Меню

12 путешествий по ленинградской области анатолий аграфенин

12 путешествий по Ленинградской области. Путеводитель Текст

Те, кто искали эту книгу – читают

  • Объем: 530 стр. 301 иллюстрация
  • Жанр:п утеводители
  • Теги:Л енинградская область, т уризмРедактировать

В этой книге известный петербургский журналист рассказывает о незаслуженно забытых или вовсе незнакомых местах Ленинградской области, в которых можно сделать невероятные открытия и прекрасно отдохнуть. Путеводитель включает 12 маршрутов, рассчитанных на 1 день или выходные: старинные крепости Копорья и Ивангорода, монастыри вокруг Свири и Тихвина, церкви Подпорожья, средневековые Выборг и Приозерск, маленькая империя Павла I в Гатчине, руины дворцов в Ропше и Гостиницах, героическая Дорога жизни, сошедшие со страниц романов и повестей Выра и Рождествено и многое другое.

  • Возрастное ограничение: 0+
  • Дата выхода на ЛитРес: 28 июня 2016
  • Дата написания: 2016
  • Объем: 530 стр. 301 иллюстрация
  • ISBN: 978-5-9775-3328-7
  • Правообладатель: БХВ-Петербург
  • Оглавление

Цитаты 1

Варяжская – старейшая «действующая» улица в нашей стране. Впервые о ней упоминается в 1500 году, хотя археологи обнаружили на ней следы X и …

Варяжская – старейшая «действующая» улица в нашей стране. Впервые о ней упоминается в 1500 году, хотя археологи обнаружили на ней следы X и …

Источник

Текст книги «12 путешествий по Ленинградской области. Путеводитель»

Автор книги: Анатолий Аграфенин

Жанр: Путеводители, Справочники

Текущая страница: 14 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Дворцовый парк

Еще до возобновления музея в Большом Гатчинском дворце в 1985 году парк был излюбленным местом прогулок и отдыха жителей города и всех, кто сюда приезжал.

Парк занимает огромное пространство в центральной части Гатчины. По сути, это целый комплекс различных парков, объединенных в общее пространство.

И если смотреть на карту, то Большой дворец окажется лишь точкой среди зеленых насаждений, водоемов и причудливых сооружений.

Вплотную к дворцу примыкает 9 Собственный сад. Он предназначался для прогулок и обедов на свежем воздухе царской семьи. Сад украшают множество мраморных скульптур из Италии.

Павел ложился спать достаточно рано – в восемь вечера. Но и просыпался в пять утра. Летом он часто выходил по утрам из своего кабинета в одном халате и бродил мимо обнаженных мраморных дев.

Центром парка является Белое озеро. Оно образовано искусственно благодаря плотине, перегородившей сток природного Черного озера в речку Теплую, приток Ижоры.

Белое озеро достаточно обширно. На нем базировался даже «потешный флот» Павла, а на берегу были выстроены 27 Терраса-пристань и деревянное 29 Адмиралтейство.

На Белом озере несколько живописных островов, пройти на которые можно по мостикам.

По ажурным мостикам или на лодке можно попасть на Остров Любви, романтическое и уединенное место в самом сердце парка. Часто его называют тихим уголком Франции. Действительно, парк разбит во многом по подобию очень понравившихся Павлу и Марии Федоровне парков резиденций Людовика XVI, принимавшего молодоженов во время их свадебного путешествия в Европу. Украшением острова можно назвать 23 Павильон Венеры.

В разных уголках парка прогуливающихся по нему людей ожидают различные сюрпризы. То это памятники в честь победы русского воинства, как, например, 11 Чесменский обелиск. То причудливые купели, как 6 Восьмигранный колодец. То 26 Водный лабиринт. То павильоны и ворота. То вдруг, откуда не возьмись, за 24 порталом «Маска» возникает огромная поленница дров. Это павильон-шутка – Березовый домик. Снаружи он и вправду напоминает сложенную из березовых дров поленницу. Но внутри – роскошный зал с росписью, золоченой лепниной и обилием зеркал.

К дворцу примыкает еще один водоем – 10 Серебряное озеро. Именно к нему ведет подземный ход из дворца. Это природное озеро, наполняемое многочисленными хрустально-чистыми ключами. На дне лежит зеленоватая глина, придающая воде серебристо-изумрудный оттенок. Озеро поит Гатчину, поэтому оно обнесено забором.

Уникальность Серебряного озера еще в том, что оно, несмотря на свои небольшие размеры, невероятно глубокое – до 14 метров. Любопытно, что именно здесь в 1881 году прошла демонстрация Александру III одной из первых отечественных подводных лодок, разработанных конструктором-изобретателем Степаном Джевецким.

Степан Карлович соорудил макет на собственные деньги. Его подводный аппарат, приводимый в движение устройством, похожим на велосипед, одним человеком, предназначался для скрытого подхода к вражеским кораблям. Дальше подводник при помощи резиновых приспособлений, торчащих из корпуса и напоминающих рукава с перчатками, устанавливал магнитную мину к днищу, отплывал на безопасное расстояние и подрывал ее при помощи электрического запала.

Джевецкий создал несколько различных моделей субмарин. Только после показа императору было решено произвести 50 подводных аппаратов и распределить их по морским крепостям России.

В Гатчине ныне установлен макет подводной лодки Джевецкого – в сквере напротив Большого дворца, перед музеем авиационного двигателестроения.

Фото Алексея Пономарёва

Фото Алексея Пономарёва

Приоратский дворец

Гатчинский парк настолько велик, что по нему можно дойти до 2 Приоратского дворца – еще одного уникального памятника. Расстояние от императорской резиденции примерно километр. По пути придется пересечь довольно оживленную Киевскую улицу.

Дворец напоминает изящный альпийский замок. А строился он для приора – главы ордена Мальтийских рыцарей.

Великое Приорство

Свое свадебное путешествие после женитьбы на Марии Федоровне Павел провел с супругой во Франции, где был восхищен энергией молодого короля Людовика XVI. А в начале своего правления Людовик был хорош, он обещал всем то, что они хотели: дворянам – привилегии, ремесленникам – снижение налогов, купцам – свободу торговли, крестьянам – миллион урожайных лет… Он питал иллюзии, что реформы, просвещение, благосклонность подданных приведут Францию к процветанию. Людовик буквально окрылил Павла.

Утопические идеи и диссонанс между мечтаниями и действительностью привели Людовика на эшафот.

А когда известия о Великой Французской революции и казни его кумира Людовика дошли до Павла, наследник русского престола был в шоке. После коронации главный враг монархии для него был очевиден – это Франция и ее диктатор Наполеон.

Читайте также:  Путешествие жюля верна наутилус

Когда же французы захватили Мальту, а Мальтийский орден обратился за помощью к Павлу I, новый император, ни минуты не колеблясь, подписал Конвенцию, согласно которой в России создавалось «Великое Приорство». В конце концов, Павел стал Великим магистром Мальтийского ордена. И так увлекся, что даже не подумал о том, что, будучи православным царем, возглавил католическую клерикальную организацию. Собственно, это в последующем и послужило поводом разрыва отношения России с Орденом уже после гибели Павла.

В Европу Павел послал свою армию. Именно к этому времени относится знаменитый героический переход А. В. Суворова через Альпы. Поход не достиг своих целей – французскую армию

разгромить не удалось. Историки считают, что причиной тому – пассивность австрийских войск. Но благодаря вмешательству русских удалось отстоять независимость Швейцарии, которая вскоре стала признанной всеми нейтральной страной и больше никогда не участвовала в войнах. А подвиг Суворова и его солдат значительно возвеличили международный авторитет России.

Выдающийся российский военный теоретик Дмитрий Алексеевич Милютин писал:

«Неудачная эта кампания принесла русскому войску больше чести, чем самая блистательная победа».

Фридрих Энгельс заявил, что поход Суворова «был самым выдающимся из всех совершенный до этого времени альпийских переходов».

Даже противники отмечали героизм русских. Французский маршал Массена, узнав о кончине русского полководца вскоре после возвращения в Россию, воскликнул: «Я отдал бы все свои победы за один Швейцарский поход Суворова».

Пока армия преодолевала заснеженные перевалы, Павел завершил строительство Приоратского дворца.

Дворец не только изящен и великолепен. Он еще и построен за необычайно короткий срок и новаторским методом.

Строитель дворца Николай Львов использовал землебитную технологию. Слои спрессованного суглинка пропитывались известняковым раствором, в результате чего получались прочные и недорогостоящие блоки.

Перед строительством дворца в Гатчинском парке состоялась «презентация» новой технологии. Львов «отлил» угол здания и предложил испытать его на прочность всем желающим. Дамы пытались проткнуть стену зонтиками, офицеры старались разрушить палашами. Тщетно. Павел осмотрел сооружение и оценил по достоинству.

Старания Львова сэкономили казне немалую сумму. Согласно подсчетам, строительство землебитных стен обошлось в 2000 руб. Подобное же сооружение из камня стоило бы 25 000 руб…

Впрочем, мальтийские рыцари своей новой резиденцией никогда не пользовались.

С 2004 года здесь музей, который, конечно же, следует посетить во время пребывания в Гатчине.

Режим работы Приоратского дворца: с мая по сентябрь с 11:00 до 19:00, с октября по апрель с 10:00 до 18:00; выходной – первый вторник каждого месяца.

Легенды и исторические факты

С Приоратским дворцом связано несколько легенд. Одна из них гласит, что где-то существует тайный подземный ход, соединяющий Большой дворец с Приоратом.

А вот прелюбопытнейший исторический факт. В Приоратском дворце 12 октября 1799 года рыцари Мальтийского ордена передали своему новому Великому магистру – Павлу I три древние реликвии госпитальеров – частицу древа Креста Господня, Филермскую икону Божией Матери и десницу святого Иоанна Крестителя.

В память об этом событии установлен православный праздник – Перенесение из Мальты в Гатчину части Креста Господня.

К сожалению, реликвии, находившиеся в Павловском соборе города, были похищены при отступлении из Гатчины в 1919 году войск Юденича. Их вывезли в Эстонию, затем в Данию. В результате они оказались в Берлине. Но и оттуда исчезли накануне начала Второй мировой войны.

После долгих поисков они были обнаружены в ныне уже несуществующей Югославии. В настоящее время святыни хранятся в музее черногорского города Цетина.

Центр Гатчины

От Приоратского дворца хорошо видны купола Павловского кафедрального собора, главного храма города, построенного по приказу Николая I в середине 1850-х архитектором Романом Кузьминым. До собора от Приората около километра пешего пути.

Собор замыкает собой большую пешеходную улицу протяженностью также около километра. Сейчас улица называется Соборной, на ней расположилось множество кафе, ресторанов, магазинов. Ее украшение – двухэтажные дома, построенные в середине XIX века. Улицу также называют «малым Арбатом». И не случайно. Вдоль нее установлены фонари, такие же, как на московском Арбате.

«Малый Арбат» и Павловский кафедральный собор

Соборная улица упирается в проспект 25 Октября – главную трассу города, пересекающую его из одного конца в другой.

Вдоль проспекта 25 Октября можно увидеть Верстовые столбы, поставленные в 1795–1797 годах и отсчитывающие расстояние до Санкт-Петербурга через каждую версту – 1066,781 метра.

Если повернуть направо, можно по проспекту 25 Октября дойти до Ингербургских ворот, которые хорошо видны при въезде в город. В 1794 году Павел хотел построить крепость, защищающую въезд в Гатчину. Строения внутри крепости были каменными. В 1830 году некоторые из них переоборудовали в казармы. Вдоль проспекта 25 Октября они стоят и поныне. А поскольку они построены из красного кирпича, их называют Красными казармами.

На проспекте в 1825–1829 годах построили лютеранскую церковь Святого Николая, напоминающую средневековую.

На Красной улице, параллельной проспекту, в 1914 году архитектор А. А. Барышников возвел собор Покрова Пресвятой Богородицы. Этот храм в русско-византийском стиле считается самым большим в Ленинградской области. В советские годы в нем располагался склад. Сейчас собор реставрируется.

В доме на проспекте 25 Октября, 18 располагается Детский центр творчества. В нем находится Детский музей открытки, в котором представлены сотни открыток разных эпох.

Среди уникальных старинных зданий центра можно также отметить бывшее здание Сиротского приюта (проспект 25 Октября, 2), построенное в 1803 году. Инициатором создания приюта была уже к тому моменту вдовствующая императрица Мария Федоровна.

На улице Достоевского можно увидеть сохранившееся здание суконной фабрики, основанной Павлом для пошива формы солдатам «потешного войска».

На улице Хохлова, 6а, – шикарный дом в стиле ампир – бывший особняк Рождественского. Ныне здесь городской Дворец бракосочетания.

Читайте также:  Экскурсии для китайских групп

Тут же на улице Хохлова великолепный образец деревянного зодчества – старинный жилой дом.

В гостях у Щербова

Приоратский дворец стоит на улице Чкалова. На ней в разные годы жили знаменитый врач Сергей Петрович Боткин, летчик Петр Николаевич Нестеров. Их дома, к сожалению, не сохранились.

А вот дом летчика Валерия Чкалова, именем которого названа улица, сохранился. Только находится он на Красноармейском проспекте, практически напротив Большого дворца.

Наше возвращение на улицу Чкалова неслучайно. По ней стоит пройти в сторону Варшавского вокзала, от которого отходит улица Чехова. Буквально в ста метрах можно увидеть уникальное здание в стиле модерн. Это бывшая усадьба известнейшего карикатуриста начала XX века Павла Щербова.

Адрес: Ленинградская обл., г. Гатчина, ул. Чехова, 4.

Режим работы музея-усадьбы «Дом П. Е. Щербова»: с 10:00 до 17:00, выходной – понедельник.

Удивительно, все вокруг застроено типовыми многоэтажками, а владения художника стоят нетронутыми. Мало того, что сохранился дом. Целы хозяйственные постройки, колодец и даже ограда. Сейчас здесь музей, который обязательно следует посетить.

Музей-усадьба «Дом П. Е. Щербова»

Карикатуры П. Е. Щербова

Павел Егорович Щербов был виртуозным карикатуристом. Его работы узнаваемы. Многие из нас их знают еще с детства по учебникам истории, где они иллюстрировали эпоху первой русской революции и культурной жизни начала XX века.

Самой знаменитой карикатурой Щербова считается «Базар XX века», на которой изображено более 100 портретов известных скульпторов, художников, коллекционеров, издателей, меценатов и критиков России. Все они азартно торгуют своим «товаром» – творчеством. Таким образом Павел Егорович высмеивал «рыночный» подход к искусству.

Карикатуру по рекомендации Валентина Серова приобрела Третьяковская галерея.

Свой дом в Гатчине художник построил в 1901 году. До этого он много путешествовал по миру, поэтому интерьер украшали редкости, привезенные из многих стран. Близкими друзьями художника были и часто наведывались к нему в гости Максим Горький, Федор Шаляпин, Александр Куприн.

Куприн по примеру товарища даже купил себе в Гатчине дом неподалеку, где прожил почти десять лет. К сожалению, купринский дом не сохранился, хотя есть проекты его восстановления.

В отличие от Куприна и Шаляпина Щербов не иммигрировал после революции. Художник пережил огромную личную трагедию. Оба его сына погибли во время Первой мировой войны. После такой утраты Щербов уже не мог рисовать веселые картинки. Он устроился смотрителем в Гатчинский дворец, и жители города часто видели его одинокую фигуру в длинном плаще, печально идущую на работу или с работы…

Сейчас в доме Щеброва размещена не только экспозиция, рассказывающая о его жизни и творчестве, но и большой зал, в котором можно узнать очень многое о недворцовой истории Гатчины.

Здесь же большая экспозиция, посвященная гатчинским летчикам.

Аэродром

В 1862 году газета «Санкт-Петербургские губернские ведомости» сообщила о начавшихся работах по «выкорчевке пней в десяти рощах на учебном поле против Гатчинского дворца». Сначала Военное поле использовалось для полковых учений.

А осенью 1908 года во Францию командировали офицеров из Гатчины для изучения возможности использования авиации в армии. Эта командировка стала настоящим прорывом и открытием для русской армии. Офицеры вернулись в восторге от увиденных и пережитых новых ощущений. Оказалось, они принимали участие в полетах на аэроплане вместе с легендарным Вильбуром Райтом.

Пионер авиации не просто так катал по небу русских военных. Через них он предложил военному ведомству купить 10 аппаратов своей системы за 200 тыс. руб.

Русские генералы проявили дальновидность и подлинный патриотизм. В военном ведомстве твердо сказали: «Аэропланы братьев Райт не пригодны в армейском деле. Лучше мы выделим деньги на разработку собственных конструкций».

Казна дала деньги на постройку своих пяти аэропланов в мастерских парка офицерской Воздухоплавательной школы.

Для аэропланов Воздухоплавательный парк в Санкт-Петербурге не подходил. Полноценный аэродром решили строить в Гатчине на Военном поле.

К осени 1909 года Воздухоплавательный парк получил разрешение от Министерства императорского двора на устройство в Гатчине аэродрома для испытаний и полетов аэропланов. Вскоре на отведенном участке построили два ангара. Вокруг них вырос небольшой городок с мастерскими, бензохранилищем, импровизированной метеостанцией, служебными помещениями. Были четко обозначены взлетно-посадочная полоса и место для «катания» – обучения будущих пилотов рулению аэроплана на земле.

Россия очень быстро входила в эру авиации. В августе 1910 года состоялся первый выпуск Авиационного отдела Офицерской Воздухоплавательной школы. А за 1910–1916 годы удалось подготовить 342 летчика (269 офицеров и 73 нижних чинов).

На Гатчинском аэродроме проводилось не только обучение летчиков, но и испытание нового оборудования. В одном из ангаров размещалась мастерская Я. М. Гаккеля, где он работал над созданием самолетов собственной конструкции.

Среди знаменитых учеников гатчинской Офицерской Воздухоплавательной школы – поручик Петр Нестеров, основоположник высшего пилотажа. Свою знаменитую «мертвую петлю» он впервые исполнил на аэродроме под Киевом. Но по письмам видно, что уже в Гатчине он обдумывал самолетный кувырок в воздухе.

Нестеров погиб во время Первой мировой войны, совершив первый воздушный таран.

В Гатчине с 1926 по 1928 годы служил легендарный советский летчик Валерий Чкалов, командир экипажа самолета, совершившего в 1937 году первый беспосадочный перелет через Северный полюс из Москвы в Ванкувер.

После Великой Отечественной войны на Гатчинском аэродроме испытывались первые советские реактивные самолеты МиГи. Среди испытателей был еще один легендарный человек – будущий космонавт № 2 Герман Титов.

Сейчас гатчинский аэродром не действует. На его месте построен большой жилой микрорайон. Но и сегодня можно найти фрагмент взлетной полосы, на нее указывает памятник – воздвигнутый на постамент самолет МиГ-21.

Макет самолета, установленный в честь 100-летия первого отечественного военного аэродрома

Гатчина – один из интереснейших городов нашей страны. Побывав здесь однажды, вы снова захотите приехать сюда. И хочется верить, что заметите, как город преобразуется к лучшему, восстанавливая свое историческое наследие, осваивая новые горизонты.

Читайте также:  Англоязычные страны для путешествий

Крестьяне и господа

Фото Алексея Пономарёва

Как добраться

Общественным транспортом:

• из Санкт-Петербурга: от «Московская» в Санкт-Петербурге на автобусе № 100 до Гатчины;

• из Гатчины: на автобусе № 531 от ж/д вокзала «Гатчина – Варшавская»;

• из Сиверской: на автобусах №№ 121-Т, 500 и 502;

• из Санкт-Петербурга также регулярно организуются автобусные экскурсии.

На автомобиле: по Киевскому шоссе. Расстояние – 60 км от Санкт-Петербурга, 26 км – от Гачтины.

Общественным транспортом:

• из Санкт-Петербурга: от «Московская» в Санкт-Петербурге на автобусе № 100 до Гатчины;

• из Гатчины: на автобусе № 531 от ж/д вокзала «Гатчина – Варшавская»;

• из Сиверской: на автобусах №№ 121-Т, 500 и 502;

• из Санкт-Петербурга также регулярно организуются автобусные экскурсии.

На автомобиле: от Выры 3 км по Киевскому шоссе.

На общественном транспорте: от Сиверского на автобусе № 151.

На автомобиле: по Киевскому шоссе вернуться в сторону Гатчины. У поселка Никольского – в 9 км от села Рождествено следует повернуть направо и дальше проехать еще 5 км. У красивой деревянной церкви будет выезд в поселок Суйда.

На автомобиле: 5 км от Суйды.

«Поэт в России – больше чем поэт», – провозгласил Евгений Евтушенко. И все с этим согласились.

То же можно сказать обо всей русской литературе. Мы не просто читаем романы и повести. Литература в России – сама жизнь.

Это подтверждает и наше следующее путешествие. Мы познакомимся сразу с несколькими великолепными музеями. А ведь, если разобраться, они напрямую не связаны с нашими знаменитыми литераторами. Они не жили и не творили там. Но как сильны ассоциации! Их творчество коснулось этих мест.

За Гатчиной тянется узкая, но оживленная трасса. Не однажды отправляясь в дачную Лугу или Псков, Ригу, Минск или Киев, оказавшись за вяло плетущимся грузовиком или стареньким автобусом, путешественник подумает: отчего тут не расширить шоссе?

Но куда расширять? Деревни сменяют одна другую. Домики лепятся прямо к дороге. Если бросить взгляд, можно через окошко разглядеть, как хозяйка собирает на стол…

И вдруг среди похожих, как на подбор, одного роста и фасона домиков – не старых и не новых, не богатых, но и не развалюх, появляется большой старинный двор. Верстовой столб, каменная ограда с воротами, два приземистых здания в стиле начала позапрошлого века.

Все, кто хоть однажды ездил этой дорогой, знают: проезжаем Выру, старинную деревню, прославившуюся своим уникальным музеем – «Дом станционного смотрителя».

Можно даже на указатели не смотреть – местечко расположилось в 60 км от Санкт-Петербурга, 26 – от Гатчины. А когда-то, если верить верстовому столбу, до Северной столицы отсюда было 69 верст. Вот как за два века вырос мегаполис.

Дом станционного смотрителя. Верстовой столб

А как путешествовали два века назад? Во времена Пушкина ни машин, ни автобусов не было. Даже железную дорогу начали прокладывать только в 1837 году, уже после безвременной кончины поэта.

Но люди постоянно ездили. «По казенной надобности» в разные концы России, друг к другу в гости, к любимой бабушке в деревню, наконец.

Вариантов отправиться в путешествие было не так уж и много. Всего три. Первый и самый дорогой – нанять ямщика. Второй, также накладный и достаточно долгий – содержать свою кибитку, экипаж или карету и лошадей. Третий – отправиться в путь «на почтовых».

По всей России через определенный промежуток пути стояли станции, к которым мчались повозки с проезжающими. На станциях лошадей меняли, путник отдыхал и продолжал свой маршрут. Почтовые станции просуществовали до начала регулярного железнодорожного движения.

Вроде все просто. Но в царской крепостной России все было четко регламентировано. Желающие ехать на почтовых лошадях должны были получить подорожную. Что-то вроде билета, одновременно выполнявшего функцию командировочного удостоверения. Без подорожной нельзя было покидать место постоянного проживания. На въездах и выездах в города стояли караульные, которые проверяли подорожные всех проезжающих, отмечали их фамилии в специальный журнал и только после этого поднимали шлагбаум.

Подорожные проверяли и на станциях. В проездном документе отмечались не только фамилия, но и конечный пункт назначения. Цель поездки – казенная или личная. Звание или чин. Так что путник, отправляющийся в Псков, просто так свернуть в Новгород уже не мог.

По «казенной надобности» полагалась курьерская лошадь, по личной – почтовая. Ну, конечно, если вы не генерал. По чинам выдавали и лошадей. Генералу полагалось 20 лошадей. Зачем так много? Чем выше чин, тем больше слуг, сопровождающих в поездке. А вот титулярному советнику или какому-нибудь коллежскому секретарю полагалось не более трех лошадей.

За предоставление гужевого транспорта взималась плата – такса.

100 верст в день

Дороги на наших просторах всегда были плохи. Логично предположить, что приятнее всего путешествовать летом, когда солнышко светит и все цветет вокруг. Но в России благоприятнее зимы для путника времени года нет. Зимой под утрамбованным снегом дороги глаже и лучше.

Прекрасно понимая реальное состояние дорог, Министерство внутренних дел, к которому относилось почтовое ведомство, установило ограничение скорости: зимой до 12 верст в час, летом – до 10, осенью – до 8. Среднестатистический путешественник больше 100 верст в день преодолеть не мог. Правда, находились лихачи, которые за дополнительную взятку ямщикам ухитрялись преодолевать до 200 верст.

На станциях лошадей часто не хватало, поэтому нередко случались скандалы. Станционные смотрители слыли людьми грубыми, угрюмыми и корыстными. Конечно, генералам они перечить не смели, но какого-нибудь Хлестакова или тихую старушку могли заставить ждать лошадей очень долго, выманивая дополнительные к таксе взятки.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector