-политической жизни. Это обязывает к глубокому изучению российского общества во всем его своеобразии, с учетом исторически сложившихся традиций, политической культуры, народного менталитета. Только таким способом можно найти собственные пути и методы политического самоопределения. У нее свой коридор возможностей, определяющий свои способы становления демократии, ее российскую специфику.

В полной мере развитая демократическая система, конечно, подразумевает нечто гораздо большее, нежели просто систему регулярных выборов. Не удивительно, что пока еще такая система крайне неразвита в России. Поэтому создание условий для ее развития на национальном, региональном и местном уровнях должно быть главным предметом заботы при разработке любых проектов нового общественного договора. В то же время можно однозначно утверждать, что те элементы демократической политической системы, которые к настоящему времени уже внедрены в России, способствовали продвижению в сторону рыночной экономики. Наиболее ярким примером является само начало перехода к рыночной экономике. «Воля народа» привела к мирному падению коммунистической системы, а огромная народная поддержка позволила отказаться от плановой экономики и всеобъемлющего государственного контроля над экономической деятельностью. Несмотря на множество ошибок в выборе политики реформ, эта общественная поддержка помогала до сих пор сохранять демократическую Конституцию 1993 года (в которой, конечно, огромное число недостатков, но ее сохранение в нынешних условиях стало вопросом принципиальным). Приверженность (во всяком случае формальная) демократической риторике помогает сдерживать в какой-то мере автократические черты нынешнего правления, неоднократно проявлявшиеся как в подчинении государству средств массовой информации, так и в войне в Чечне и во многих других случаях.

Для того чтобы привести более конкретные примеры, можно взять историю с макроэкономической стабилизацией, которую администрация Ельцина неоднократно объявляла главным успехом своей реформаторской политики. На самом деле, как мы уже показали, это достижение не является бесспорным. Но оставляя этот вопрос в стороне, в контексте взаимодействия экономики и политики важно то, что макроэкономическая стабилизация стала возможной в силу использования демократического механизма принятия решений, а не в силу его игнорирования.

Нельзя с уверенностью сказать, что произойдет с демократией в мире и России в XXI веке и в более отдаленной перспективе. Адаптируется ли либеральная модель демократии к реальностям трансформирующегося социума? Или сменится сама парадигма политического правления? Произойдет ли демократическая конвергенция политических типов и форм власти или они диверсифицируются в многомерном «мире миров»? Ответы открыты для будущего и, следовательно, для более глубокого анализа наметившихся тенденций, для творческого поиска и дискуссий.

Подводя итоги исследованию, можно сделать следующие выводы. Перед российской демократией лежит долгий путь. На основе накопленного до настоящего времени опыта мы можем с уверенностью сказать, что нет признаков того, что развитие демократии отрицательно сказалось на скорости и темпах экономических реформ. Наоборот, когда якобы «реформаторское» правительство пыталось проталкивать собственную политику, либо пренебрегая мнением парламента, либо оказывая давление на него, результатом становился откат в переходе к рыночной экономике. Совершенно определенно российская демократия не была повинна в экономическом кризисе. На самом деле она помогла смягчить отрицательные последствия кризиса, которые могли бы иметь гораздо большую силу. Это случилось не только потому, что политические свободы являются своего рода компенсацией экономических трудностей, но и потому, что демократия содействовала (пусть даже и в самой малой степени) решению некоторых практических вопросов.

Современное состояние российской демократии не дает гарантии, что она сегодня или даже в обозримом будущем будет играть роль эффективной противодействующей силы господству групп влияния и тенденции к укоренению периферийного капитализма.

Главная надежда на то, что демократия может сыграть свою роль в экономических реформах в России, основывается на том факте, что только свободные политические дебаты и рост политической культуры рядовых граждан, равно как и развитие других демократических институтов, таких как независимый парламент и независимая судебная власть, политические партии и свободная пресса, гражданский контроль над спецслужбами, справедливые выборы, решительное отделение бизнеса от власти могут изменить нынешний опасный курс экономической политики. Это в интересах всех членов российского общества, включая долгосрочные интересы членов господствующих в настоящее время групп влияния. Таким образом, проблему в целом можно рассматривать как необходимость создания эффективного координационного механизма, а может решить эту проблему только развитие демократической системы со всеми обеспечивающими ее институтами, как это происходит в других промышленно развитых странах.

Список использованной литературы

1. Алексеева Л. М. История инакомыслия в СССР: Новейший период. — Вильнюс ; М.: Весть, 1992.

2. Арон Р. Демократия и тоталитаризм / Пер. с фр. Г. И. Семёнова. М.: Текст, 1993.

3. Баранов Н. А. Трансформации современной демократии: Учебное пособие. СПб.: Балт. гос. техн. ун-т, 2006.

4. Георгиев П. В. Политические идеалы русского либерализма и афинская демократия // Историческое знание: Теоретические основания и коммуникативные практики. — М, 2006. — С. 446—447.

5. Данканич С. А. Неравенство доходов населения: виды и последствия//Проблемы современной экономики. —2011. —№3 (39)

6. Захаров В. Ю. Абсолютизм и самодержавие: соотношение понятий // Знание. Понимание. Умение. — 2008. — № 6

7. Казанцев А. Суверенная демократия: противоречия и концепции // Политический журнал. — 2007. — № 7-8. —С.150—151.

8. Красин Ю.А. Демократия перед вызовами: модификация или смена парадигмы? Режим доступа http://www.isras.ru/files/File/ezhegodnik/2007/Demokratiya%20pered%20vizovami.pdf, дата доступа 11. 04. 2017.

9. Малаканова О. А., Олисова О. В. Что такое демократия?М., 2002.

10. Рогожников М. Что такое «суверенная демократия» // Эксперт. — 2005. —№ 43 (489).

11. Что важнее, демократия или порядок? Пресс-выпуск № 1469 ВЦИОМ от 12.04.2010

12. Шкаратан Г. И., Ястребов Г. А. Сравнительный анализ процессов социальной мобильности в СССР и современной России, Общественные науки и современность, 2011. —№2. — с.5-28

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Проблемы и перспективы демократического развития России. Демократия как одна из форм государственной власти (типов политического режима) и ее основные признаки. Национальная политическая модель демократии. Ближайшие перспективы российской демократии.

реферат [32,4 K], добавлен 24.07.2010

История развития демократии. Понятие, сущность, функции, разновидности и модели демократии. Роль демократии в реальной жизни и её будущее. Сравнительная характеристика демократии на Западе и в Российской Федерации. Перспективы развития демократии.

реферат [41,3 K], добавлен 09.01.2014

Эволюция значения и термина «демократия». Основные трактовки демократии. Современные теории демократии. Теория рыночной демократии. Теория социалистической демократии. Теория прямой (или идентитарной) демократии.

реферат [20,6 K], добавлен 28.06.2007

Содержание и генезис демократии в общественном развитии. Существующие определения демократии, ее принципы и установки в рамках разных определений. Содержание плюралистических и ценностных ее теорий. Перспективы современного развития демократии в РФ.

контрольная работа [37,7 K], добавлен 15.11.2013

Демократия: сущность, исторические формы. Вклад Лейпхарта в развитие теории демократии. Особенности демократического режима. Условия, необходимые для демократии. Последствия демократии по Р. Далю. Отличия российской демократии от классических образцов.

контрольная работа [28,0 K], добавлен 04.10.2010

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector